Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Дипмиссия в коме
Фото: страница Ирины Лосяковой в соцсетях

Дипмиссия в коме

24 июля 2018 16:01 / Общество

МИД России ничем не может помочь россиянке, оказавшейся в критическом состоянии в больнице Кишинева.

В то время как Министерство иностранных дел РФ бросило все силы на освобождение арестованной в США Марии Бутиной (американские власти подозревают ее в шпионаже), в столице Молдавии больше недели находится при смерти 35-летняя жительница деревни Теплухино Псковской области Ирина Лосякова. В отличие от Бутиной в поддержку Лосяковой не организуют флэшмоб в соцсетях, не говоря уже о транспортировке на родину.

Цена жизни – 1000 евро

В начале июля Ирина Лосякова вместе с другом-молдаванином отправилась на каникулы в Кишинев. В городе стояла жара, и в один из дней девушке стало плохо прямо на улице. Молодая женщина попала в реанимацию, а затем в нейрохирургическое отделение Кишиневской больницы, где ей поставили диагноз «разрыв аневризмы головного мозга у основания черепа, кровоизлияние в мозг и спинномозговой канал».

– По результатам обследований ей была показана срочная трепанация черепа, но оказалось, что у Ирины не было страховки, и с нас потребовали заплатить 1000 евро, – рассказывает мама девушки Марина Сафонова. – Нейрохирург согласился сделать операцию бесплатно, но главврач больницы запретил. У меня и у мужа в деревне работы нет. Сколько смогли, отправили... Руководство больницы сказало: везите-ка ее в Россию, и пусть там ее лечат. Ирину перевели из реанимации в простую палату, откуда ее в полубессознательном состоянии забрал друг.

Здание Больницы скорой медицинской помощи в Кишиневе // Фото: urgenta.md Здание Больницы скорой медицинской помощи в Кишиневе // Фото: urgenta.md

Так как авиаперелет девушка могла не перенести, решено было везти ее автобусом по маршруту Кишинев – Санкт-Петербург (дорога занимает 31 час!). Через несколько часов пути у Иры изо рта пошла пена, пропали зрение и слух. На карете скорой помощи девушку вернули в реанимацию. К этом моменту она уже впала в кому.

В больнице снова встал вопрос оплаты.

– Операцию делать соглашаются еще и при условии живой подписи матери (в больнице, в присутствии врача), – говорит Марина Сафонова. – Зная, что у меня нет ни денег, ни загранпаспорта, кажется, что они просто тянут время и ждут ее смерти...

За счет бюджета – только из Афганистана

В поисках помощи родители и знакомые обратились во все возможные инстанции: от администрации Пустошкинского района Псковской области (там развели руками и предложили материальную помощь в размере трех тысяч рублей) до посольства России в Кишиневе. По словам родственников, в диппредставительстве им помочь отказались.

– Они принимали от нас заявления, но никакой реакции мы не дождались, – рассказывает Диана Лунгу, родственница друга Ирины, проживающая в Кишиневе. – А в частном разговоре мне дали ответ, что раз у девушки нет страховки, то ничего сделать мы не сможем.

«Новая» связалась с посольством России в Кишиневе, но разговаривать с журналистами по телефону в дипмиссии отказались, предложив отправить письменный запрос. В ответ мы получили лаконичное: «Данный случай будет рассмотрен комиссией по гуманитарным вопросам Посольства Российской Федерации в Республике Молдова».


Позднее с «Новой» все-таки связался заведующий консульским отделом посольства Максим Степанов. По его словам, в Кишиневе россиянке Лосяковой оказывается необходимая неотложная помощь, а вопрос транспортировки отложен до того момента, как состояние девушки стабилизируется. При этом из слов Степанова следует: как решить возникшую проблему, никто точно не знает.


– У нас есть «эсэнговское» соглашение», по которому срочная помощь оказывается бесплатно. Пока Лосякова лежит в больнице, все процедуры, необходимые для поддержания ее жизни, осуществляются. Но лечащий врач сказал, что она действительно в очень тяжелом состоянии и нетранспортабельна. Он прогнозирует улучшение в течение десяти дней при положительном развитии ситуации. Вот с этого момента и надо думать: либо продолжать лечение тут, либо каким-то образом вывозить ее в Россию. И тут получается, что наше законодательство (в частности, статья 14 Федерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию») подразумевает, что у нее должен быть страховой полис. Как я понимаю, его перед выездом никто не удосужился оформить. Поэтому такая своеобразная патовая ситуация.

Родственники Лосяковой утверждают, что ее нахождение в реанимации стоит по 18–20 тысяч рублей в сутки.

– Ну вообще они не должны платить. По логике, ей должна бесплатно оказываться срочная медицинская помощь. Получается, что вам говорят одно, а нам другое...

Один из чеков на оплату пребывания россиянки в отделении реанимации (5000 молдавских лей – это около 18 тысяч рублей). Согласно договоренностям между странами СНГ такая медицинская помощь должна оказываться бесплатно // Фото: «Новая в Петербурге» Один из чеков на оплату пребывания россиянки в отделении реанимации (5000 молдавских лей – это около 18 тысяч рублей). Согласно договоренностям между странами СНГ такая медицинская помощь должна оказываться бесплатно // Фото: «Новая в Петербурге»

Существует ли процедура по транспортировке граждан России на родину в таких ситуациях? Может быть, МИД должен выделить санитарный транспорт?

– Теоретически за ней может прилететь борт МЧС. Но ведь эти деньги, которые они на бензин трятят, все равно потом со страховой компании стрясают. За мою практику (а я с 1998 года на консульской работе) только один раз прилетал такой самолет, потому что эта услуга, мягко говоря, недешевая. Там даже если есть страховка, все равно человек вынужден что-то доплачивать, потому что фактически получается чартерный рейс. Они могут бесплатно эвакуировать, например, из Афганистана, из таких стран. Это за счет бюджета происходит. А если из Европы, то у них там, как я понимаю, свои тарифы, свои расценки.

А если делать операцию в Кишиневе? Все упирается в отсутствие страховки?

– Я вам не зря напомнил про статью 14. У нас все внутренние мидовские циркуляры ссылаются на нее. Вообще надо наших людей как-то, может и с вашей помощью, ориентировать на то, что когда они едут даже в Молдавию, бывшую союзную республику, это не значит, что они едут из Подмосковья в Тверскую область. Страховку-то надо оформлять.

– У нас есть такая гуманитарная комиссия, но там очень много условий. В частности, человек должен постоянно проживать, иметь вид на жительство в Молдове, чтобы получить эту помощь. Мы это обсудили, даже не собирая гуманитарную комиссию, и наша бухгалтер сказала однозначно: в этом случае провести такую помощь мы не сможем. Можно условно каких-то спонсоров найти на 200 долларов, но не больше.

Зачем нужна живая подпись матери для того, чтобы делать операцию?

– Это вообще очень странная вещь. Потому что подпись родителей требуется, когда человеку 18 лет еще не исполнилось. Меня, честно говоря, тоже этот момент удивил.

Ирина Лосякова с мамой // Фото: vk.com Ирина Лосякова с мамой // Фото: vk.com


P. S. Редакция «Новой» обратилась к депутату Псковского областного собрания Льву Шлосбергу, который от своего имени готовит запрос в Министерство иностранных дел. Мы будем следить за развитием событий.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close