Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Селфи на шее Медного всадника не дороже пляжного фото с обезьянкой
Фото: Александра Бенцман

Селфи на шее Медного всадника не дороже пляжного фото с обезьянкой

15 августа 2018 09:39 / Общество

Страсти вокруг поступка группы молодых людей на Сенатской площади уже улеглись и впору разобраться, насколько хорошо современное российское законодательство защищает памятники.

В ночь на 5 августа многочисленных туристов на Сенатской площади поразила дерзкая выходка компании молодых людей. Один из них оседлал коня работы скульптора Фальконе, девушка повисла на башмаке первого российского императора, парень уселся ему на шею, а их товарищ забрался Петру I на колени. Всего по каменно-бронзовой композиции топтались и прыгали пять человек.

Зрелище напоминало мультфильм «Обезьянки» по сценарию Григория Остера, в котором пять мартышек бегали вверх-вниз по жирафу под песенку «В каждом маленьком ребенке…». Это, правда, не все. По словам наблюдавшей за безобразием петербурженки Александры Бенцман, компания пыталась… разжечь мангал! На фотографиях с места происшествия не видно, действительно ли молодые люди всерьез настроились на пикник, однако мангал на фотографиях присутствует, и парни действительно проводят с ним какие-то манипуляции.

Фото: Александра Бенцман Фото: Александра Бенцман

Снимки Бенцман привлекли внимание сотрудников Музея городской скульптуры. «По отношению к Медному всаднику совершен акт вандализма, – заявили представители музея на своей странице в соцсетях. – Трудно писать без эмоций. Трудно поверить, что кому-то могло прийти в голову совершить такой поступок. Лица людей, для которых великое искусство и культурное наследие страны не значат ничего, – на фотографиях».

На сообщение отреагировали в городском управлении МВД. Полиция сообщила, что задержала нарушителей прямо на Сенатской площади, куда приехала по звонку от свидетелей. «Прибывшими на место сотрудниками полиции задержаны и доставлены в отделение полиции двое мужчин в возрасте 20 и 32 лет», – говорится в сообщении на сайте МВД. Таким образом, еще трое человек остались вне поля зрения правоохранителей.


Хотя на своем сайте полиция называет задержанных вандалами, предъявили им лишь мелкое хулиганство и выписали штраф до тысячи рублей. На фоне обсуждаемых сроков за репосты такая мягкость полицейских показалась горожанам неадекватной.


Административный протокол полицейские составили, даже не проверив состояние памятника. Музей городской скульптуры провел внеплановый осмотр только через неделю после неудавшегося пикника, когда сотрудники случайно увидели тревожный пост Александры Бенцман. По счастью, скульптура, которой в этом году отмечается 236 лет, не пострадала. «Памятник чудом избежал царапин, которые могли возникнуть на поверхности патины от острых углов металлического предмета [мангала], – сообщила начальник службы по текущему уходу и содержанию памятников Екатерина Макеева. – Сложно представить характер разрушений, если бы злоумышленникам удалось развести пламя. И то, что им не хватило 10–15 минут для исполнения задуманного, нисколько не оправдывает их поступок».

О ситуации жестко высказался директор Эрмитажа и президент Союза музеев России Михаил Пиотровский. «Циничность посягательства на скульптуру Этьена Фальконе заключается в том, что, помимо высочайшей художественной ценности, этот памятник является одним из символов как Санкт-Петербурга, так и всей страны, – заявил он письменно на сайте Союза музеев. – Не напугало вандалов и то, что Медный всадник находится рядом с особо охраняемыми объектами государственной власти». Глава Эрмитажа считает, что законодательство об охране памятников в России слишком либерально. «Как ни печально это говорить, но, на мой взгляд, государство слишком мягко относится к подобным актам вандализма, и наказание за осквернение, повреждение или уничтожение памятников культуры должно быть резко ужесточено, а государственная охрана этих памятников должна быть усилена», – заявил Пиотровский.

Фото: Александра Бенцман Фото: Александра Бенцман

Выбранная полицейскими административная статья о мелком хулиганстве действительно не предусматривает сколько-нибудь адекватного наказания для такого девиантного поведения: тысяча рублей штрафа – пшик, 15 суток – уже слишком. Статья о вандализме из Уголовного кодекса тоже едва ли поможет восторжествовать справедливости: за групповой вандализм предусмотрены принудительные работы сроком до трех лет и лишение свободы на тот же срок. За серьезные повреждения памятников наказывают также по уголовной статье «Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия». По ней в последнее время проходили двое молодых мужчин: один выбрал неудачный ракурс для селфи и отломал клинок шпаги Кутузова у Казанского собора, а второй отодрал лицо гипсового юноши на Доме Кирилловых. Понятно, что зоопарк, устроенный на Сенатской площади, не идет с этим ни в какое сравнение, хотя поползновения совершить нечто подобное и с Петром, вероятно, были и ранее.

В соцсетях поступок молодых людей вызвал неоднозначную реакцию. Некоторые пользователи назвали их варварами и потребовали для нарушителей более крупных штрафов, общественных работ, а то и уголовного преследования. Кто-то вспоминал и более консервативные методы наказания времен самого императора. «Раньше пороли на площади! При всех! Экзекуция такая была... Всем в назидание!» – прокомментировала Инна Гурская. Ей возразила Ирико Дохикян, которая вспомнила фотографию Есенина и Эрлиха в компании друзей на памятнике Пушкину в Царском Селе. Один из них уселся рядом с великим поэтом в одних трусах: «И ничего. Никто не умер, никого не посадили на двадцать лет, Пушкин не пострадал, ничто не осквернено. Ужасное, ужасное злодейство – залезть на памятник».

Так или иначе, громкая история дала ясно понять: сделать эффектное фото верхом на коне в компании с императором – недорого, до тысячи рублей.