Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Регулируемый «Перекресток»
Фото: Антон Ваганов / Reuters

Регулируемый «Перекресток»

10 января 2018 10:38 / Общество

Прогремевший 27 декабря взрыв в супермаркете «Перекресток» на севере Петербурга расследуется как теракт. Предварительные итоги резонансного события заставляют в этом сомневаться.

В канун Нового года на Кондратьевском проспекте сработало самодельное взрывное устройство. От взрыва пострадали 18 человек. Шестеро провели в больницах все праздники, пятеро остаются там до сих пор. Следствие квалифицировало происшествие как попытку убийства двух и более человек, но через несколько часов президент Путин вдруг назвал это терактом. С тех пор его и расследуют как теракт. «Исламское государство» (запрещенное в РФ как террористическая организация) поспешило объявить, что это их теракт. А не чей-то там еще. Вскоре взяли и предполагаемого «террориста».

«Меня откинуло взрывной волной»

О происшествии в петербургском супермаркете первыми рассказали соцсети. «В «Перекрестке» на Кондратьевском, 44, от чего-то произошел взрыв (по первой версии очевидцев, взорвался газ), есть пострадавшие, сразу приехала полиция, много машин скорой и пожарных машин», — ​сообщала группа «ДТП и ЧП» в «ВКонтакте».

Пользователи соцсетей добавляли информации.

«Я к кассе подходила, вспомнила, что забыла кое-что, отхожу в обратную сторону, и взрыв произошел, паника началась, дети плачут, мужчина от боли кричит, нас через пожарную дверь выпустили».

«Взрыв был очень сильный, двери повыбивало, как я поняла, многие в крови были».

«Там все оцеплено, и людей не пускают. В районе 19.00 слышали взрыв. Думали, что бахнул салют, но по истечении трех минут за окном послышались звуки сирен: скорые, пожарные, полиция — ​очень много машин».

Фото: nac.gov.ru

Вскоре взрывотехники ФСБ установили, что «адская машинка» сработала в камерах хранения супермаркета. Ее мощность 200 граммов в тротиловом эквиваленте можно считать относительно небольшой для крупного супермаркета. Это, объясняют технари, примерно две гранаты. Но чтобы убить тех, кто окажется рядом с эпицентром взрыва, этого более чем достаточно. А камеры хранения, где злоумышленник спрятал взрывчатку, были расположены недалеко от касс. И был вечер предпраздничного дня.

К счастью, в момент взрыва людей в магазине собралось мало. Из всего помещения эвакуировали 50 человек. «Я еще подумала: как же мне повезло, удачно зашла в магазин. Купила сладкого к праздничному столу, у ребенка день рождения, и пошла на кассу, — ​цитирует одну из пострадавших петербургская «Фонтанка». — ​А теперь думаю, что могло и хуже закончиться, если бы народу было как обычно. Я стояла у кассы, лицом к камере хранения. Послышался глухой хлопок, и после короткой, очень короткой паузы я увидела прямо перед собой, на уровне глаз, бледно-голубую вспышку, — ​передает ее слова «Фонтанка», уточняя, что рост женщины — ​156 сантиметров. — ​Меня откинуло взрывной волной на пару метров. Я не падала, а летела спиной вперед. Отключилось все электричество. Мы выбирались в кромешной тьме. Ориентиром служили только голоса на улице».


Людей спасло и то, что взрывчатка, как потом выяснится, не была начинена поражающими элементами. Сначала пресса писала о разлетавшихся металлических гайках, но оказалось, что людей посекло осколками двери и металлическими обломками злополучных камер хранения.


С места происшествия скорые увезли девять человек, среди них была кассир «Перекрестка». Состояние одного пострадавшего, получившего осколочную рану живота, определили как тяжелое. Потом к медикам обратятся еще девять человек. Ударной волной разнесло вестибюль магазина, стеклянную дверь, потолок и собственно камеры хранения, оборвало вентиляционные трубы. Но главное — ​никто не погиб.

И Следственный комитет возбудил уголовное дело по статье о покушении на убийство двух и более лиц, совершенное общеопасным способом.

