Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Рекордный протест — тоже нарисован
Фото: AP / ТАСС

Рекордный протест — тоже нарисован

8 июля 2020 12:52 / Политика

В Петербурге на 29 участках большинство избирателей отказались поддержать поправки в Конституцию. На УИК №392 против оказалось 97,25%!

Арифметика протеста

В Петербурге в дни голосования по поправкам в Конституцию работало 1899 постоянных участков и 50 временных. Официальный итог: 77,66% голосов за, 21,63% — против. При этом в городе были участки, где поправки одобряли едва ли не 100% голосовавших. Так произошло, например, на УИК 1786 на улице Савушкина (за — 99,34%).

Но, согласно ГАС «Выборы», в некоторых избиркомах большинство высказалось против поправок. В Выборгском районе в этом смысле отличились 18 участков (ТИКи 10, 14 и 22). Разброс протеста от 59,46% на УИК №406 в больнице №122 (перепрофилирована под COVID) до рекордных по городу 97,25% на УИК №392 в гимназии №73 на проспекте Энгельса.


Там из 1566 человек только 41 высказался за поправки.


Председатель этого УИКа, где появились самые феноменальные цифры голосования, — учительница математики Екатерина Юнгкинд.

За два года в Выборгском районе разлюбили Путина?

«Да, ситуация нестандартная, но как люди проголосовали, так мы и посчитали, — резюмировала Виктория Игнатьева, председатель участка 380, показавшего 80% против поправок. — Никаких нештатных ситуаций у нас не было, никаких претензий со стороны вышестоящих органов тоже».

Виктория Игнатьева — заместитель директора по организационно-педагогической работе 101-й школы, где проходило голосование. Говорить подробнее она отказалась: «Я сдала протокол и хочу об этом забыть. У меня завтра госэкзамены».

Член территориальной избирательной комиссии №22 Виктор Дорогостайский 1 июля провел на другом участке, поэтому про взрыв оппозиционности на рекордном 392-м достоверно не знает:

«Мы с коллегами долго думали, как так случилось, и пришли к мнению, что в территориальных комиссиях подгоняли общий результат под приемлемый, — говорит он.


— Видимо, в ночи в среднем по ТИКу выходил перебор поддержки, и, чтобы средний показатель чуть снизить, нескольким участкам (380, 398, 330 и рекордный 392. — Ред.) приписали протестное голосование».


Почему так повезло нескольким участкам, в том числе и 392-му, Дорогостайский объясняет довольно приземленно. 380, 398 и 392-й позже других сдали протоколы, так как расположены дальше всех от вышестоящего ТИКа. А в 330-м, хоть он и не отдаленный,  председателем была Алеся Колосова, которая прежде не только не руководила УИКом, но и не была его членом. Возможно, из-за неопытности и задержалась с подсчетами.

Инфографика: Анна Жаворонкова / «Новая газета» Инфографика: Анна Жаворонкова / «Новая газета»

Техническую версию можно было бы проигнорировать и объяснить вспышку протеста тем, что на отдельно взятых участках все настолько плохо, что народ там точечно ненавидит власть и все ее инициативы. Но нет, всего два года назад эти же избиратели «правильно» проголосовали за четвертый срок президентства Путина. За два года вокруг указанных УИКов не происходило ничего из ряда вон выходящего в политическом смысле. И оппозиция не была там активнее, чем в целом по городу. Поэтому непонятно, когда произошел обман: тогда или сейчас?

Рисовали как хотели

«Наше мнение — голосование по Петербургу было тотально «нарисовано», — говорит координатор движения «Голос» в Петербурге Наталья Менькова. — Только на единичных участках, там, где независимые члены комиссий действительно работали все дни, старались, — там мы видим результаты, близкие к экзитполам».

Но это скорее исключение. Таким участком наблюдатели называют, например, 1754-й, где, по данным ГАС «Выборы», 53% избирателей поставили галочку в графе «нет». 2 июля «Наблюдатели Петербурга» сообщали, что за поправки проголосовало 39% на участке 809. Та же цифра вошла и в официальную статистику.


«На мой взгляд, данные, где по 80–97% избирателей проголосовали против поправок, недостоверны, — считает Наталья. — В ТИКах просто подгоняли цифры под пристойный, не стопроцентный  результат».


