Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Тянутся «хвосты»

Тянутся «хвосты»

4 декабря 2019 14:15 / Экология

В Россию привезли 600 тонн ядерных отходов из Германии. Что нужно об этом знать.

Днем 26 ноября в районе Кронштадта встало на якорь судно «Михаил Дудин», следовавшее в Петербург из Амстердама. На борту корабля находятся 80 контейнеров с обедненным гексафторидом урана (ОГФУ). В столицу Нидерландов груз добирался поездом с предприятий компании Urenco в немецком Гронау.

На цепочку вагонов, покидающих в начале осени уранообогатительную фабрику, обратили внимание европейские экоактивисты, после чего разгорелся международный скандал. Протесты против транспортировки урановых «хвостов» проходят во многих городах России и Европы. Активисты и экологи говорят о нарушении всех возможных законодательных норм, регулирующих экспорт и импорт радиоактивных веществ. Участники сделки обвинения отрицают, заявляя, что речь идет об инновациях и заботе о климате.

Судно «Михаил Дудин». Фото: vesselfinder.com Судно «Михаил Дудин». Фото: vesselfinder.com

Россия уже хранит более миллиона тонн ОГФУ. Их происхождение точно не известно

Вещество, о котором идет речь, — побочный продукт, получаемый в результате обогащения природного урана. Последний состоит из двух изотопов — U-238 и U-235. При обогащении урана изотопы разделяются: отходы этого производства — урановые «хвосты» — почти целиком состоят из U-238.

В России ОГФУ начали получать с расцветом атомной энергетики в конце 40-х годов. Сейчас, по данным Совета по правам человека и оценкам экологов, на отечественных полигонах хранится более миллиона тонн этого вещества. Никто не знает, какая часть из этого остаток собственного производства, а какая — импорт.

Склад контейнеров с ОГФУ в г. Зеленогорске (Красноярский край). Фото: aecc.ru Склад контейнеров с ОГФУ в г. Зеленогорске (Красноярский край). Фото: aecc.ru

О том, что Россия принимает обедненный уран из-за границы, стало известно в начале нулевых, когда всплыли контракты 90-х годов, заключенные Министерством РФ по атомной энергии (Минатом) с корпорациями по обогащению урана — британской Urenco и ее голландскими и немецкими филиалами. В 2006–2009 гг. на волне массовой международной кампании протеста эти поставки был прекращены.

Снова о проблеме вспомнили этой осенью. Отвечая на запросы депутатов Бундестага, к которым обратились немецкие экозащитники, компания Urenco признала наличие нового контракта на поставку в Россию 12 тонн обедненного урана для переработки. Конечным пунктом назначения в документе значился Новоуральск Свердловской области. Партия, c которой в Петербург приплыл «Михаил Дудин», далеко не первая: значительная часть ОГФУ по этому договору уже перевезена.

ОГФУ не опаснее природного урана. Но это смотря как хранить

По заключению экспертов МАГАТЭ, обедненный гексафторид урана не является радиоактивным отходом. То же самое говорит и российское законодательство.

ОГФУ даже менее радиоактивен, чем урановая руда, но это не значит, что он не фонит: эксперту Гринпис России Рашиду Алимову удалось измерить радиационный фон тех самых вагонов, следующих в Амстердам: он превышает естественную радиацию примерно в шесть раз.

Кроме того, по мнению экологов, транспортировка вещества через густонаселенные города, а затем через всю Россию cоздает неоправданные риски: если ОГФУ попадет в окружающую среду, это приведет к ее долговременному загрязнению.

Проблемы могут возникнуть и в местах хранения урановых «хвостов». По общемировой практике, ОГФУ содержат в стальных цилиндрах на полигонах под открытым небом. При этом тару периодически надо менять и обновлять — и к этому в России тоже есть вопросы. Так, в документах Минатома за 2001 год (есть в распоряжении «Новой») говорится о сотнях случаев разгерметизации таких контейнеров.

Из Концепции обращения с обедненным гексафторидом урана (Москва. 2001) Из Концепции обращения с обедненным гексафторидом урана (Москва. 2001)

Росатом обещает опустошить запасы ОГФУ к 2080 году. Экологи в это не верят

По действующему ФЗ-89 «Об отходах производства и потребления» ввоз ядерных отходов на территорию России для их захоронения или обезвреживания запрещен. В компании «Росатом» до последнего момента ничего не сообщали о сделке с Urenco. После того как информация просочилась с немецкой стороны, госкорпорация признала наличие контракта на дообогащение урана. При этом раскрыть содержание документов, по которым осуществляется ввоз ОГФУ, в Росатоме отказались. Тайной остается и финансовая сторона вопроса.

