Частично реабилитированный
Фото: Александр Эйвазов в суде // Сергей Сатановский

Частично реабилитированный

5 июля 2018 19:47 / Судебная хроника

С бывшего секретаря суда Александра Эйвазова сняли обвинения в клевете.

В Калининском районном суде завершились прения по делу Александра Эйвазова, которого обвиняют во вмешательство в правосудие. На предпоследнем заседании 5 июля прозвучали доводы защиты и обвинения, а подсудимый от последнего слова отказался.

Александр Эйвазов попал в СИЗО летом прошлого года. Возбуждением уголовного дела завершилась многомесячная борьба молодого секретаря Октябрьского районного суда против своей бывшей начальницы судьи Ирины Керро. Под ее руководством выпускник Российской академии народного хозяйства проработал всего ничего: с 31 октября по 29 декабря 2016 года.

15 ноября Александр был секретарем на заседании по уголовному делу о мошенничестве против муниципального депутата Тимофея Кунгурова. В ходе заседаний выяснилось, что секретарь Эйвазов ушел на больничный, оставив для судьи Керро проект протокола заседания. После болезни он уехал в учебный отпуск, а потом снова заболел. Все это время протокол по делу Кунгурова оставался без подписи.

29 декабря молодой человек уволился по собственному желанию и написал на имя председателя Верховного суда жалобу, где сообщал о нарушениях Керро норм Трудового кодекса, УПК и Кодекса судейской этики. Позднее выяснилось, что Александр записывал на диктофон разговоры со своей начальницей и другими сотрудниками суда. Так, под запись произошла беседа Эйвазова с зампредом суда Эльвирой Вайтекунас, которая явилась к нему домой в январе (то есть после его увольнения) и три часа уговаривала поставить подпись под протоколом. Расписываться задним числом Эйвазов отказался, заявив, что это нарушение закона, и создал группу в свою поддержку ВКонтакте, куда загружал тайные записи бесед и свои жалобы на Керро в разные инстанции. В конце концов Эйвазова задержали по подозрению во вмешательстве в правосудие (ч. 3 ст. 294 УК РФ) и клевете в отношении судьи (ч. 3 ст. 298 УК РФ).

На суде обвинение поддерживало версию следствия о том, что Эйвазов отказался подписывать протокол, «желая наступления неблагоприятных последствий для судьи Керро», к которой он якобы испытывал неприязнь, «создав препятствия для осуществления судом правосудия». Кроме того, по мнению прокурора, протокол остался без подписи секретаря не случайно – этому могли поспособствовать представители Кунгурова, желавшие замедлить ход процесса. Тем не менее судья по делу о покушении Кунгурова на мошенничество не придал значения отсутствующей секретарской подписи, а значит, действие, а точнее, бездействие Эйвазова на том деле никак не отразилось.


В прениях адвокат поблагодарил прокурора за «сокращение объема обвинения». Защитникам Эйвазова Ивану Павлову и Евгению Смирнову из «Команды 29» удалось отбить обвинение в клевете: в этот же день утром они получили постановление судьи Геннадия Пилехина о прекращении преследования по «клеветнической» статье «в связи с отсутствием в деянии состава преступления». Суд признал за Александром право на частичную реабилитацию.


По словам адвоката Павлова, обвинению не удалось доказать, что мотивом для неподписания протокола была неприязнь Эйвазова к Керро. Жалобы на действия экс-начальницы в различные инстанции не могут служить доказательством неприязни, а записи Эйвазова о Керро в сети появились уже после его увольнения. Заместитель председателя суда Эльвира Вайтекунас нанесла ему визит 11 января 2017 года – и Александр имел все основания отказать ей, поскольку к этому времени секретарем уже не работал, а подписывать документы задним числом – фальсификация, на которую он пойти не мог. В итоге выходило, что обвинение требует лишить Эйвазова свободы на один год только за отсутствие подписи под протоколом, которой даже не потребовался для проведения заседаний по делу депутата Кунгурова. Адвокат Евгений Смирнов в речи упомянул, что «за 21 год действия этой статьи (294 УК РФ «О воспрепятствовании осуществлению правосудия». – С. С.) никто не был приговорен к реальному сроку.

Сам Эйвазов от последнего слова отказался, заявив, что его адвокаты дали исчерпывающую оценку событий. Последнее заседание, на котором судья зачитает приговор, назначено на 18 июля.