Нет шапки – нет дела
Фото: Элина Полянина

Нет шапки – нет дела

22 июня 2018 16:48 / Судебная хроника

Суд разрешил СК не расследовать пытки антифашиста Филинкова.

19 июня Дзержинский районный суд Петербурга продлил арест фигурантов нашумевшего дела «Сети» еще на четыре месяца. 21 июня гарнизонный военный суд города на Неве остался непреклонен к жалобе адвоката одного из «пензенских террористов» Виктора Филинкова – тот оспаривал отказ Следственного комитета возбуждать уголовное дело по факту применения к задержанному физического насилия.

«Фото- и видеосъемка, а также аудиозапись заседания сегодня запрещены», – сообщает секретарь суда журналистам. «Как, даже диктофонная запись?! Но ведь это разрешено законом!» – возмущаются те. В итоге на столе рядом с микрофоном адвоката остается несколько устройств. Вместо подсудимого и конвоя в зал входит сотрудник суда с пультом от телевизора – Филинков будет присутствовать на заседании по видеосвязи.

Речь адвоката Виталия Черкасова отняла у суда больше часа.


Он подробно перечисляет все спорные эпизоды дела: Виктора Филинкова не направили на судебно-медицинскую экспертизу; салон служебного автомобиля ФСБ, в котором находился задержанный антифашист, не осмотрели на предмет следов крови или борьбы; не нашли шапку, на которой тоже могли остаться какие-либо следы; наконец, следователь никак не исследовал показания самого Филинкова.


«Мы полагали, что следователи, которые проводили первичную проверку, обладают и профессиональными качествами, и знаниями для того, чтобы без нашей подсказки предпринять все необходимые меры, – продолжает Черкасов. – Однако, когда мы получили отказ о возбуждении уголовного дела по этому поводу и одновременно с отказом – доступ к материалам проверки […], их анализ показал, что следователь Валентов не предпринял никаких мер для обследования телесных повреждений моего доверителя».

Из всего, о чем говорит адвокат, судья Федор Зайцев дольше всего задерживается на исчезнувшей шапке:
– Товарищ Филинков, вы указываете, что не были предприняты меры по изъятию шапки со следами крови. А шапка-то у вас где?
– Я ее лишился, находясь в СИЗО-6.
– А вы кому-то об этом рассказывали? Интервью, интернет, может быть, пишет, а?
– Только то, что она упала в мусорное ведро и впоследствии я ее лишился.
– А в интернете я про вас читал совсем другое.

(Однозначно сказать о том, куда пропала эта возможная улика, Виктор Филинков не может: либо утеряна в СИЗО или по дороге туда, либо изъята. Однако ранее антифашист говорил в СМИ, что ему удалось как-то сохранить часть шапки, где остались следы крови. – Авт.).

В перерыве, воспользовавшись тем, что приставы забыли отключить видеосвязь, журналисты начинают общаться с задержанным. На вопрос об условиях содержания под арестом он готов отвечать долго: «Очень маленькие камеры, по восемь квадратных метров. Душно и холодно одновременно, простужен и не могу выздороветь. Исключительно холодная вода». Однако, по словам Филинкова, с медиками он все-таки пересекается: «Врач диагностировал мне остеохондроз, но второй матрас мне все равно не выдают, а они тут очень тонкие».

В зал спешно возвращается секретарь и выключает звук телевизора: «Общаться с подсудимым никто не разрешал». Собравшиеся дружно желают Виктору держаться. Тот показывает вскинутый вверх кулак.

Фото: Элина Полянина

После двухчасовой паузы суд определяет: в жалобе адвоката Черкасова отказать. Из зала раздается женский возглас: «Позор суду!» – и в ответ строгое: «Женщина, вы в своем уме, вы где находитесь?!»

Ранее в разговоре с «Новой» Виктор Черкасов уже сомневался в успехе своей жалобы: «Нарушения норм закона настолько серьезны, что в обычном деле суд встал бы на нашу сторону, тем более для суда это ничем бы не грозило – сколько повторных проверок регулярно проводится по таким поводам? Но данное дело резонансное, оно ведется органами ФСБ, поэтому тут делать какие-то дальнейшие прогнозы себе дороже».