Зато на фоне международного резонанса Росатом объявил о запуске Программы по обращению с ОГФУ, в которой урановые «хвосты» названы сырьем для атомной энергетики будущего, источником фтористого водорода и фтора. Одна из целей программы — полная ликвидация запасов ОГФУ на всех российских полигонах к 2080 году. «Нашу деятельность можно обозначить знаком Recycling», — заявил и. о. гендиректора компании «Техснабэкспорт» («дочка» Росатома) Юрий Ульянин.

Действительно, если заново загрузить урановые «хвосты» в центрифуги, их можно снова довести до состояния продукта (небольшое количество изотопа U-235 в обедненном уране все равно остается).


Вещество имеет в том числе и военное значение: при использовании сверхбыстрых реакторов из него можно получить плутоний, применяемый в производстве ядерного оружия.


«Позиция Росатома выглядит достаточно сильной, — соглашается Андрей Ожаровский, инженер-физик, эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза. — В теории такая возможность [вторичной переработки ОГФУ] действительно есть, но применительно к России я в это не верю. Еще в 2008 году [в то время гендиректор Росатома Сергей] Кириенко обещал построить 26 новых реакторов. Теперь они говорят, что к 2080 году у нас появятся сотни новых быстрых реакторов, которые будут пожирать весь этот обедненный уран. Все эти проекты не осуществляются, а это и означает, что потребности в U-238 не было, нет, и не будет. По крайней мере, тот миллион тонн, который уже сейчас есть в России, он никогда не будет израсходован».

Эксперт отмечает, что после аварии на японской АЭС «Фукусима» спрос на атомную энергетику в мире неуклонно снижается. А желание избавиться от побочных продуктов атомного производства растет.

Германия отказывается от атомной энергетики. Но отходы тормозят процесс

Еще в начале нулевых правительство Германии утвердило план поэтапной остановки атомных электростанций — ожидается, что последний ядерный реактор в этой стране перестанет работать в 2022 году. Одна из главных проблем, стоящих на этом пути, — что делать с отходами атомного производства. Так, профильная парламентская комиссия опубликовала документ, из которого следует: процесс захоронения ядерных отходов в еще не построенный бункер, для которого в Германии пока даже не найдено место, может занять от 30 до 80 лет.

Национальная программа ФРГ относит урановые «хвосты» к радиоактивным отходам, вывозить которые из страны запрещено, если только им не будет найдено применение. В этой связи, подозревают экозащитники, компания Urenco и договорилась об импорте ОГФУ в Россию — чтобы не отвечать за хранение опасного вещества на своей территории.

Немецкие экоактивисты называют этот контракт «аморальным». «Атомное предприятие ФРГ должно утилизировать свои отходы в Германии, — цитирует DW представителя экологического движения Aktionsbündnis Münsterland gegen Atomanlagen Маттиаса Айкхоффа. — Они вывозят их в Россию и попросту не интересуются тем, что с ними будет дальше. Это безответственно».

Акция протеста в немецком Гронау. Фото: dw.com Акция протеста в немецком Гронау. Фото: dw.com

***

Вечером 25 ноября акция против ввоза ядерных отходов на территорию России прошла у здания генконсульства Германии в Петербурге. Депутат городского Заксобрания Борис Вишневский и сопредседатель Союза потребителей России Анатолий Голов направили губернатору Петербурга Александру Беглову и гендиректору Росатома Алексею Лихачёву письмо с требованием перенести разгрузку опасных веществ из городской черты в областной порт Усть-Луга.

Запрета на ввоз ОГФУ в порт Петербурга городской парламент уже добивался в 2009 году — на волне первого общественного возмущения этой проблемой. В текущем составе ЗакСа этот вопрос пока не поднимался и не обсуждался, — пояснил «Новой» член постоянной комиссии по экологии в петербургском парламенте Михаил Амосов. Депутат обещает поставить проблему ОГФУ на заседании комиссии в четверг, 28 ноября. «Конечно, все будут говорить, что это безопасно, — прокомментировал «Новой» Амосов. — Но существуют и психологические моменты, присущие рядовому человеку, который опасается радиации как таковой. Тем более что, как мы знаем, наши разные опасения почему-то иногда оказываются правдой».