«Мочить в сортире»-2

В ночь на 28 декабря в прессе появились первые данные о предполагаемом подрывнике. По всей видимости, он вышел у супермаркета из маршрутки за полчаса до взрыва. И был зафиксирован камерами наблюдения. Мужчина со светло-серым, как видно на записи, рюкзаком покрутился у камер хранения, побродил по торговому залу, а через несколько минут уже выходил из «Перекрестка» без рюкзака. Пресса отмечала, что бороды у подозрительного гражданина нет, но внешность «неславянская». На кадрах с видеокамеры магазина лицо нельзя толком разглядеть, но слово это — ​«неславянская» — ​разнеслось моментально.

А утром 28 декабря в Москве, в семистах километрах от места взрыва, президент Путин встречался с воевавшими в Сирии офицерами — ​героями борьбы с мировым терроризмом. «Вчера в Санкт-Петербурге был совершен террористический акт, — ​объявил президент. — ​Я вчера дал указание директору Федеральной службы безопасности при работе с этими бандитами при их задержании действовать, разумеется, в рамках закона, только закона. Но при угрозе жизни и здоровью наших сотрудников, наших офицеров действовать решительно, в плен никого не брать, ликвидировать бандитов на месте».

Кадр из видео с камеры наблюдения магазина

Днем позже спохватилось «Исламское государство» (организация запрещена в России. – Ред.). И взяло на себя ответственность за взорванные в Петербурге камеры хранения и вентиляционные трубы. Дело о покушении на убийство двух и более лиц общеопасным способом стало делом о теракте.

В соцсетях, правда, появились скептические высказывания. «Началась предвыборная кампания одного из кандидатов, проверяйте подвалы на наличие мешков с сахаром (намек на историю 1999 года с гексогеном в Рязани. — Ред.)», — ​писал пользователь под ником Василий Шуйский. «Выборы новые — ​методы те же», — ​вторил ему некто Владимир Пригородов.

Заметим в скобках, что для наказания злоумышленника новая квалификация преступления большой роли не играет. И часть 2 статьи 105 Уголовного кодекса об убийстве, и статья 205 УК РФ — ​террористический акт, обе предполагают максимально возможное наказание — ​тюрьму пожизненно.

А потом стал вырисовываться и потрет «террориста».

Колбаса против экстрасенсов

На него следствие вышло в течение двух дней. Во время осмотра «Перекрестка» после взрыва на одной из полок оперативники нашли подозрительную колбасу. Подозрительную потому, что «вскрытую». В колбасу была вмонтирована флешка. Носитель вытащили из колбасы, вставили в компьютер и обнаружили там фотографию взрывного устройства и текст с угрозами в адрес… Нет, не магазина. А центра ДЭИР — ​«Дальнейшего энергоинформационного развития».

Оперативники посетили центр. И выяснили, что в день взрыва там тоже нашли приблудную флешку. И на ней были ровно такие же файлы — ​фотография взрывпакета и угрозы в адрес этого учреждения.

Такие центры есть в разных городах страны. В Петербурге он расположен аккурат рядом со злополучным «Перекрестком». На его сайте сказано, что в центре с помощью «последовательной системы» учат людей «навыкам энергоинформационного взаимодействия с миром». После курса слушателю «откроются истинные причины здоровья, болезни, поступков и человеческой судьбы», он «станет свободным от влияния великих энергетических паразитов, правящих остальными людьми и толкающих их на самоубийственные поступки». И так далее. Все это, разумеется, надо постигать не бесплатно, каждая ступень стоит от 9 до 11 тысяч рублей.

Фигурант дела о взрыве Дмитрий Лукьяненко // Фото: Объединенная пресс-служба судебной системы Санкт-Петербурга

По метаданным фотографии установили модель телефона, которым она была снята. Потом — ​номер. И, наконец, 30 декабря вышли на владельца аппарата — ​35-летнего (вполне «славянской внешности») Дмитрия Лукьяненко, жителя Красного Села (рабочая окраина Петербурга). С судимостью за незаконный оборот наркотиков в анамнезе и с регулярными визитами к районному психиатру. По информации «Фонтанки», больше ничем этот человек не примечателен: имеет старенький «Форд», живет с подругой. На допросе он сообщил, что взрывом хотел обратить внимание общества на ужасный ДЭИР — ​«секту экстрасенсов», которые изводили его и мучили. Чем именно экстрасенсы обидели его — ​пока неизвестно.

Вечером 31 декабря суд санкционировал арест Лукьяненко. И обвинение ему предъявлено все-таки по статье 205 УК РФ — ​террористический акт.