Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Глоток безумия
Фото: gov.spb.ru

Глоток безумия

9 сентября 2020 12:16 / Общество

Скандал с законом о «наливайках» — пример классического коктейля сомнительных идей и необъяснимых решений петербургских властей.

В Петербурге специально созданная рабочая группа из депутатов и общественников разгребает последствия парламентской инициативы, обернувшейся скандалом. Ее первое заседание не принесло очевидных результатов, на сколько растянется взятый после него тайм-аут, неизвестно. Главное — успеть к 1 января 2021 года, иначе пресловутый закон «о 50 метрах» заработает в его нынешней редакции.

Хроника одной глупости

29 апреля, в разгар карантина, петербургское Заксобрание в первом чтении принимает малозаметный закон, обязывающий ночью продавать алкоголь только в открытой таре.

Спустя два месяца, 23 июня, тот же закон, но уже с поправкой, запрещающей с 1 января 2021 года продажу алкоголя в точках общепита с площадью зала менее 50 квадратных метров, проходит второе чтение. Закон в народе получает название «о наливайках». Автор, депутат Денис Четырбок, уверен, что так он борется с сомнительными заведениями, мешающими горожанам спать. Но паника начинается и у приличных рестораторов — в городе рискуют закрыться больше ста заведений.

Депутатов и губернатора завалили обращениями владельцы баров, деятели культуры, общественники. 8 июля, несмотря на нарастающий скандал, закон принят в третьем чтении.

23 июля Александр Беглов его подписывает. Он проигнорировал обращения рестораторов к властям, петиции, собравшие десятки тысяч подписей, и публикации в СМИ, разъясняющие вред принимаемой нормы не только для бизнеса, но и для городского бюджета.

Однако в тот же день Беглов и спикер ЗакСа Вячеслав Макаров, посовещавшись, заявили, что закон надо переделать. Депутаты моментально откликнулись созданием рабочей группы, которая под руководством инициатора закона Дениса Четырбока взялась все быстренько исправить.

Сотрудники петербургского I Believe Bar — против закона о наливайках. Фото: facebook.com Сотрудники петербургского I Believe Bar — против закона о наливайках. Фото: facebook.com

30 июля губернатор окончательно обвинил во всем парламентариев. «Принятие закона о «наливайках» — поспешность отдельных депутатов, — заявил градоначальник. — Наши бары в центральной части города — наша городская фишка. И не нам эту культуру прекращать. В закон будут внесены соответствующие изменения».

В принципе заявление Беглова было правильным, только непонятно, что вдруг случилось с позицией губернатора, лично подписавшего этот закон. Не знать о скандале, который сопровождал все слушания в ЗакСе, он не мог. Или мог? А если знал, что сдвинулось в его собственной голове и почему?

Неприятный сюрприз

«В апреле-мае, когда проводилась оценка того, как повлияет данный закон на малый бизнес, речь шла о 20 метрах, — говорит уполномоченный по защите прав предпринимателей в Петербурге Александр Абросимов. — Я поддержал законопроект в таком виде, он не противоречил федеральному законодательству, и тот факт, что депутаты во втором чтении приняли ограничение в 50 метров, стало неожиданным и неприятным сюрпризом».

Абросимов обращался и к председателю ЗакСа Вячеславу Макарову с просьбой отложить рассмотрение законопроекта в третьем чтении и провести повторную процедуру оценки законопроекта, и к губернатору с просьбой рассмотреть вопрос об отклонении закона, но первые лица города его не услышали.

Главное закон принять

«К сожалению, многие законы в городе принимаются без должной проработки, в них никак не просчитываются последствия», — говорит политолог Александр Конфисахор. За примерами, подтверждающими такую точку зрения, далеко ходить не надо. В начале эпидемии губернатор подписал распоряжение, запрещающее посещать детские площадки и парки. Полиция начала ловить злостных нарушителей — отца, игравшего с ребенком в мяч, волонтера, прошедшего через детскую площадку, после того как он отвез продукты инвалиду. Районные суды «преступников» штрафовали, а городской суд эти штрафы отменял».

