Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Первомайское: свалка или завод? 

Первомайское: свалка или завод? 

11 марта 2020 12:29 / Экология

Областные власти попытались развеять опасения о свалках на территории Первомайского сельского поселения Ленобласти.

В Ленинградской области появилась очередная горячая экологическая точка — проект строительства мусороперерабатывающего завода под поселком Первомайское. Активисты, экозащитники и местные жители провели уже три народных схода. Депутат петербургского ЗакСа Максим Резник направил губернатору Ленобласти Александру Дрозденко запрос, чтобы тот прояснил ситуацию. Более 14 тысяч подписей (на момент публикации этого материала) собрала петиция против строительства на Change.org.

Чтобы расставить все точки над «и», областные чиновники собрали круглый стол, пригласив на него экспертов и журналистов. Впрочем, разговор пока шел скорее о достоинствах технологии, по которой будет строиться завод по производству топливного гранулята из отходов (SRF), чем о реальных вопросах, которую волнуют общественность.

Будет ли свалка

По первоначальной информации, согласно Территориальной схеме обращения с отходами, под новые полигоны были выделены два гигантских участка общей площадью в 416 га — Воронцовский и Островский карьеры. Однако областные власти поспешили заявить, что несколько лет назад Воронцовский карьер был включен в данную схему по ошибке. 18 февраля 2020 г. этот карьер был исключен из перечня участков, предназначенных для создания объектов размещения твердых коммунальных отходов. Распоряжение об этом подписал губернатор области Александр Дрозденко.

Соответственно, планы по строительству завода по переработке отходов в топливный гранулят SRF касаются Островского карьера площадью 200 га. Предполагается, что завод будет перерабатывать примерно пятую часть всех отходов Петербурга и Ленобласти (а это значит, что региону нужно еще 4–5 таких заводов). Получаемый гранулят будет пригоден для энергетической утилизации (сжигания) или для цементной промышленности (для этого при переработке из мусора убирают органику). В заявленных планах — практиковать обе технологии, поставляя гранулят как на цементные заводы, так и в котельные и на электростанции.

 


Читайте также: «С новой свалкой, ленинградцы! На месте запланированного природного заказника в Ленобласти построят мусорный полигон площадью 416 га»


Участок Островского карьера, объяснили эксперты, подходит под строительство по нескольким параметрам. Во-первых, он не относится к заповедным зонам (по словам представителей обладминистрации, сейчас здесь можно наблюдать «лунный ландшафт»), во-вторых — удален от населенных пунктов. С этим активисты могли бы поспорить: в частности, можно ли считать достаточным удаление в шесть километров? Именно столько от Островского до поселка Подгорное. Вопросы возникают и из-за близости к карьеру водных объектов. Чиновники отмечают, что завод займет лишь четвертую часть карьера — всего 50 га. Но как будут использоваться оставшиеся 150, неизвестно. Вполне логично предположить, что здесь расположится «склад» ресурсов для завода или другие элементы мусорной инфраструктуры.

Об этом чиновники на круглом столе сообщали лишь в самых общих словах. «История с мусорными полигонами заканчивается, — говорит руководитель Северо-Западного межрегионального управления Росприроднадзора Михаил Козьминых. — Сейчас двум регионам необходимо принять решение по комплексной работе с отходами. Но главное — нужно разъяснять населению, что, помимо складирования мусора, вызывающего массу негативных реакций, есть другие варианты работы с отходами».

Нужна ли сортировка

Участники круглого стола пытались затронуть и вполне логичный вопрос о раздельном сборе мусора. Ведь от тщательности сортировки отходов напрямую зависит конечный результат их переработки. Эксперты заверили, что необходимость бытовой сортировки мусора — это уже ложный стереотип. По их утверждениям, от раздельного сбора мусора начинают постепенно отказываться жители Германии и Англии, где работают полностью автоматизированные мусороперерабатывающие заводы и сортировка обходится без участия человека. Поэтому увязывать возможность строительства завода в Островском карьере с необходимостью решения проблемы бытовой сортировки отходов, по словам специалистов, нет необходимости.

