Чемодан, вокзал, питер...

2 февраля 2004 10:00

История о намерениях наделить северную столицу частью реальных столичных функций не раз обсуждалась на все лады, в том числе и в «Новой газете». На этот раз история, по всем канонам жанра, повторилась уже в виде фарса. 29 января стало известно, что Михаил Касьянов поручил Минфину, Минэкономразвития и Госстрою «проработать и представить до 15 марта 2004 года предварительный план мероприятий с финансово-экономическим обоснованием по возможному переводу высших органов судебной власти России в Санкт-Петербург». При этом, помимо Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов, на берега Невы вроде бы хотели переместить еще и Генпрокуратуру. Ну а уже на следующий день, 30 января, стало известно, что премьер свое поручение отозвал. А его пресс-служба заявила, что «вопрос о реальном переводе судов в Петербург не стоит». То ли это была ложная тревога, то ли - пробный шар с намерением выяснить реакцию заинтересованных сторон?



О том, что хорошо бы перевести в Петербург что-нибудь такое «столичное», говорят давно. Назывались то Министерство культуры, то парламент (при этом ходили упорные слухи, что на строительство комплекса зданий уже выделены гигантские деньги), то Министерство образования... Но разговоры так и остались разговорами. Владимир Яковлев, правда, всегда говорил, что из всех столичных функций он бы взял только Минфин, но, что называется, кто же ему даст...
Более серьезно к этой идее начали подходить после того, как осенью о возможной передаче функций заговорила уже Валентина Матвиенко. Тем более что она же изо всех сил старалась освободить «площадку» для переезда высших судов - здания Сената и Синода, где пока еще находится Российский государственный исторический архив.
Другая площадка - здание Всероссийского института растениеводства имени Вавилова - в данный момент федералам не по зубам: ВИР выиграл суд, признав незаконным правительственное решение о передаче своего здания Управлению делами президента. Что касается архива, то, как недавно сообщала «Новая газета», соответствующую жалобу Верховный суд просто отказался рассматривать. Видимо, чтобы не рубить сук, на котором он, возможно, собирается сидеть...
Но вопрос не только в том, найдут или не найдут подходящие здания для переезда. Вопрос в другом: надо ли искать?
Да, пространственное отделение «третьей», судебной власти от двух остальных встречается в мировой практике. В Германии правительство и парламент находятся в Бонне, а Федеральный конституционный суд - в Карлсруэ. Но таких примеров немного. Что касается России, то здесь перемещение высших судов в Петербург наталкивается на ряд очевидных препятствий.
Во-первых, надо изменить три федеральных конституционных закона, описывающих статус и полномочия указанных судов. Ведь в каждом из них написано, что соответствующий суд находится в Москве. А возможно, придется менять и саму Конституцию - чтобы напрямую записать в ней, что вообще можно куда-то переносить часть столичных функций. Понятно, что при нынешнем составе обеих палат российского парламента решение такого вопроса представляется чистой формальностью, но все же...
Во-вторых, далеко не все судейские согласятся переезжать, а заменить их другими, столь же квалифицированными людьми, не так-то просто. При этом, как уже заметил зампред Верховного суда Владимир Жуйков, если судья откажется переезжать в Санкт-Петербург, то, по действующему закону, это не может служить основанием для прекращения его полномочий
В-третьих, обустройство соответствующих зданий под судебные ведомства - недешевое мероприятие. Спецсвязь, оргтехника, мебель, ремонт потребуют немалых средств.
В-четвертых, перемещение в общей сложности более двух тысяч сотрудников - как судей, так и аппарата - это вам не шутка. А где селить будем? Строить новые дома? Нетрудно подсчитать, сколько денег на это уйдет. Побольше, чем на ремонт зданий...
Но этим расходы не ограничатся. Подавляющее большинство дел, рассматриваемых в высших судебных инстанциях страны, связано с действиями других высших органов власти - президента, правительства, парламента. И соответственно, требует частого общения с ними, а также присутствия их представителей на заседаниях. Придется им непрерывно путешествовать «меж Москвой и Ленинградом», как поется в песне Александра Городницкого. И естественно, платить за все это будем мы с вами, налогоплательщики, а не авторы идеи наделения Петербурга столичными функциями.
Кстати, и в самих высших судах к идее переезда на берега Невы относятся, мягко говоря, прохладно. «Ошибочным шагом, от которого никакой пользы» называет это Владимир Жуйков. «Переезд вызовет перерыв в работе высших судов как минимум на год», - заявляет зампред Конституционного суда Владимир Стрекозов. Другие источники в КС высказываются еще более резко, полагая, что единственная цель «петербургской инициативы» - украсть часть от тех огромных денег, которые будут выделены на переезд...
Проблема российской судебной власти - не в том, что из окон судейских кабинетов открывается вид не на Неву, а на Кремль. Ее проблема - в очевидном отсутствии независимости от высшей исполнительной власти. Которая к тому же решает все бытовые вопросы судей - начиная от наделения их квартирами и заканчивая обеспечением путевками для отдыха и служебными машинами. Да и назначаются судьи, если кто не помнит, либо президентом, либо по его представлению.
В этих условиях можно, конечно, верить, что принятие судами в большинстве случаев именно тех решений, в которых заинтересованы чиновники, является чистой случайностью. Но больше верится, что большинство судей (как и прокуроров) по старой традиции продолжают считать своей задачей не столько защиту законных интересов граждан от произвола власти, сколько защиту интересов власти от требований граждан. «Ваше величество, суд выносит приговоры, а не оказывает услуги» - это, к сожалению, не про нас...
Да, если бы высшие российские суды были тем более независимы от президентской администрации и правительства, чем на большем расстоянии они от них находятся, - никаких денег было бы не жалко, чтобы перевезти их не то что в Петербург, но даже и на Камчатку. Но вряд ли эта гипотеза справедлива. Хотя, может быть, надежнее был бы другой вариант - сразу перевести их в Страсбург? Ведь, судя по всему, в ближайшие годы все больше и больше решений отечественной Фемиды будет обжаловаться именно там - в Европейском суде по правам человека...

Борис ВИШНЕВСКИЙ