Фото: «ВКонтакте» Фото: «ВКонтакте»

Годом ранее, в марте 2019-го, еще в статусе врио губернатора Беглов подписал закон, который, по его мнению, должен был защитить устье реки Смоленки от застройки. Защитники парка обрадовались, даже поблагодарили Беглова. А через несколько дней вице-губернатор Эдуард Батанов сообщил, что строительство будет продолжено, так как закон — не повод расторгать договор аренды с инвестором. Отстоять зеленую зону удалось лишь через суд.

«Многие чиновники считают: главное закон принять, а дальше будем дорабатывать, — говорит Александр Конфисахор. — При принятии закона о «наливайках» произошло то же самое. А когда поняли, что эта норма касается огромного числа заведений, а также престижа, авторитета и узнаваемости нашего города, хватило ума пойти на попятную».

По мнению политолога, такие постоянные казусы происходят в том числе и потому, что


нынешний губернатор Петербурга, как, собственно, и его предшественники, живет в «информационном пузыре», который создают его подчиненные.


«Он видит то, что попадает ему на стол, пройдя огромное количество фильтров, — говорит Конфисахор. — Если ему будут подавать информацию, что 90 процентов жителей города ратуют за закрытие «наливаек», потому что там плохо пахнет, шумят и бродят пьяные люди, — он поверит, ведь лично проверить это не может».

Если ты промолчал, власти сядут на шею

Примечательно, что, когда губернатор подписал закон «о наливайках», его пресс-служба в тот же день, 23 июля, сообщила не об этом, а о том, что Александр Беглов и Вячеслав Макаров уже договорились о доработке новоиспеченного запрета. Но вместо конкретных идей на сайте Смольного появились лишь общие рассуждения об интересах горожан и бизнесменов.

«Закон, который затрагивает интересы и жителей, и добросовестных предпринимателей, был принят по инициативе депутатов Законодательного собрания», — в администрации моментально перевели стрелки на городской парламент. «Решение о создании рабочей группы, которая займется проработкой вопроса, было принято с учетом резонанса, который вызвал этот закон, и многочисленных обращений предпринимательского сообщества», — отмечалось в день подписания закона. То есть, уже ставя подпись, Беглов знал, что есть резонанс, что закон плохой и его надо переделать? Мог не ставить себя в дурацкую ситуацию, наложить вето и отправить депутатскую инициативу на доработку.

«Это же классика, — говорит владелец нескольких баров Александр Романенко, один из активистов возникшего движения за борьбу против закона о «наливайках». — За два месяца, что я занимаюсь этой проблемой, я перестал чему-либо удивляться. Приняли закон бездумно, подписали бездумно, а потом решили, что надо отреагировать на протест.


Возможно, это и наша вина, владельцев баров, что мы раньше никак не консолидировались и диалога с властью не вели».


Стоял кивал

Спустя две недели, заметив, что бурление в городе не затихает, Беглова наконец-то отвели в бар. Почему-то в полдень, когда там не было ни души: посетителей не показали, вина не налили.

«Он ничего не спрашивал, стоял, головой кивал, я сам все показал-рассказал», — говорит Кирилл Тычук, владелец бара Spontan, уместившегося на 23 квадратных метрах.

Фото: gov.spb.ru Фото: gov.spb.ru

Губернатор пил сок и кивал, потом пригласил Кирилла, а также удачно зашедшего в бар Александра Романова в гости в Смольный и удалился.

