Острая психическая недостаточность

2 февраля 2004 10:00

Недавно в Федеральном суде Калининского района было рассмотрено дело по продлению срока принудительного лечения в специализированной психиатрической больнице с интенсивным наблюдением адвоката Рафаэля Усманова. Подобная процедура, как правило, носит исключительно формальный характер и возникла только после того как в России был принят закон о гарантиях прав граждан при оказании психиатрической помощи. Но это дело имеет несколько уникальных особенностей.



Во-первых, адвокатом Рафаэля Усманова является Карина Москаленко. Та самая, которая защищает Михаила Ходорковского. Именно ей находящийся за решеткой олигарх признался, что если выйдет из тюрьмы, то станет правозащитником. Во-вторых, Рафаэль Усманов этапирован на берега Невы из Магадана. И в-третьих, известный магаданский правозащитник был одним из немногих осмелившихся выступить против местного князька - губернатора Цветкова. Усманов пытался бороться за пост губернатора Магаданской области. Естественно, проиграл.
Окрыленный победой на выборах, Цветков подал на Усманова в суд, обвинив его в клевете (это не напоминает вам историю тяжбы г-жи Матвиенко с г-жой Марковой?). Дело тянулось долго. Правоохранительные органы, сознавая беспомощность собранной доказательной базы (в своей агитационной кампании правозащитник использовал документально подтвержденные факты), прибегли к давнему и хорошо испытанному еще в советские времена приему - психушке.
Необходимо отметить, что у магаданских властей неоднократно возникали сомнения в психическом здоровье Рафаэля Усманова. Вероятно, власть предержащие полагают, что бороться за элементарную справедливость и законность (а в ряде случаев это означает борьбу с властью) может лишь психически больной - настолько это бессмысленно (помните знаменитый диагноз «вялотекущая шизофрения» проф. Снежевского?). Так что Рафаэль Усманов проходил психиатрическую экспертизу пять раз. Все пять экспертиз признавали его вменяемым и дееспособным. Поэтому в вызове в ПНД он не увидел ничего особенного. Но на этот раз, к его удивлению, из кабинета главврача он был прямым ходом препровожден на отделение - госпитализирован. Психиатрическая экспертиза признала его невменяемым.
Состоявшийся вскоре после этого суд своим приговором, по сути, снял с Усманова обвинение в клевете на губернатора. Но одновременно с этим признал его нуждающимся в принудительном лечении в специализированной психиатрической больнице закрытого типа с интенсивным наблюдением. А такая у нас одна на всю Россию - в Санкт-Петербурге. На улице Лебедева.
В документах фигурирует еще одна весьма темная история. О том, что Усманов, раздобыв где-то газовый пистолет, переделанный под боевой, стрелял в заведующего отделением магаданской психиатрической больницы и ранил его в ногу. Правда, доказательная база этого обвинения строится исключительно на свидетельских показаниях сотрудников больницы. А ссылки на акты дактилоскопической и прочих экспертиз в обвинительном заключении почему-то отсутствуют. То ли правозащитник, доведенный до отчаяния, действительно тронулся и пошел на преступление? То ли магаданские психиатры предварительно довели его до состояния «сумеречного сознания», когда он уже не ведал, что творил? То ли имеет место прямой подлог - с целью упрятать в психушку человека, который грозился предать гласности многочисленные факты вопиющих нарушений властей Колымского края?
Никакой ясности в этом деле пока нет. Адвокат Усманова Карина Москаленко сообщила «Новой газете» лишь то, что в настоящее время она готовит документы, чтобы подать иск об отмене принудительного лечения своего подзащитного.

Алексей ВЛАДИМИРОВ