Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Залечь на дно в хостеле
Фото: Семен Лиходеев / ТАСС

Залечь на дно в хостеле

19 июня 2020 12:06 / Экономика

Белые ночи — горячая пора для Петербурга, но не в этом году. Отельеры грустят: туристов нет, потери колоссальные.

В петербургском комитете по туризму утверждают, что отелям города никто не запрещал работать. Надо только соблюдать все меры, предписанные Роспотребнадзором. А те, которые закрылись, сделали это по собственному желанию. Однако в стане отельеров царит неразбериха и уныние — некоторые, кто описывал «Новой» свои бедствия, просили не называть их имена — они полагают, что функционируют нелегально.

Не выходя из номера

Иван (имя изменено по просьбе героя) ученый, в Англии преподавал в университете, в ночь на 31 мая вернулся в Петербург. В Пулково сотрудники Роспотребнадзора прямо на борту измерили пассажирам температуру и выдали постановление о двухнедельном карантине. Остаток ночи их катали по городу на автобусе в сопровождении полиции с мигалкой, пока всех не развезли по «адресам самоизоляции». Иван поселился в отеле, поскольку дома у него пожилая мать.

«Всех пассажиров доставили — кого по прописке, кого по договору аренды, кого в «Балтиец» (пансионат в Репино, оборудованный под обсерватор). Как я понимаю, полиция должна была завести каждого в квартиру и проверить, чтобы там никого не было. На практике меня подвезли к отелю и помахали рукой из машины», — рассказывает Иван.

За два дня до того он забронировал апарт-отель «Докландс» на Васильевском острове. Предупредил, что не может внести предоплату, поскольку не знает, не повезут ли его принудительно по месту прописки или в обсерватор. Менеджер отнеслась с пониманием.

Иван говорит, что врач к нему не наведывался, а вот полицейские навещали и звонили ежедневно. Еду в номер приносили курьеры, чистое белье передавали на расстоянии вытянутой руки.

Романтика на карантине

Москвич Олег, приезжая в Петербург, и до эпидемии останавливался в гостиницах, а не у родственников. «В начале мая месячное сидение взаперти в Москве уже рвало мне крышу, и я решился, — объясняет Олег. — Погулять по набережным, свободным от толп и на свежем ветре было необходимо». Бронировал отель через букинг и звонил по телефону, чтобы не вышло накладок. «Я не боялся белья — оно всегда глаженое, а кафе в гостинце было закрыто. Посуда в номере была, и я ее помыл, прежде чем пользоваться», — вспоминает он. Говорит, что перед поездкой нервничал, но страхи прошли, когда сел в полупустой «Сапсан» в Москве. А в гостинице видел персонал, только когда заселялся, после этого звонил портье, спрашивал, не надо ли чего.

Петербурженка Александра в начале июня решила снять с молодым человеком номер в «Дягилев бутик-отеле». Хотелось романтики, а заодно «поддержать малый бизнес» и «сменить вид из окна». Чашек в номере не было, завтраки не подавали, температуру не измеряли, девушка на ресепшн была в маске, там же стоял антисептик. «Утром видела, как всё дезинфицировали», — говорит Александра.


Это, конечно, не идеальный отдых, но хоть какая-то радость от пандемии — когда в дорогом отеле можно поселиться за полцены.


Петербург во время эпидемии коронавируса. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета» Петербург во время эпидемии коронавируса. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

Сайт бронирования «Букинг» предупреждает: «С 6 апреля 2020 года выбранные вами правила отмены будут действовать вне зависимости от коронавируса. Советуем бронировать варианты с бесплатной отменой на случай, если ваши планы изменятся».

И действительно — отменяют много. Общей статистики никто не знает — у каждого болит свое, но, как признается владелица мини-отеля на Фонтанке, картина грустная. Хотя оптимизма она не теряет.

«Мы закрыты с 6 марта. Гости просили отменить брони и вернуть деньги даже за невозвратный тариф. Желающие самоизолироваться к нам не обращались. Выручки нет, а три месяца аренды и коммунальных платежей никто не отменял. Сотрудников пока распустили без зарплаты. Проверок не было. Сейчас стали приходить брони на конец июня. Пока все из Москвы: послабление режима сказалось. Цены — треть от обычных летних. То есть вместо 4500–5000 рублей номер в центре города со всеми удобствами мы продаем по 1500–2000 рублей. Этот сезон провальный, но, надеюсь, отель выживет, хотя субсидии нам не положены».