Нарисованные цифры

С похожей практикой наблюдатели и правозащитники уже сталкивались, хотя и в обратном смысле: в 2012-м на выборах президента в городе появилось сразу несколько УИКов, которые никто из наблюдателей не видел, но там была стопроцентная явка и 95–97% проголосовавших за Путина; в 2016-м в Калининском районе на нескольких УИКах также был зафиксирован близкий к 100-процентному результат голосования за «Единую Россию» на выборах в Думу и ЗакС.


Никита Зарецкий, член УИК №1754:

— Когда я пришел в первый день, мне сказали: «Будешь ходить по квартирам с урной. Мы вам дадим плакаты для расклейки по подъездам и агитационные листовки, которые вы должны выложить на лестничных площадках». Я отказался. И всю неделю досрочного голосования приезжал на участок к 10–11 утра, пересчитывал бюллетени, сверялся с книгами, спрашивал точное количество проголосовавших, визуально оценивал количество бюллетеней в урне, проверял пломбы, на которых с вечера расписался, считал все подписи. Я фотографировал урны перед уходом домой и утром. Явка была крайне мала. Снимал всё не только на фотоаппарат, но и на телефон. Все материалы скидывал в телеграм. При подсчете голосов собственноручно подсчитал практически все бюллетени — брал пачку, показывал ее на камеру и держал так, чтобы всё всем было видно.

У нас даже скандал случился:

председатель кричала, что я злоупотребляю своим правом, слишком медленно и слишком внимательно все делаю.

Но только так нам удалось осуществить прозрачный и чистый подсчет: против поправок у нас высказались 53% процента избирателей.

Я, кстати, был наблюдателем на бегловских выборах. На моем участке он не победил в первом туре — набрал менее 50%.


И Виктор Дорогостайский, и Наталья Менькова уверены, что в большинстве случаев председателям протестных УИКов ничего не грозит и никто не будет их наказывать. Председателей просто не за что ругать их же руководству, ведь на большинстве участков либо исполняли волю кураторов, либо не препятствовали переписыванию протоколов под нужный результат.

Ледоколы против

К петербургским ТИКам приписаны еще 60 участков на судах, находящихся в плавании, и 7 — на полярных станциях. По данным «Отрытых медиа», на 34 судах, в том числе принадлежащих Газпрому и Роснефти, более половины членов экипажа оказались против обнуления.

Показательным «бунтовщиком» оказался УИК №198 — крупнейший в мире атомный ледокол «Арктика», кстати, крестник спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко (она разбивала шампанское о его борт на церемонии спуска).

Ледокол «Арктика». Фото: РИА Новости Ледокол «Арктика». Фото: РИА Новости

К петербургским ТИКам приписаны еще 60 участков на судах, находящихся в плавании, и 7 — на полярных станциях. По данным «Отрытых медиа», на 34 судах, в том числе принадлежащих Газпрому и Роснефти, более половины членов экипажа оказались против обнуления.

Показательным «бунтовщиком» оказался УИК №198 — крупнейший в мире атомный ледокол «Арктика», кстати, крестник спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко (она разбивала шампанское о его борт на церемонии спуска).


214 из 353 (62,21%) избирателей на его борту поставили галочки в графе «нет».


Против внесения изменений в Конституцию был и ледокол «Евгений Примаков» (УИК №649), принадлежащий «Совкомфлоту». Из 50 членов экипажа 31 высказался против. Само судно сейчас в Охотском море, один из двух его капитанов Тарас Срибный — в межрейсовом отпуске.

Уверен, что на судне голосование было организовано достойно, прошло в соответствии с правилами», — прокомментировал результат волеизъявления экипажа капитан Срибный.

Еще семь участков, относящихся к Петербургу, были организованы на полярных станциях. На двух из них также зафиксировано протестное голосование. На ледовой базе «Мыс Баранова» (Арктика) из 20 голосующих 13 сказали «нет» (65%). На станции «Восток» (Антарктика) 7 из 12 (63,64%) также проголосовали против поправок. Чуть скромнее результат на станции «Мирный» (Антарктика) — 12 из 23 против (52,17%).

Елена Михина