«Самое главное, чтобы жители отделяли от общего мусора опасный — батарейки, люминесцентные лампочки, тару из-под нефтепродуктов. Этого опасного мусора немного, всего около 1,5% от общего объема. Второе — четко и строго отделять «деловой» мусор (бумагу, пластик, дерево, металл и так далее) от органики. Нормальный способ — собирать это вместе, не заставляя людей сортировать на 5–6 мешков», — сообщил академик РАН, профессор, председатель совета директоров и научный руководитель НПК «Механобр-техника» Леонид Вайсберг.

«Техника сегодня такова, что автоматизированным способом разделить это на разные кучки не составляет труда, — считает он.


— Нам уже не нужны мигранты на конвейере, техника с близкой к стопроцентной результативности сама все сделает.


Введение раздельного сбора — это увод от решения проблемы».

Захоронения и отходы у водоемов

Очевидно, что переработать весь мусор в топливный гранулят будет невозможно. В Финляндии, заводы которой чиновники Ленобласти любят приводить в пример, перерабатывается 99% отходов, а 1% захоранивается на полигонах.

Эксперты признают: добиться такого же результата в Ленобласти не получится. Реальный объем отходов, подлежащих захоронению, будет составлять 10–15% от перерабатываемого мусора. Но это существенно ниже сегодняшних объемов захоронений, а вместе с работой по рекультивации имеющихся свалок может полностью снять вопрос о выделении новых участков под мусорные полигоны.

Неподалеку от Островского карьера располагаются водные объекты, в связи с чем экологи напоминают, что законодательно запрещено размещать отходы I–IV классов опасности вблизи нерестилищ и в иных местах, «в которых может быть создана опасность для окружающей среды, естественных экологических систем и здоровья человека». Экоактивисты полагают, что опасные отходы сначала попадут в грунтовые воды, а затем — в водоемы.

Эксперты сообщили, что строительство завода не предполагает размещения отходов самых опасных классов. Более того, в процессе переработки мусора из него удаляются все опасные составляющие — токсичные вещества и тяжелые металлы. Остатки переработки — это песок, камни и зола.


Правда, где будут захораниваться эти 10–15% отходов, пока неизвестно. Нельзя исключать, что примут самое дешевое решение: складировать мусор тут же,


тем более что судьбу 150 свободных гектаров Островского карьера чиновники пока не проясняют.

Мусорное просвещение

Чиновники и эксперты считают, что сегодня опасения и тревоги вокруг новых мусорных объектов возникают от непонимания технологий, которые собираются применять.

«Сейчас любой термин, связанный с мусором — сжигание, переработка, утилизация, — вызывает негативную реакцию у населения. Необходимо разъяснять, что способы могут быть разные, их бояться не нужно, с ними надо работать», — заявил Михаил Козьминых.

В пример участники круглого стола привели Московскую область, где уже запущено четыре из 12 заводов по переработке мусора и жители тоже были изначально против внедрения современного метода утилизации отходов.

«Нам пришлось пройти весь путь: принятие решения правительством, процесс общественных обсуждений, проработка экологических аспектов, всех проектных материалов и так далее. Почти из каждого населенного пункта к нам приезжали делегации в институт, много общались с нашими специалистами», — рассказал Леонид Шимарек, заместитель генерального директора Института проектирования, экологии и гигиены. Эксперт считает, что в процессе переговоров население Московской области удалось убедить.

Но вопрос о необходимости разъяснения и обсуждения таких важных проектов точно относится и к самим чиновникам. В диалог с активистами и жителями по проекту завода под Первомайским властям Ленобласти вступать придется в любом случае и много раз. Для реализации производства нужно еще добиться перевода территории Островского карьера из земель лесного фонда в категорию земель промышленности. Затем последуют многочисленные экспертизы. Чтобы снять вопросы к их результатам, процесс должен быть прозрачным и учитывать мнения независимых экспертов. Захотят ли областные власти быть настолько открытыми перед местными жителями, чтобы найти понимание, на которое рассчитывают, и избежать дальнейших возмущений, покажет время.

Ольга ТРЕФИЛОВА