Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
РЖД избавились от памятника, чтобы не платить за пожар
Фото: здание бывшей фабрики «Рихтер и Ко»

РЖД избавились от памятника, чтобы не платить за пожар

9 апреля 2018 10:28 / Общество

Пока железная дорога открещивается от собственности на объект культурного наследия «Фабрика Рихтера», охраняемые законом руины эпохи модерн, похоже, доживают последние дни.

Когда в начале марта «Новая» обратилась в областной комитет по культуре с вопросом, что делается для сохранения памятника в поселке Ульяновка (точнее, теперь от него остался лишь наружный фасад), чиновники сразу перевели стрелки на ОАО «РЖД». По информации комитета, именно железная дорога является собственником здания своей бывшей ведомственной больницы (закрылась в 1999-м), и именно РЖД, согласно закону 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия народов РФ», должны нести ответственность за его сохранность.

Футбол старыми кирпичами

Однако Октябрьская железная дорога немедленно парировала: нет, собственники не мы, а Ленинградская область! По убеждению ОЖД, в 2002 году здание взяла на свой баланс региональная казна. В доказательство в ведомстве привели постановление парламента Ленинградской области № 838 от 22.10.2002 «Об утверждении перечня объектов госсобственности, передаваемых в собственность Ленинградской области», где фигурирует и узловая больница станции Саблино Октябрьской железной дороги. «Новая» удивилась и вновь обратилась к региональным чиновникам. На сей раз ответ прислал Комитет по управлению государственным имуществом ЛО. Там заявили, что узловая больница в собственность Ленинградской области не передавалась.

Действительно, судя по тексту постановления ЗакСа ЛО, депутаты лишь предложили Министерству имущественных отношений РФ подготовить проект постановления Правительства РФ и направить его туда для принятия решения. Непонятно, на каком этапе процесс застопорился, но соответствующего постановления правительства так и не вышло.


На вопрос о нынешнем собственнике КУГИ ЛО прямо отвечать не стал, а остроумно предложил «обратиться за более подробными разъяснениями к учредителям, данные о которых представлены в системе ЕГРЮЛ».


Что ж, мы полезли в базу. Оказалось, что юрлицо «Узловая больница станции Саблино» зарегистрировано администрацией Тосненского района в 1995 году, а в 2015-м ликвидировано. Его учредителями являлись Министерство путей сообщения РФ и Врачебно-санитарная служба ОЖД. Обе организации ныне не существуют, о чем КУГИ, несомненно, хорошо известно. МПС было упразднено в 2004 году, и его функции по управлению железнодорожным имуществом переданы ОАО «РЖД». «Врачебно-санитарной службы» в списках подведомственных организаций ни у РЖД, ни у ОЖД не значится. Указанный в карточке больницы ИНН службы в базе ЕГРЮЛ выскакивает как некорректный. Впрочем, тут нет смысла заниматься расследованием: правопреемником обеих организаций являются РЖД. А они заявили, как мы помним, что никогда не владели зданием. Все, круг замкнулся.

Означает ли это, что памятник завис в воздухе во время перелета от одного ведомства в другое? И имело ли право Министерство путей сообщения РФ выкинуть обременительный объект в никуда, без принятия его новым собственником? Выяснилось, что, конечно же, нет. Этого и не было. После ликвидации МПС бывшая больница по-прежнему оставалось в структуре РЖД.

Скорее всего, считать по-другому железнодорожники начали не раньше 2006 года, после того как в бесхозном здании случился пожар. В результате пожара обвалилась кровля и часть стен, и владеть памятником стало слишком обременительно. Обратившись в администрацию Ульяновского городского поселения, «Новая» узнала, что муниципалы с 2001 по 2006 год вели переписку с ТУ Росимущества о передаче здания на баланс поселения. «Но всякий раз мы получали отказ, так как комплекс зданий был закреплен на праве оперативного управления за Октябрьской железной дорогой», говорится в письме от 2006 года главы Ульяновского МО Виктора Чиркова. Как подчеркивает нынешний глава администрации поселения Константин Комалетдинов, «именно в период управления объектом структурой РЖД в здании произошел пожар с последующим его неизбежным разрушением и приведением в то катастрофическое состояние, в котором оно находится сейчас».

В апреле 2006 года Росимущество внезапно согласилось передать руины поселению и предложило «в возможно короткий срок представить в ТУ необходимые для принятия решения документы». Простое сопоставление событий показывает, что изменение позиции Росимущества связано с тем, что прежний собственник решил избавиться от пепелища. Однако если реставрировать руины оказалось накладно для РЖД, то для поселения это было бы бюджетной катастрофой. И от «щедрого» предложения пришлось отказаться. «Для восстановления комплекса необходимы огромные средства, который Ульяновское ГП не имеет, – ответил Росимуществу Чирков. – Считаем, что объект должен быть восстановлен на средства бывшего балансосодержателя, и затем мы готовы принять его в муниципальную собственность».

Изменили прошлое

Похоже, в этом и кроется причина упорного отступничества РЖД. Так как пожар случился в период его владения объектом, нести ответственность за халатность (да, ибо здание никем не охранялось и внутри жили бомжи) и оплачивать восстановление обязаны именно РЖД. Именно поэтому они решили не просто передать здание, а отказаться от него задним числом, заявив, что никогда такого в активе и не было! Учитывая, что у РЖД огромная юридическая служба и что в период реорганизации действительно бывали нестыковки, сделать это не составило труда.


И вот из-за отсутствия пары запятых в документах РЖД удалось изменить прошлое, сделав так, что здание больницы якобы никогда им не принадлежало.


Вплоть до того, что, как услышали мы в устном разговоре с пресс-службой ОЖД, «неизвестно, было ли оно у нас на балансе в советское время». Начальник службы корпоративных коммуникаций ОЖД Дмитрий Туринский заявил, что данный объект «не вносился в уставной капитал ОАО «РЖД» и не регистрировался в собственность компании. Но он и не должен был регистрироваться, если по умолчанию он и так там был. И арбитражный суд, скорее всего, с этим бы согласился.

Однако для этого нужно было подать в суд. И Комитет по культуре, во исполнение своих обязанностей по надзору за состоянием памятника (тот же 73-ФЗ), был не только вправе, но обязан это сделать. Однако, опять же учитывая юридическую мощь РЖД, был серьезный риск проиграть из-за тех же двух запятых. Поэтому на вопрос «Новой», намерен ли комитет обращаться в суд с иском против РЖД, был получен «никакой» ответ: «Комитет проводит мониторинг состояния объекта. После проведения полного комплекса мероприятий по обязанию собственника к выполнению требований по сохранению и содержанию объекта комитет вправе обратиться в суд». Интересно, в чем состоит мониторинг, если здание разрушилось еще в 2006-м? Похоже, после возникновения резонанса вокруг темы комитет и вовсе решил подстраховаться. 3 апреля в репортаже телеканала «Культура» чиновники комитета уже «вообще не представляют, кто является собственником и должен ухаживать за памятником архитектуры». А ведь еще месяц назад прекрасно представляли кто.

В сухом остатке имеем следующее: РЖД должны понести ответственность за неисполнение своих обязательств по сохранению памятника, а Комитет по культуре – за то, что в течение 11 лет не удосужился хотя бы установить собственника объекта. Теперь слово за прокуратурой – жители Ульяновки направили туда обращение три недели назад. Правда, Тосненская прокуратура уже перебросила его в Транспортную. Тоже, выходит, не хочет связываться с РЖД?