Деньги потрачены, а в заказниках хоть трава не расти
Фото: Застройка на территории нацпарка «Ладожские шхеры» // Ирина Андрианова

Деньги потрачены, а в заказниках хоть трава не расти

18 апреля 2018 08:58 / Экология

Комитет по природным ресурсам Ленобласти израсходовал 6 млн рублей на проекты 17 новых заказников, ни один из которых так и не создан.

Для создания особо охраняемой природной территории (ООПТ) требуется проект: как ни парадоксально, но, чтобы ввести мораторий на застройку и вырубку, нужно еще доказать, что он полезен и… не повредит природе. Проекты в заповедном деле называются материалами комплексного экологического обследования территории (МКЭО), их выполняют ботаники, зоологи, дендрологи, гидрологи, экологи и т. д. Естественно, такие проекты стоят немалых денег, в абсолютном большинстве случаев – бюджетных. Единственный проект, выполненный на деньги общественности – для ООПТ Токсовские леса и озера в 2014 году, – так и не стал прецедентом, потому что заказник тоже до сих пор не создан.

На сегодня потрачено не менее шести миллионов бюджетных средств на проекты ООПТ, которые заказывал сам комитет. Согласно публичной информации с сайта госзакупок, в течение 2013–2017 годов в КПР было проведено комплексное экологическое обследование планируемых заказников.

  1. Термоловский, Долина реки Смородинка, Морье, Приневский, 2013 г.
  2. Приграничный, 2014 г.
  3. Южное Приладожье, Можжевеловые сообщества Шурягский нос, 2014 г. (сумма 750 тыс. руб.)
  4. Гогланд, 2014 г. (350 тыс.)
  5. Карельский лес, Кузнечное, 2015 г. (580 тыс.)
  6. Ивинский разлив, 2015 г. (600 тыс.)
  7. Поддубно-Кусегский, 2015 г. (710 тыс.)
  8. Медный Завод – р. Черная, Ямницкая чисть, 2015 г. (530 тыс.)
  9. Ящера-Лемовжа, 2015 г. (395 тыс.),
  10. Старовозрастные леса верховьев р. Колпь, 2016 г. (560 тыс.)
  11. Ижорские ельники, 2016 г. (530 тыс. руб.)

Но ни один из этих заказников до сих пор не создан. Более того, в 2017-м – в Год экологии – в Ленинградской области не появилось вообще не одной новой особо охраняемой природной территории. Между тем такие проекты в современных российских условиях – продукт скоропортящийся. И затягивание создания заказников на 3–5 лет чревато тем, что в итоге они будут созданы в сильно урезанном виде либо не созданы совсем. Классический пример – появившийся (наконец-то!) в конце прошлого года федеральный национальный парк «Ладожские шхеры», создание которого длилось около 20 лет, в течение которых сменилось три (!) проекта. И все три – за бюджетные деньги. Самый последний, изготовленный в 2009 году, к моменту фактического создания тоже успел устареть и нуждался в корректировке. Многие территории лесного фонда, входившие в нацпарк, оказались по факту либо уже вырублены, либо переданы в аренду под лесозаготовки.

Еще хуже сложилась судьба участков, которые на бумаге значились землями сельхозназначения, хотя по факту были лесом (неизвестно, насколько законно, но такие участки оказались даже на островах). В течение 2010-х годов эти участки бурно распродавались правительством Карелии и муниципалитетами под частную застройку. В итоге, когда общественность все-таки добилась от Правительства РФ постановления о создании нацпарка (в качестве подарка к уходящему Году экологии), он оказался похожим на решето. Из прежнего проекта пришлось вырезать многочисленные участки, ставшие частными. Несомненно, в ближайшее время они будут застроены. И все это цена медлительности чиновников. К сожалению, такой способ сохранения территории, как резервирование земель под будущую ООПТ, ни в Ленинградской области, ни в Карелии на практике не применяется.

Все идет по плану, один уже выбросили

В комитете наши опасения по поводу напрасно выброшенных денег опровергли. Как сообщил зампредседателя Константин Остриков, в случае «изменения природных и иных характеристик» территорий повторного обследования не потребуется: «В этом случае ЛОГКУ «Ленобллес» вправе самостоятельно доработать МКЭО без привлечения бюджетных средств». Но ведь это потребует дополнительного времени. А самое главное: появившиеся за несколько лет свежевыделенные земельные участки «Ленобллес» тоже сам ликвидирует? И дома снесет? И вырубленный старовозрастной лес посадит? «Изменения природных и иных характеристик» в большинстве случаев носят необратимый характер. Дело тут не только в деньгах, а в том, что спустя некоторое время объективно охранять станет нечего.

