Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Ходосок и Четырбок хотят запретить

Ходосок и Четырбок хотят запретить

11 октября 2019 16:53 / Политика

Депутаты рвутся до смерти зарегулировать популярное развлечение — квесты.

За 15 лет в Петербурге, как и в других больших городах, стали популярными развлечения в формате «квест в запертой комнате». Речь идет об играх, где участники должны находить спрятанные предметы и решать различные логические задачи. Сюжеты игр могут быть самыми разными — от ЧП на арктической станции до приключений в избушке Бабы-яги, от исследования древней гробницы или тайного бункера до путешествия во времени. Сегодня в городе, по самым скромным подсчетам, более полутора сотен площадок квеструмов, рассчитанных на разные вкусы и разные возрастные категории. Часть из них имеет дополнительные зоны отдыха для проведения праздников, в том числе детских.

Законопроект, регулирующий работу квестов, а по факту — запрещающий участие детей и подростков в подобных играх, был разработан около года назад. «Новая» рассказывала об этой инициативе городских депутатов. Проект отлеживался настолько долго, что, казалось, о нем забыли. Однако в минувшую среду в Законодательном собрании вдруг вспомнили об этом документе и скоропостижно приняли в первом чтении. Если закон будет принят в нынешнем виде, квеструмы в городе могут вообще исчезнуть. Хотя Александр Ходосок, один из его разработчиков, утверждает, что запрещать квесты для детей никто не собирается.

Авторы ноу-хау — депутаты Александр Ходосок и Денис Четырбок — определяют квест как «интеллектуальную игру, участники которой должны за определенное время выбраться из запертого помещения». Оговорка про время появилась только сейчас: год назад законодатели полагали, что игроков не отпустят «на волю», пока они не справятся со всеми заданиями (а застрять можно надолго, особенно если у команды нет опыта). Впрочем, нынешнее определение тоже грешит неточностями, потому что игра-квест может быть организована на улицах города, в парках, музеях, библиотеках — где угодно. Квесты «в запертой комнате», работу которых пытаются отрегулировать депутаты, — лишь один из вариантов. При этом посетители современных квеструмов давно уже не ищут ключ от закрывшейся за их спиной двери — индустрия развлечений шагнула вперед, и участникам надо двигаться вперед, в следующие комнаты. То есть первую дверь в большинстве случаев вполне можно и не закрывать.

Но это, разумеется, не главное.


Если депутаты определяют квест как интеллектуальную игру, то с какого перепуга надо запрещать детям и подросткам в них участвовать? Казалось бы, наоборот, надо вовлекать максимально. Но у законодателей своя логика.


Год назад, обосновывая необходимость запрета на посещение квестов несовершеннолетними до 14 лет, Александр Ходосок говорил, что игры в жанре хоррор могут причинить непоправимый вред неокрепшей детской психике. Про ту же опасность он говорил в среду на заседании Законодательного собрания. Складывается впечатление, что о существовании приключенческих, детективных и сказочных квестов законодатель за год так и не узнал. Но это впечатление, разумеется, обманчиво.

– У меня есть дети и внуки, и я знаю, что квесты бывают разные, — говорит он. — Запрещать надо исключительно агрессивные игры.

На недоумение корреспондента «Новой», что в законопроекте речь идет о полном запрете — детям и подросткам будет нельзя находиться не то что в квеструмах, но даже в зале ожидания, — законодатель парировал:

– Ну надо же с чего-то начинать!

Александр Ходосок. Фото: gov.spb.ru Александр Ходосок. Фото: gov.spb.ru

В городе есть более 60 игровых площадок для детей разного возраста. Так, малыши от трех лет могут войти в команду спасателей «Щенячьего патруля» или помочь жителям «Солнечного города». Детям постарше предлагают освободить похищенных драконов, починить генератор, отвечающий за доставку новогодних подарков, побывать в древнем Египте и Камелоте, в подводном царстве и Доме великанов, нырнуть в кроличью нору вслед за Алисой, погрузиться в мир друзей Гарри Поттера. Никакие маньяки в этих играх, понятное дело, не задействованы. Ну и проходить квест самостоятельно маленьким детям (лет до 10–12) никто не позволит — они будут делать это под присмотром аниматора или родителей. То есть никакой опасности для юных посетителей нет. Но авторы проекта в этом не уверены. В пояснительной записке они пишут, что в развлекательных мероприятиях используются «технические устройства, которые работают под воздействием механизмов или электрического тока. Данные физические силы не подвержены полному контролю со стороны человека и представляют повышенную опасность». Выходит, претензии могут возникнуть к любым квестам.

Тогда почему только к ним? Ведь детские качели во дворах тоже являются техническими устройствами. Следует ли ожидать, что следующим шагом Четырбока и Ходоска будет строгий запрет на их установку?


В парках аттракционов и торгово-развлекательных центрах детей также поджидают опасные механизмы, даже в обычных магазинах их хватает с лихвой!


Туда ребятишек, видимо, тоже пускать нельзя. Непонятно, правда, как оградить их от детских садов и школ, где имеется электричество… Или эта физическая сила не подвержена полному контролю исключительно в квеструмах? А в остальных местах ее как-то удается контролировать?

Как сообщили в пиар-службе агрегатора «Мир Квестов», проверки игровых площадок регулярно проводит Государственный пожарный надзор. Что касается оборудования, то для большей его части не требуется электропроводка с высоким напряжением.

Александр Ходосок переслал «Новой» СМС от одного из жителей: «Очень правильный законопроект! Сколько детей получили не только физические травмы, но и психолого-стрессовые проблемы!» Однако на вопрос, так сколько же конкретно, депутат ответить не смог. Выступая на заседании парламента, он вспомнил два эпизода, когда посетители получили травмы, причем один из них произошел в Москве, где подобных запретов в проекте нет. Учитывая количество квеструмов и их посетителей, это совсем не много. Но депутат настаивает, что к нему неоднократно обращались горожане, разделяющие его позицию. Александр Владимирович обещает, что на заседаниях рабочей группы по доработке проекта будут услышаны все мнения, при этом объяснить, почему такую группу нельзя было создать до принятия законопроекта, он не смог.

Подведем итог. Все «страшные» игры имеют возрастное ограничение 14+ (а чаще 16+ и 18+). Если депутаты считают, что запрет не соблюдается и подростки, проникая на «ужастики», получают психологически травмы, надо думать об усилении контроля. Если есть сомнения в безопасности установленного оборудования, надо задавать вопросы к проверяющим органам. Пока ничего этого не сделано, Ходосок признает, что предстоит доработать даже определение предмета регулирования. Тем не менее срок подачи поправок предусмотрен достаточно жесткий — до 25 октября, а к концу года, как надеются авторы, закон должен вступить в силу.