О походе градоначальника в злачное заведение петербуржцы узнали из телеграм-канала, посвященного деятельности губернатора Санкт-Петербурга. С точки зрения пиара он был исполнен слабенько, хотя бы потому, что верстался по старому сценарию, когда Беглов спасал пирожковую на Московском проспекте, которую душил жилкомсервис. Тогда еще врио приехал к несчастным поварихам, привез с собой пару депутатов Госдумы и журналистов, съел пирожок и… пирожковую не закрыли. Спустя год со сценария стряхнули пирожковые крошки, но сэкономили на депутатах и журналистах

Чистая прагматика

Депутат Борис Вишневский вспоминает, что ни Александр Беглов, ни его представитель в парламенте Юрий Шестериков за время слушаний никак не высказывались по поправке Четырбока, хотя вопросы еще до принятия закона им задавались постоянно. Шестериков наотрез отказался комментировать данную тему для «Новой газеты».

«На губернатора могли повлиять две вещи, — говорит Вишневский. — Во-первых, консолидированное мнение предпринимателей. Во-вторых, возможно, к нему пришли представители финансово-экономического блока правительства, например вице-губернатор Евгений Елин, и объяснили, что закрытие баров может повлечь за собой потери для бюджета, городу совершенно не нужные и которые будет нечем скомпенсировать.

Я далек от мысли, что Александр Дмитриевич прислушивается к общественному мнению, но не исключаю, что в его окружении нашлась светлая голова, открывшая ему глаза на то, что


имидж, даже если на носу нет выборов, — вещь важная, и он сегодня у главы города далеко не блестящий».


Что дальше

Рабочей группе из депутатов, представителей ресторанного бизнеса и жильцов домов, где расположены проблемные бары, предстоит в ближайшее время переписать уже принятый закон.

От двух предложений — создать список «авторских баров», на которые бы не распространялось ограничение в 50 метров, и сформировать реестр «недобросовестных» питейных заведений — отказались сразу: непонятно, как прописать объективные критерии отбора.

Сейчас на повестке три предложения:

  1. Сам инициатор закона, депутат Денис Четырбок, пошел на попятную и предложил уменьшить ограничение по площади до 25 метров в четырех центральных районах — Адмиралтейском, Центральном, Петроградском и Василеостровском, — а в остальной части города оставить принятую норму, либо даже ужесточить ее для помещений в хрущевках, «брежневках» и «кораблях».
  2. Запретить компаниям иметь сразу две лицензии — на продажу алкоголя в магазине и работу как точки общепита с правом продажи спиртного. Это должно избавить город от магазинов, которые в 22 часа превращаются в бары.
  3. Ввести минимальные розничные цены на торговлю алкоголем на розлив по аналогии с теми, что установлены на спиртное в магазинах. При этом предлагается минимальную цену в баре установить в три раза выше, чем в магазине.

Дата следующего заседания рабочей группы пока не назначена.

В баре «Продукты». Фото: @fontanka17 В баре «Продукты». Фото: @fontanka17


Кстати

Законы о наливайках принимают не только в Петербурге.

С 5 мая норма о минимальных 20 квадратных метрах действует на федеральном уровне. Автором законопроекта был депутат Александр Хинштейн. Закон позволил на региональном уровне повышать минимальную планку площади для заведений общепита, торгующих спиртным.

В Карелии с 1 октября должны закрыться заведения, где наливают, в городах — с площадью менее 75 квадратных метров, в поселках — менее 50 квадратных метров.

В Архангельской области ограничение в 50 квадратов вступило в силу с 1 сентября. Соблюдая закон, должны были «умереть» около ста заведений по всему региону. Судя по сообщениям СМИ, часть из них продолжает работу, так как формально никто не пришел и не потребовал закрыться.

В Магадане высказывались предложения запретить «наливайки» площадью меньше 100 квадратных метров. Но дальше обсуждений пока не пошло.

А глава Крыма не стал подписывать законопроект, принятый местными депутатами. Они хотели, как и в Петербурге, ограничить площадь баров и ресторанов 50 квадратными метрами. Но губернатор наложил вето, и закон не вступил в силу.