В целом нас заверили, что в «Ленинградской области осуществляется плановая работа по созданию ООПТ регионального значения». Но в то же время подчеркнули, что создание ООПТ является не обязанностью, а лишь правом Комитета по природным ресурсам. Все это так, но если деньги уже потрачены, то, на наш взгляд, право превращается в обязанность. Однако, когда же будут созданы 17 подвисших ООПТ, в комитете сказать не смогли. По словам Острикова, раз сроки не установлены законом, работы по созданию заказников начинаются, только когда проекты, прошедшие госэкспертизу, приходят из «Ленобллеса» в комитет.

Фото: Ирина Андрианова

Заметим, что отдел, отвечающий за экспертизу, входит в структуру Комитета по природным ресурсам (равно как и «Ленобллес»), и уставной срок ее проведения – не более трех месяцев. В качестве примера Остриков приводит заказник Ивинский разлив: оказывается, он не был создан в прошлом году именно потому, что проект пришлось подавать на экспертизу дважды. В первый раз заключение ГЭЭ было отрицательным, и лишь после доработки удалось получить положительное заключение. Вроде как сейчас Ивинский разлив вышел на финишную прямую: ведется работа по подготовке проекта постановления правительства ЛО о его создании. Но по нашей информации, проблемы с ГЭЭ случились по вине самого комитета: экоактивисты выяснили, что уже на этапе экспертизы схема мест обитания охраняемых видов на территории была изменена, причем в пользу деятельности лесозаготовителя, которому она передана в аренду. Именно из-за скандала, связанного с подлогом, проект не прошел первую экспертизу.

Оказалось, что даже факт передачи из «Ленобллеса» в комитет проектов, прошедших экспертизу, вовсе не гарантирует создания по ним заказников! Комитет нам об этом решил не писать (чтоб не огорчать, видимо), а вот в Ленинградской областной прокуратуре, куда «Новая» также обратилась за разъяснениями, тайну выдали. Выяснилось, что в прошлом году «Ленобллес» передал в комитет проекты заказников Кузнечное и Поддубно-Кусегский. Бог с ним, что проекты были выполнены еще в 2015-м. Главное, что «по результатам рассмотрения комитетом было принято решение о нецелесообразности создания Кузнечного и о подготовке предложения о его исключении из Схемы территориального планирования Ленинградской области»!

Территория заказника является фактически продолжением нацпарка «Ладожские шхеры» в Ленинградской области. Согласно материалам проекта, она «представляет собой большую научную и природоохранную ценность, обусловленную (…) наличием местонахождений большого количества видов растений, животных и грибов, включенных в Красные книги Российской Федерации и Красную книгу природы Ленинградской области». Почему же ее решили выкинуть, причем через два года после изготовления проекта? По неофициальной информации, создание ООПТ перешло дорогу бизнес-интересам одного форелеводческого хозяйства на ладожском берегу.

А второй – урезали

Одной из «уважительных» причин, по которой в Год экологии не было создано ни одной ООПТ, в комитете назвали необходимость работы по изменению существующего заказника Кургальский. Однако любому человеку, знакомому с проблематикой, известно, что гордиться здесь нечем: прошлогодняя история с Кургальским – пример не расширения, а сокращения системы ООПТ Ленинградской области. Одновременно с формальным увеличением площади было изменено зонирование, в результате чего Газпром получил право проложить по его территории газопровод «Северный поток – 2».


Несмотря на отрицательное заключение общественной экологической экспертизы и наличие альтернативных маршрутов прокладки трубы, чиновники сделали все, чтобы протолкнуть единственный вариант, выгодный инвестору.


Гринпис пытался оспорить изменения в суде, но, к сожалению, проиграл. Получается, что в Год экологии в комитете отодвинули всю застоявшуюся очередь из 17 несозданных заказников и занялись – в угоду проекту Газпрома – переделкой схемы Кургальского. Да еще и гордятся этим.

В своем ответе прокуратура «порадовала» нас еще и тем, что девять самых старых проектов, созданных с 2013 по 2015 год, в комитет из «Ленобллеса» вообще еще не поступали. Поступали только более свежие. О старых решили вообще забыть?

Получается, что на фоне многочисленных ритуальных мероприятий и бодрых отчетов КПР в Год экологии не было сделано ничего, действительно значимого для охраны природы. А в случае с Кургальским и Кузнечным – сделано как раз противоположное. Кроме того, крайне непрозрачным оказывается сам процесс создания ООПТ. Деньги на проекты расходуются, после чего многие из них просто навсегда кладутся на полку.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close