Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Под козырьком и в кепочке
Фото: facebook.com

Под козырьком и в кепочке

29 июня 2020 14:28 / Политика

Встретить на избирательном участке наблюдателя в фирменной кепке — к поправкам в Конституцию. Но его еще надо найти.

Общероссийский плебисцит, вернее, его досрочная часть — в самом разгаре. У тех, кто уже побывал на участках в Петербурге, больше всего вопросов к процедуре, которую в народе уже окрестили «скверным» голосованием: импровизированные УИКи во дворах, на скамейках, детских площадках, в автобусах, багажниках машин, тележках из «Пятерочки»; оставленные без присмотра избирательные урны и журналы с личными данными избирателей, и даже абсолютно пустые УИКи. Как обеспечивается здесь сохранность бюллетеней, тайна волеизъявления? И где вообще наблюдатели?

По официальным данным, на момент начала досрочного голосования за порядком на избирательных участках в Петербурге следили 12,5 тысяч человек — из расчета по шесть наблюдателей на каждый УИК. Сообщается, что все они прошли необходимое обучение, получили нагрудный знак и фирменную кепку.

Напомним, впервые координация наблюдения за всероссийским голосованием возложена на Общественную палату РФ и региональные общественные палаты. Политические партии (особенно оппозиционные), имевшие право напрямую делегировать своих людей, на этот раз из процесса исключены. Предварительные итоги налицо: интернет полнится фотографиями с участков и гневными комментариями, а в объединенном штабе наблюдения говорят, что сигналы с участков — единичны.

Избирательный участок в Петербурге. Фото: Дарья Апахончич Избирательный участок в Петербурге. Фото: Дарья Апахончич

Председатель попросил

«У нас наблюдательницей уборщица школы, — рассказывает член УИК № 54 Варвара Михайлова. — Зарегистрировалась и грустно пошла работать».

Еще одного члена избирательной комиссии цитируют «Наблюдатели Петербурга: «Сейчас к нам странная старушка приходила. Я, говорит, наблюдатель. Никакого направления у нее с собой не было, она при нас звонила некой «начальнице из муниципалитета», чтобы та подтвердила, что старушка — наблюдатель».

Член ТИК № 6 Андрей Горбунов рассказывает «Новой», что в первый день досрочного голосования, 25 июня, он объездил 16 избирательных участков — наблюдателей встретил только на четырех.

«Только одна девушка — она была провластной активисткой — сказала, что проходила какой-то тренинг, — говорит Горбунов. —


Остальные даже не знают, кто прислал их на голосование. Говорят, что от администрации района, директора школы, «председатель попросил»...»


Откуда официально взялись тысячи наблюдателей и к чему их готовили?

Как рассказал «Новой» руководитель аппарата Общественной палаты Петербурга Андрей Малков, «корпус наблюдателей состоит из представителей 60 общественных организаций и совета муниципальных образований Санкт-Петербурга, а также политических партий».

«Со всеми Общественная палата подписала соглашения о направлении кандидатур в наблюдатели за этим историческим событием», — добавил он. Однако что это за 60 организаций, Малков не уточнил.

Андрей Малков. Фото: gov.spb.ru Андрей Малков. Фото: gov.spb.ru

На сайте администрации Петербурга названы только 10 из них: например, некое АНО «Ксюша» (гендиректор Оксана Александрова не ответила на запрос «Новой»), Союз спортивных федераций, и даже «Официально некурящее сообщество» (председатель организации Александр Дунюшкин также проигнорировал наши вопросы). Председатель общественной организации «Не все равно» Илья Черменев рассказал «Новой», что по договору с ОП направил на избирательные участки около 150 человек: «Основная масса — неравнодушные жители Московского, Кировского и Адмиралтейского районов Санкт-Петербурга в возрасте от 20 до 35 лет». 50 наблюдателей выделил Общественной палате СПб благотворительный фонд «Ресурсы», подтвердила его гендиректор Алина Нечаева. «Смотрели [обучающие] ролики, онлайн задавали членам ОП уточняющие вопросы, в итоге получили блокноты и бейджи», — рассказала она «Новой».

В свою очередь, петербургские активисты, чья деятельность традиционно связана с выборами, приглашение на «банкет» не получили.


«Мы не дождались никакого взаимодействия, даже элементарного «Ваше письмо принято», — говорит координатор регионального движения «Голос» Наталья Менькова.


