Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Что юнармии хорошо, то антифашистам — срок
Фото: Елена Лукьянова

Что юнармии хорошо, то антифашистам — срок

10 апреля 2019 09:58 / Общество

Фигурантов дела «Сети»* обвиняют в том, чему с восьмилетнего возраста обучают в военно-патриотическом проекте министра обороны.

Московский окружной военный суд на выездном заседании в Петербурге приступил к рассмотрению по существу уголовного дела в отношении Виктора Филинкова и Юлия Бояршинова, которых ФСБ считает участниками «террористического сообщества "Сеть"».

Подсудимых ввели в здание суда под аплодисменты. Слушателей, по оценкам «Новой», собралось свыше полусотни. Адвокат Бояршинова Алексей Царев оценил такое стечение публики как свидетельство высокой общественной поддержки его подзащитного и Виктора Филинкова. Приехала на заседание и член Комитета по конституционному законодательству и госстроительству Совета Федерации Людмила Нарусова. 

Суд по делу «Сети». Сенатор Людмила Нарусова — в первом ряду / Фото: Елена Лукьянова, «Новая в Петербурге» Суд по делу «Сети». Сенатор Людмила Нарусова — в первом ряду / Фото: Елена Лукьянова, «Новая в Петербурге»

В комментарии «Новой» сенатор объяснила свой интерес к процессу желанием разобраться в сути этого громкого дела и его «пыточной» составляющей.

Сейчас по ее инициативе разрабатываются поправки к Уголовному кодексу РФ, предусматривающие введение отдельной статьи об ответственности за применение пыток, в том числе как недозволенного метода дознания.

Виктор Филинков, настаивающий на своей невиновности, надел на суд футболку с надписью «Ваш электрошок не убьет наши идеи».

Председательствующий Роман Муранов удовлетворил просьбу защиты о фото- и видеосъемке на всех заседаниях — при условии не снимать коллегию судей, а также свидетелей, если те не захотят оказаться в кадре.

На переднем плане — адвокат Виталий Черкасов. В клетке — Виктор Филинков и Юлий Бояршинов. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге» На переднем плане — адвокат Виталий Черкасов. В клетке — Виктор Филинков и Юлий Бояршинов. Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

Виталий Черкасов, представляющий интересы Филинкова, также ходатайствовал о том, чтобы его подзащитный находился рядом со своим адвокатом, а не в унижающей человеческое достоинство клетке. Защитник ссылался на российские и международные нормы, практику ЕСПЧ. А также на распоряжение Дмитрия Медведева, который по итогам февральской встречи с членами Совфеда поручил Минюсту до 1 апреля проработать вопрос о запрете на использование в залах судебных заседаний защитных кабин. Однако прокурор Екатерина Качурина высказалась против: Филинков содержится под стражей, доставлен в суд под конвоем, а адвокат и так имеет возможность с ним взаимодействовать. Председательствующий согласился с такими доводами, добавив, что Филинкову мера содержания под стражей была продлена до 11 июня, а изменение условий содержания не предусмотрено национальным законодательством.

Последнее утверждение Людмила Нарусова оценит как абсурдное. «Выход из клетки в пространство судебного зала не означает изменения меры пресечения. Покинув ее, человек не оказывается на свободе, он остается под конвоем в стенах суда», — пояснит «Новой» в перерыве сенатор.

При оглашении прокурором обвинительного заключения подсудимые очень старались не рассмеяться. Всерьез воспринимать такое и правда непросто:


как Филинков и Бояршинов «принимали меры к обеспечению и поддержанию собственной безопасности путем использования псевдонимов «Гена» и «Юра»,


знакомились с «руководящими документами террористического сообщества» и брали на себя обязательства «вербовать иных лиц, обсуждать и планировать преступления на собраниях, участвовать в занятиях по отработке тактики и методики разведывательно-диверсионных и боевых действий, приемов владения оружием и взрывными устройствами, приобретения комплекса знаний, необходимых в экстремальных ситуациях и боевой обстановке».

Представитель государственного обвинения / Фото: Елена Лукьянова, «Новая в Петербурге» Представитель государственного обвинения / Фото: Елена Лукьянова, «Новая в Петербурге»

— Понятно, в чем обвиняетесь? — спросил судья у Филинкова, когда гособвинитель справилась с чтением.

— Нет. Я не понимаю, на основании чего написан этот текст. Я думал, что обвинительное заключение должно строиться на материалах уголовного дела, а не быть чьей-то фантазией. Я не понимаю, откуда взяты эти буквы.

Юлий Бояршинов, утративший после пребывания в «пресс-хате» СИЗО желание задавать лишние вопросы, сказал, что обвинение ему понятно, вину признает в полном объеме. И желает дать показания до того, как будут заслушаны свидетели и оценены доказательства по делу. Виктор Филинков заявил, что хотел бы свои показания дать по завершении таких действий.

Суд объявил перерыв до десяти утра следующего дня.

Юлий Бояршинов решил признать вину в полном объеме. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета» Юлий Бояршинов решил признать вину в полном объеме. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

Корреспондентка НТВ попыталась просунуть свой микрофон в клетку к подсудимым, выкрикивая: «Вы занимались военной подготовкой? С какой целью?»

