Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Списать на смерть

Списать на смерть

23 сентября 2019 19:07 / Общество

В конце февраля 2019 года на трассе А114 Вологда — Новая Ладога в результате лобового столкновения фуры и легкового автомобиля погиб 33-летний Антон Логинов. Доследственная проверка не закончена до сих пор.

Антон Логинов родился в Петербурге. После школы решил идти в армию. Попал в воздушно-десантные войска, что неудивительно — в ВДВ почти все ребята рослые, а Антон немного недотянул до двух метров. После армии пошел работать на завод «Арсенал» слесарем. Поступил на вечернее отделение экономического факультета СПбГУ. Во время учебы познакомился с будущей женой Ириной.

«Антон был очень целеустремленным и упорным, — рассказывает Ирина Логинова. — Уж если что решил, добьется обязательно. Еще в институте пошел менеджером в компанию по продаже литейных изделий. Изучил рынок, завел знакомства, а потом взял и купил обанкротившийся литейный цех в Череповце. Никто не верил, что у него что-то получится, но за пару лет Антон полностью наладил производство, рабочие у него в три смены работали, чтобы все заказы успеть закрыть. Для этого ему пришлось практически переехать в Череповец, но к нынешнему году, когда там все налажено было, он в Питере больше стал бывать. Мы всерьез задумались о ребенке».

26 февраля 2019 года Антон на легковом автомобиле ехал в Череповец. На 494-м километре трассы Вологда — Новая Ладога «Фольксваген» Логинова столкнулся со «Сканией». Столкновение было лобовым и привело к смерти Логинова. Дорога в этом месте имеет всего две полосы, плюс отбойники с каждой стороны дороги. По словам водителя «Скании», легковой автомобиль занесло на дороге и он выехал на встречную полосу.

«Он влетел мне в левый бок и повредил рулевое управление, — рассказал в беседе с корреспондентом «Новой» водитель «Скании» Михаил Вахтанов. — У меня лопнуло колесо, машину повело влево».

В результате «Фольксваген» Логинова был размазан между многотонной фурой и отбойником. Судя по фотографиям с места происшествия, произошло это на полосе движения легкового автомобиля. Следов торможения или столкновения с левой от него стороны не заметно. Что позволяет предположить, что не легковушка, а именно фура выехала на встречку и протаранила «Фольксваген». Это подтверждает и независимая экспертиза, проведенная по инициативе родственников погибшего. Так как авария произошла в Волховском районе Ленинградской области, проверку проводит местное отделение МВД.


Однако родственники погибшего до сих пор не дождались ответа на вопрос: кто виноват в ДТП.


«Нам постоянно говорят, что доследственная проверка еще не закончена, — сетует Ирина. — Почти полгода прошло. Я не верю, что Антон мог на сложном участке выехать на встречку. Там ведь две фуры ехало. По словам следователя, оба водителя утверждают, мол, Антон виноват. Очевидца, которого мы сами нашли, допросили всего пару дней назад. Хотя его данные мы предоставляли следствию еще в марте. Кстати, он говорит, что именно «Скания» выехала на встречную полосу. Почему, наконец, не приобщают к делу наши экспертизы?»

Согласно статье 144 Уголовно-процессуального кодекса РФ, на доследственную проверку отводится 30 суток. После чего следователь или дознаватель обязан принять решение — возбуждать или не возбуждать уголовное дело. В данном случае прошло пять месяцев.

«Действительно, максимальный срок доследственной проверки 30 суток, — говорит Максим Родичев, кандидат юридических наук. — Но если к указанному времени не были получены достаточные данные для принятия решения о возбуждении уголовного дела (например, не успели провести необходимые экспертизы, а такое случается довольно часто), дознаватель или следователь выносит постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Материалы проверки направляются в прокуратуру, где отменяют постановление об отказе и направляют на дополнительную проверку. Потом материалы возвращаются обратно. И опять срок 30 дней. А потом опять те же самые отказы и отмены. Мне встречались дела, где доследственная проверка проводилась больше года, и такие случаи не единичны».

В деле о данном ДТП действительно не проведены многие экспертизы, не допрошены некоторые свидетели, да и вообще, по словам родственников погибшего, не ведется почти никаких следственных действий. Однако решение о возбуждении уголовного дела до сих пор не принято.

«Если в аварии имеется пострадавший, а тем более погибший, уголовное дело возбудить обязаны, — говорит адвокат Александр Леонтьев. — Только вот если дело будет возбуждено, то по срокам гораздо более жесткие временные рамки».

Представители погибшего несколько раз обращались с жалобами на бездействие следователей. Им обещали обязать следователя принять все материалы, собранные женой погибшего и его друзьями. На этом и заканчивалось.


Сроки проверки продолжают продлеваться, материалы родственников Логинова к делу не приобщаются и вообще не появляется никаких новых данных.


Вполне возможно, что нежелание возбуждать уголовное дело связано как раз с тем, что не были вовремя проведены необходимые экспертизы, которые сейчас провести уже невозможно. К примеру, водитель «Скании» заявил, что «Фольксваген», врезавшись в его автомобиль, повредил рулевое управление. Однако в материалах проверки нет экспертизы фуры. Как нет и данных с видеорегистратора и тахографа (устройство на борту фур, предназначенное для регистрации скорости, режима труда и отдыха водителей. В России обязателен для установки на большегрузные авто с апреля 2015 года. Как раз при подобных авариях способен дать картину того, как мог вести себя водитель. — Ред.). Хотя, по словам водителя «Скании», и тот и другой приборы были сразу изъяты следователем, приехавшим на место ДТП. Недавно дело передали следователю Надежде Дмитриевой, которая первой приезжала на место аварии, и отговорки, что материалы у другого следователя, а тот их почему-то не приобщил, здесь неуместны.

Более того, никто в ОМВД не может даже приблизительно сказать, когда проверка будет закончена. И будет ли она вообще когда-нибудь закончена. Или руководство ОМВД просто прикрывает своих сотрудников, допустивших грубые нарушения в самом начале следственных действий?

«Я считаю, что в следственном отделе Волховского ОМВД просто решили списать все на Антона, — утверждает друг погибшего Григорий Глазман. — Впрочем, может быть и другое объяснение».

Дозвониться до следователя Надежды Дмитриевой «Новой» не удалось: коллеги постоянно отвечают, что ее нет на рабочем месте.