Те, кто решил записаться в наблюдатели самостоятельно, отмечают, что процедура подачи заявки была слишком бюрократизирована. «Чтобы стать наблюдателем от политической партии, раньше достаточно было пройти собеседование, потому что партия сама заинтересована в тебе, — обращает внимание Менькова. — Со стороны же Общественной палаты никакого интереса не наблюдалось».

«В ОП СПб мы приехали 19 июня, и нам сразу же отказали в приеме документов по причине отсутствия их копий на электронном носителе, — рассказывает активист «Молодежного Яблока» Никита Чирков. — 22-го, со второй попытки, весь пакет проверили и приняли, но спустя три дня перезвонили — сказали, что форма документов неправильная, а комплект — неполный. Я снова все исправил в тот же день — с тех пор новостей нет» (утром 29 июня Чирков сообщил «Новой», что его заявку, наконец, одобрили. — C.Р.)

По словам координатора «Голоса», ни на одну из поданных с ее участием заявок в наблюдатели из ОП так и не ответили. В самой палате эту информацию опровергают: «[...] рассматривается абсолютно каждая кандидатура, мы не оставляем без ответа ни одно заявление кандидата».

УИК №1133 на Ленинском проспекте в Петербурге. Фото: facebook.com УИК №1133 на Ленинском проспекте в Петербурге. Фото: facebook.com

Золотой стандарт

«Работают замечательно наблюдатели, — рассказывала 27 июня представитель ОП СПб, директор Театра юных зрителей им. Брянцева Светлана Лаврецова. — Всего было [в Адмиралтейском районе] за два дня несколько смешных таких обращений. [...] Например, где-то на месте не нашли милиционера. А человек просто вышел подышать свежим воздухом, покурить...»

Сайт администрации Петербурга сообщает, что «для команды наблюдателей была разработана серия обучающих видеороликов, в которых были даны ответы на все вопросы» о голосовании. Правда, ничего о методах оперативного реагирования со стороны наблюдателя в учебных материалах найти не удалось. Основной документ для фиксации нарушений — анкета «Золотой стандарт», которую, по задумке, нужно сдать в Общественную палату уже после окончания процедуры голосования.

Представитель ОП Андрей Малков пояснил «Новой» дальнейшую судьбу этих анкет: «Группа Общественной палаты ознакомится с содержанием, […] проанализирует полученные сведения, обобщит и направит в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию».

Будут ли эти данные в итоге опубликованы? Собеседники «Новой» из числа независимых экспертов отмечают, что Общественная палата СПб уже готовила наблюдателей на выборы губернатора Петербурга в 2019 году и отчетов об их работе так никто и не увидел. «Это является по сути закрытой информацией, хотя такого не может быть», — обращают внимание в «Голосе».

Не нужно дожидаться ночи

«Новая» уже рассказывала о том, в каком режиме разрабатывалась процедура общероссийского голосования, — она регулируется не основным законом о выборах, а специальным постановлением ЦИК. В итоге «подготовленным наблюдателям c большим опытом, которые знакомы с законодательством о выборах, может быть, даже будет в чем-то тяжелее, поскольку им нужно на время забыть федеральный закон», — говорит член Горизбиркома Олег Зацепа на одном из обучающих видео для наблюдателей.

Самодельный ящик для голосования на одном из участков. Фото: facebook.com Самодельный ящик для голосования на одном из участков. Фото: facebook.com

Поправки в правила плебисцита вносились до самого последнего момента. Так, накануне старта досрочного голосования ЦИК внезапно вдвое увеличил время работы избирательных участков — с 8:00 до 20:00. По мнению собеседников «Новой», получив новую разнарядку, в Общественной палате просто растерялись. Перераспределить наблюдателей, многие из которых работающие люди, в ОП просто не успели, поэтому многие УИКи остались без общественного контроля. Но все это не имеет значения, если перед вами картонный ящик, наспех обклеенный скотчем.

«Когда урны вообще ничем не защищены, наблюдателю бессмысленно разбираться с тем, как оформлены списки, смотреть, правильно ли откреплены избиратели и так далее, — рассуждает Андрей Горбунов. — Бюллетени в любой момент можно достать или переложить, причем для этого даже не нужно дожидаться ночи».