Гигиеничная коммуналка

«В Петербурге многие хостелы стали точками самоизоляции, — говорит Алена Енова, совладелец компании по открытию и управлению отелями, хостелами и апартаментами HotelKit. — Особенно много было студентов, которые приезжали на сессию. Средний петербургские хостел — 25 мест. Во время пандемии загрузка максимум 40 процентов, чаще 10. Примерно 10 человек на 150–200 квадратных метрах. Получается даже безопаснее, чем в коммуналке. Сказать, сколько закрылось гостиниц и хостелов, сейчас сложно. Но каждый пятый отельер звонит — предлагает купить у них кровати и постельное белье. Многие закрылись — и крупные, и маленькие отели».


Хостелы в мае-июне обычно зарабатывали себе на зиму. Этот сезон провальный и для них. Каждый выкручивается, как может.


Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета» Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

Алена рассказывает про семью, где все лишились работы: они сдали свою квартиру, чтобы было на что жить, и переехали в хостел. Многие приезжают туда надолго — со своей посудой и полотенцами.

Представить, как в хостеле можно строго соблюдать требования Роспотребнадзора, сложно. Ведомство предписывает соблюдение дистанции полтора-два метра и «размещение гостей преимущественно одноместное или семейное». В гостинице это реализуемо, но в хостеле — «пионерлагере» с общей кухней и санузлом — как?

В «Велохостеле» на Марата клиентам предлагают отдельный номер. Но уточняют: «За день в многоместных номерах людей может накопиться». Сколько соседей встретятся на кухне, тоже неясно. На вопрос о дезинфекции администрация сообщает об уборке, антисептиках и возможности купить маску. Масочный режим желателен, но не обязателен. «Посуда у нас моется… мылом, есть и антибактериальное. Из 20 номеров занято 11», — заверили корреспондента «Новой» по телефону. Хостел «Друзья на Сенной» предлагает 6–8–10-местные номера: «Мы стараемся, чтобы в номере было как можно меньше людей. В 10-местном — 5 человек». Предложили воспользоваться своей посудой и хранить ее отдельно.

Убытки в маске

Гиганты гостиничной индустрии к требованиям Роспотребнадзора относятся щепетильно.

«У нас два отеля, — говорит Елена Рейзентул, генеральный директор ООО «Отель Менеджмент» Hilton St.Petersburg Expoforum и Hampton by Hilton St.Petersburg Expoforum. — Один закрыт с 26 марта. В апреле в Петербурге всегда начинался высокий сезон. Средняя загрузка отелей была 90%, а во время Петербургского экономического форума — 100%. Но с февраля поток гостей стал снижаться. Средняя цена в мае прошлых сезонов за номер 12 000 рублей.


В период ПЭФ она возрастала до 80 000. Сейчас мы сдаем этот номер по 3500–4000 рублей».


Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета» Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

В апреле, говорит Елена, обращались клиенты, которые хотели самоизолироваться, но их было немного. За время карантина в основном останавливаются гости с петербургской регистрацией, есть несколько иногородних, они поселились еще до начала карантина. С начала июня стали появляться иногородние гости, которые приезжают в Петербург по работе или на отдых.

В элитном «Хилтоне» гостям измеряют на входе температуру, в отеле действует масочный режим, санитайзеры в гостевых зонах. Закрыты рестораны и SPA-центры. Шведский стол отменен, завтрак гость получает в номер в одноразовой посуде и упаковках. В номерах есть обычные чашки — гость их моет сам. Сотрудникам отеля измеряют температуру. Работают в перчатках, масках. За этим следит штатный санитарный врач. После гостя дезинфицируется все — от чашек и унитаза до ковров. После этого номер закрывается на 72 часа. Текстиль обрабатывается горячим паром. Елена говорит, что за время пандемии заболевших гостей не было.

При этом и в больших, и в маленьких отелях признают, что далеко не все распоряжения Роспотребнадзора были четкими, понятными и выполнимыми. Более того, многие отельеры в начале эпидемии даже не поняли, имеют ли они право работать. Так, управляющая одного из отелей в центре вынуждена была его закрыть, потому что была уверена, что так и было предписано. Она призналась, что все запутались в бесконечных постановлениях и их обновлениях, и подчеркнула: «Коллеги говорят, что работают на свой страх и риск».