Дело о лесе засекретили

Дело о лесе засекретили

19 января 2018 10:19 / Общество

Министерство обороны вроде бы пытается отстоять свою собственность в арбитражном суде, но почему-то всегда проигрывает.

Сотрудник Смольного дежурный помощник губернатора Петербурга Юрий Мазго не хочет ломать незаконно построенный дом, который Ленинградский областной суд предписал снести еще летом (дело № 33-5976/2017). Вместо этого он с администрацией Всеволожского района и СНТ «Защита» двинулся в контрнаступление на государственную собственность.

Лучшая защита – нападение

Администрация района требует у Министерства обороны отдать ей около 850 гектаров (!) оборонных лесов Ржевского полигона (Новое Токсово). Юрий Мазго и председатель эмчеэсовского СНТ «Защита», бывший чиновник Сергей Атаманчук пристроились в процесс третьими лицами. У них требования поменьше. У Атаманчука – «всего-то» отобрать 34 га у Минобороны из этих 850 для «Защиты», тем более частично она их уже распродала, в том числе сотруднику дежурной службы аппарата губернатора СПб Юрию Мазго. У последнего желания совсем небольшие: посреди 34 гектаров, на которые претендует «Защита», есть и его 12 соток с домом. Если «Защита» легализует свой кусок, то и Мазго сможет легализовать свою дачу. И сносить не понадобится.

Дело № А56-55903/2014 в арбитражном суде одно из множества других, в которых Министерство обороны вроде бы пытается отстоять свой лес, но всегда проигрывает. В этом процессе шансов у него тоже немного, с учетом того, что по просьбе командующего ВМФ процесс засекретили (согласно материалам суда, попавшим-таки в «Новую», – по причине испытаний артиллерийских установок и робототехники, которые военные проводят на Ржевском полигоне). Вместо определений суда на сайте висят чистые листы. Когда активисты из Токсова пытались попасть на заседание, судья Н. В. Васильева их выдворила, сославшись на ту же секретность. В ответ на официальное заявление о включении жительницы Юлии Шамгуновой третьим лицом в процесс – отказала. Причем запретила ей присутствовать на рассмотрении ее собственного заявления. Выходит, быть в суде лицом, заинтересованным в отжатии государственной земли, можно. А заинтересованным против – ну никак нельзя.

Один из пикетов в защиту лесов от «Защиты»

Однако перед изгнанием из зала активисты оценили особенности взаимоотношений сторон в процессе. «Сергей Атаманчук вел себя так, как будто он самый главный, – рассказал «Новой» токсовский активист Дмитрий Сергеев. – И даже полковник из военной прокуратуры Западного военного округа сидел перед ним как курсант перед генералом. Он начал громко нам хамить – «проплаченные экологи» и т. д. – и требовать покинуть зал». Напомним, что перед уходом в отставку Атаманчук был начальником Управления МЧС по Выборгскому району СПб. Судя по пиетету, с которым военный ответчик относится к землевладельцам-истцам, дело уже решено в их пользу. А засекречено, чтобы общественность не мешала «отжиму».

Плакал ваш лес

850 га оборонного леса, которые желает присвоить администрация Всеволожского района, – это 11 участков площадью от 30 до 167 гектаров, расположенных в лесу вдоль озер Воякоярви, Кортелампи, Тинуксеньярви, Лобыньярви и далее на север вплоть до поселка Матокса. Существует второй, фиктивный слой учетных документов, согласно которым это уже не государственный лес в пользовании Минобороны, а сельскохозяйственная земля в ведении района, частично переданная в собственность или в аренду. Если добавить сюда еще несколько участков, которые фигурируют в других аналогичных процессах, то окажется, что весь лес с правой стороны дороги от Токсово до Матоксы давно оприходован. Часть участков район щедрой рукой пожаловал «Защите». Теперь задача – легализовать подарки, признав первый слой документов – о госсобственности – незаконным.

Собственно, легализация не столь уж важна: важно застолбить участки, построив там капитальные сооружения. Ведь известно, что незаконные постройки у нас никогда не сносят, даже по решениям судов. Дом Мазго – свежий пример. Поэтому везде, где к участкам существовал удобный подъезд, их старались поскорее перепродать и застроить. Так в 2016–17 годах были вырублены, нарезаны и распроданы большие лесные массивы вдоль шоссе Токсово – Матокса в районе озера Лассылампи. Рубки прошли и к северу от Лассылампи, вдоль западного берега озера Темное, на тех самых 34 га, которые получила «Защита» и где находится дом дежурного помощника губернатора. «Защита» сейчас пытается построить на придорожной части участка автозаправочную станцию. Во время расчистки участка грунт стекал в озеро Темное, отчего вода в нем превратилась в желтый мутный суп.


Там, где подъездов не было, Атаманчук самоуправно занялся строительством дорог. Самая большая из них связала его СНТ и участки на озере Воякоярви, Кортелампи и Тинуксеньярви.


Лишь усилия общественности не дали ему пробить выход на трассу Токсово – Матокса. В этом случае возник бы сквозной проезд к участкам на лесных озерах, и застройка их была бы делом времени. После нескольких месяцев силового противостояния строителей с жителями в октябре 2017 года Росприроднадзор и Комитет госэконадзора Ленинградской области с помощью бойцов СОБРа остановили стройку и изъяли строительную технику. Сейчас идет суд о взыскании с Атаманчука денежного штрафа, техника находится на штрафстоянке. Сотрудники Морозовского военного лесничества за десять лет составили несколько десятков актов о лесонарушениях на Ржевском полигоне. Все они легли под сукно в московском Департаменте имущественных отношений Минобороны. В ответ на обращения граждан и организаций оттуда приходят бодрые ответы, что министерство борется за сохранность оборонного леса.

Прорубленная через лесной массив дорога хорошо видна на спутниковом снимке

В декабре 2017 г. процесс по делу № А56-55903/2014 Министерством обороны был частично проигран. Суд постановил отдать «Защите» 34 га около шоссе (по остальным 820 га пока отказ). Решение в законную силу еще не вступило – обе стороны подали апелляцию. Теперь дом Мазго от легализации отделяет один шаг. Как сообщает Юлия Шамгунова, дом которой находится поблизости от театра военных действий: «Атаманчук опять пилит, в глубину леса. Приезжали лесничие, но они не находят смысла вмешиваться, ведь на акты никто не реагирует. На участке в 34 га активно строятся дома».



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close