— Военной подготовкой занимается Юнармия, организованная министром обороны Шойгу, — ответила за них проходившая к выходу Людмила Нарусова. — Там учат метать гранаты, тактике ведения боя, оказанию медицинской помощи и многому другому, что вменяется в вину подсудимым. Предъявлять умение кидать гранату как обвинение — это вообще не соответствует никаким правовым нормам. Вот мой коллега-сенатор тоже недавно заявил, что ребенок должен уметь бросать гранату» (имеется в виду Виктор Бондарев, призвавший вернуть в школу начально-военную подготовку, а то сейчас «ребенок боится автомата, не знает, что такое граната и как ее кидать. — Ред.). Получается, всех этих детей, которых агитируют вступать в юнармию, тоже затем можно будет привлечь к уголовной ответственности?

Напомним, патриотическое движение «Юнармия» функционирует на базе ДОСААФ с 2016 года. Сергей Шойгу обещал юнармейцам, что они получат возможность «стрелять из всего, что стреляет, кроме ракет».

Среди предлагаемых участникам движения занятий есть ряд опций, фигурирующих и в обвинительном заключении дела «Сети», такие как огневая подготовка, основы автономного выживания, оказание первой медицинской помощи. В декабре министр обороны призвал довести численность членов юнармии до полумиллиона человек.

Со следующего года юнармейцы получат льготы при поступлении в российские вузы.

ОМОН и судебные приставы в зале суда по делу Сети». Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге» ОМОН и судебные приставы в зале суда по делу Сети». Фото: Елена Лукьянова / «Новая в Петербурге»

«Зачитанное здесь обвинительное заключение, конечно, вызывает недоумение, — поделилась Людмила Нарусова своими впечатлениями с «Новой». — Все время повторяется «неустановленные лица», «в неустановленное время». Но как тогда установили преступные цели? В числе прочего вменяется подготовка к убийствам политических деятелей. Но кого именно? Четыре года как убили Бориса Немцова, двадцать лет прошло с убийства Галины Старовойтовой, заказчики до сих пор неизвестны. А тут следствию как будто уже все ясно. Это ведь очень серьезное обвинение, а конкретики никакой нет. Говоря юридическим языком, оно ничтожно».

Правозащитник и бывший политзэк Юлий Рыбаков тоже склонен рассматривать прозвучавшее обвинение как сочинительство.

«Когда я все это выслушал, мне показалось, что мы не в зале военного суда, а в литературном салоне, где люди собрались, чтобы послушать новую страшную сказку. Я не знаю, может быть, завтра прокурор предъявит какие-то доказательства, но обычно они фигурируют сразу, в виде ссылок на те или иные материалы следствия. Если они не прозвучали сегодня — значит, обвинение располагает только чьими-то признательными показаниями. А фигуранты дела «Сети» заявляли о пытках, и члены ОНК Петербурга видели следы электроожогов на телах подследственных — но проверки Следственного комитета доказательств применения пыток не нашли».

«Зная на собственном диссидентском опыте, как изобретательны, коварны и жестоки спецслужбы, и заслушав сегодня бездоказательную страшилку, я уже не поверю ни в признания подсудимых, ни в объективность этого судилища», — заключает Рыбаков.

На другой день, 11 апреля, заседание началось почти с двухчасовым опозданием (якобы конвой застрял в пробке, хотя от СИЗО до суда минут 15 пути) и было недолгим: заслушали двух дворников, которые были понятыми при обыске по месту жительства Филинкова. После чего председательствующий объявил перерыв до 14 мая.

По одной из версий, столь продолжительная пауза может быть связана с нежеланием питерского следствия подвести черту прежде, чем прояснится скандальная ситуация с руководителем следственной группы по «материнскому» делу «Сети» — старшим следователем УФСБ по Пензенской области Валерием Токаревым. Накануне в вечернем выпуске программы «Вести 24» (с 50-й минуты) вышел сюжет о том, что жаловавшийся на пытки со стороны Токарева беглый бизнесмен Алексей Шматко получил политическое убежище в Великобритании. ВГТРК не впервые обращается к судьбе этого пензенского предпринимателя из «списка Титова». Но никогда ранее имя следователя в эфир не попадало (хотя, со слов Шматко, он его называл и прежде). На этот раз ведущий государственного телеканала проявил настойчивость, призывая бизнесмена, «сказав «а», говорить «б»: у кого он брал взятку, за что?» «Он подвергал меня пыткам, — конкретизировал Шматко свои обвинения Токареву, — и брал от меня взятку за то, чтобы выпустить меня из СИЗО». Предприниматель пожаловался, что сообщал об этом в своем заявлении в Следственный комитет, но тот «закрыл глаза». И заверил, что готов вернуться в Россию: если дело передадут на федеральный уровень, проведут полноценное расследование, арестуют следователя Токарева, тогда Шматко приедет на суд и даст на него показания.

Разговор с Алексеем Шматко сдабривался цитатами из послания президента России к Федеральному собранию о необходимости наказывать за незаконное возбуждение уголовных дел.

10 апреля генеральный прокурор Юрий Чайка, выступая в Совете Федерации, сообщил о выросшем более чем в два раза числе выявленных коррумпированных сотрудников ФСБ, а также обратил внимание на «вопиющие случаи жестокого обращения с заключенными».

Напомним, трое обвиняемых по делу «Сети» в Пензе — Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Арман Сагынбаев — заявили, что их пытали с применением электротока, заставляя оговорить себя и других, в том числе питерских фигурантов.


* Сообщество «Сеть» внесено в список террористических организаций, запрещенных в России