Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Скрыться? Такого счастья я им не доставлю!»
Фото: Руслан Шамуков / ТАСС

«Скрыться? Такого счастья я им не доставлю!»

4 марта 2020 10:55 / Судебная хроника

Бизнесмена Валерия Израйлита перевели под домашний арест. Он стал обвиняемым из-за декларации, которую сам же подал в рамках амнистии капитала.

Смольнинский суд Петербурга освободил предпринимателя Валерия Израйлита из-под стражи, заменив меру пресечения на домашний арест. Судья Анжелика Морозова посчитала, что подсудимый демонстрирует благонадежность и хорошо рекомендуется поручителями.

В начале судебного заседания 3 марта по делу Израйлита рассматривалось два ходатайства. Первое со стороны обвинения — о продлении срока содержания под стражей. Второе со стороны защиты — об изменении меры пресечения на домашний арест. В обоснование первого ходатайства гособвинитель зачитала перечень возможных действий подсудимого: может скрыться, повлиять на свидетелей, уничтожить улики и доказательства по делу.

В ответ адвокаты заявили, что все возможные улики и доказательства уже имеются в деле и что-то с ними сделать их подзащитный вряд ли сможет. Куда-то уехать без паспортов, которые у него изъяты, он тоже не может. Председателем совета директоров ОАО «Компания Усть-Луга» он уже не является, а потому доступа к документам компании не имеет.

«За полгода судебного следствия у суда уже должно сложиться понимание, что мой подзащитный сам заинтересован в том, чтобы дело дошло до приговора, — заявил адвокат Сергей Азаров. — Для него очень значимо доказать, что он ни в чем не виновен».

Сторона обвинения настаивала, что слово «скрыться» не обязательно подразумевает отъезд за границу. Мол, Израйлит может спрятаться и на территории России. Но подвергнутый процедуре домашнего ареста находится под постоянным наблюдением сотрудников ФСИН, а его возможности (прогулки, поездки к врачу, общение с родственниками, звонки по телефону, пользование интернетом) постоянно контролируются.

«Мне нет нужды куда-то скрываться, — заявил Израйлит. — Я имел возможность уехать из страны и в октябре, и в ноябре 2016 года, но не сделал этого. Потому что это было бы счастьем для следствия, а я им такого счастья не доставлю».

Обращаясь к судье, Израйлит заявил, что обвинения в его адрес нелогичны — зачем ему самому красть у себя деньги, имея «контракт под ключ».


«Я же эти миллиарды и так и так получу, — считает подсудимый. — Зачем мне у себя воровать?».


Напомним, что в начале 2016 года Следственный комитет РФ по Ленобласти возбудил уголовное дело по фактам мошенничества при строительстве нефтехранилища Транснефти в порту Усть-Луга. Представители компании посчитали, что в результате завышения цен на трубы и поставки этих труб (вместо новых поставлялись б/у) они потеряли 93 миллиона рублей. А еще 300 миллионов они лишились в результате махинаций с подложными документами. Сумму ущерба от этих действий, которая в настоящее время фигурирует в гражданском иске, Транснефть оценила в 3,5 миллиарда рублей.

Через девять месяцев после возбуждения дела, в декабре 2016 года, по подозрению в мошенничестве был арестован председатель совета директоров ОАО «Компания Усть-Луга» Валерий Израйлит. Весной 2017-го ему предъявили обвинение еще по двум статьям: легализация средств, полученных преступным путем (ст. 174.1 УК РФ) и вывод денег за рубеж по подложным документам (ст. 193.1 УК РФ). Доказательства для предъявления обвинения по последним двум статьям следствие почерпнуло из спецдекларации, поданной Израйлитом в рамках амнистии капитала.

Осенью прошлого года Верховный суд РФ постановил, что декларация, поданная в рамках амнистии капитала, не может являться доказательством в уголовном деле. Однако судья Анжелика Морозова отказала в ходатайстве об исключении декларации из материалов дела. Сторона обвинения продолжает настаивать на том, что, поскольку декларация была подана уже после возбуждения уголовного дела, ФЗ № 140 (именно этот закон устанавливает запрет на использование сведений из спецдекларации в уголовных делах) в данном случае неприменим к Израйлиту. К тому же сторона обвинения обещала не использовать сведения из декларации при доказательстве вины подсудимого в суде.


То, что органы следствия не имели права даже возбуждать уголовное дело на основании этих данных, как бы остается за кадром.


Более того, на прошлом заседании адвокат Азаров обратил внимание суда на то, что сроки давности наказаний по двум эпизодам, вменяемым Израйлиту, истекли. По статье 174.1 УК РФ этот срок истек еще в тот момент, когда уголовное дело только возбуждалось. А по эпизоду с хищением 300 миллионов рублей срок давности завершился 11 февраля 2020 года.

Судью Морозову истечение сроков давности не впечатлило. Она напомнила, что согласно статье 299 Уголовно-процессуального кодекса РФ, все эти нюансы (в данном случае сроки давности по преступлениям) подлежат оценке во время оглашения приговора, а не на стадии судебного следствия. В то же время судья отметила, что срок содержания Израйлита под стражей действительно завышен в связи с долгим следствием. Напомним, что первый раз дело Израйлита поступило в суд в декабре 2018 года, но через несколько месяцев предварительных слушаний было отправлено в прокуратуру для исправления грубых ошибок.

«За время судебного следствия подсудимый демонстрирует лояльность к суду, хорошо характеризуется поручителями и с места работы, не скрывает своего желания содействовать судебному следствию в установлении истины, — заявила судья, зачитывая решение об изменении меры пресечения. — Имеет постоянное место жительства, устойчивые социальные связи. Кроме того, срок судебного разбирательства, как мы это видим из опыта предыдущих заседаний, может растянуться на неопределенное время. Потому суд считает возможным изменить содержание под стражей на домашний арест».

Впрочем, срок домашнего ареста определен всего в два месяца. В мае обвинение может привести новые доводы, и предприниматель опять может оказаться под стражей.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close