Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Бои за вокзал
Фото: Исторический облик Токсовского вокзала

Бои за вокзал

20 сентября 2020 16:44 / Общество

В Токсово уникальному архитектурному памятнику эпохи модерн подписали приговор.

 

8 сентября председатель Комитета по культуре Ленинградской области Владимир Цой подписал приговор деревянному вокзалу Токсово 1916 года постройки, отказавшись внести его в перечень выявленных объектов культурного наследия. Это означает снос исторического здания.

Институт «Ленгипротранс» получил положительное заключение экспертизы на проект «Реконструкции железнодорожного вокзала станции Токсово и благоустройства прилегающей к нему территории», который предусматривает полный демонтаж здания с разрушением даже старинного валунного фундамента. На его месте появится каркасно-щитовой новодел на железобетонной плите неглубокого заложения. Новый вокзал будет двухэтажным, на полтора метра шире и на 82 кв. м больше по площади. Кроме того, он украсится дополнительными окнами-стеклопакетами разной формы и современными подвесными козырьками на вантах. Единственное, что могло бы этому помешать, — придание старому вокзалу статуса объекта культурного наследия. Однако подпись Владимира Цоя поставила точку на надеждах градозащитников.

Хотя приговор вынесли в соответствии с процедурой (приказу предшествовало решение комиссии), вопросов к нему немало. Начать с того, что в 2018 году другой объект вокзального комплекса — водонапорная башня 1917 года постройки получила охранный статус.


Логично было предположить, что раз второстепенный член ансамбля признан исторической ценностью, то главному объекту в нем тем более не откажут.


И вокзал, и башня были возведены в ходе строительства Кексгольмской железной дороги (ныне трасса Петербург — Хиитола). В 1914–1917 гг. вдоль всей дороги строились живописные вокзальные здания в стиле северный модерн. До наших дней сохранилось два из них — вокзал в Грузино (в сильно перестроенном виде) и в Токсово. Токсовский вокзал, правда, сегодня тоже трудно узнать: в 2008 году здание обшили сайдингом.

Водонапорная башня стилизована под средневековый рыцарский замок. В 2015–17 гг. токсовские активисты боролись, не давая арендатору — некоммерческому фонду «Токсовская перспектива», куда входит Борис Ротенберг, — перестроить ее. Стройку прекратили, а башню включили в реестр памятников, причем в одном списке с токсовской кирхой авторства Леонтия Бенуа.

После этого активисты занялись вокзалом. Так же, как в предыдущем случае, была выполнена серьезная историко-культурная экспертиза. Инициаторы заручились поддержкой ВООПИиК и ИКОМОС, депутатов токсовского муниципального совета Натальи Никандровой и петербургского ЗакСа Бориса Вишневского, а также комитета Госдумы по культуре в лице его зампреда Владимира Бортко. В защиту вокзала провели концерт в Токсово и пикет перед офисом РЖД в Москве. Было собрано несколько тысяч подписей.

Пикет у офиса РЖД в Москве, в защиту исторического здания. Фото из соцсетей Пикет у офиса РЖД в Москве, в защиту исторического здания. Фото из соцсетей

Однако те же действия, которые привели к успеху с водонапорной башней, теперь встречали у официальных структур в лучшем случае глухое молчание, в худшем — категоричный отпор. На заявление инициативной группы граждан о включении здания в реестр памятников (декабрь 2019 г.) по истечении положенного срока рассмотрения никакого решения не было принято. Лишь после жалобы в прокуратуру в июне 2020 г. приказом Комитета по культуре была наконец-то создана комиссия «по установлению историко-культурной ценности объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия». Правда, независимых специалистов в комиссию включили лишь троих: директора Института истории материальной культуры РАН председателя областного отделения ВООПИиК Владимира Лапшина, зампреда городского отделения ВООПИиК эксперта Александра Кононова и ответственного секретаря Ассоциации экспертов Елену Резникову. В составе комиссии были в основном чиновники и представители РЖД.

Начиналось все хорошо: сформировали рабочую группу из экспертов и реставраторов, которые произвели осмотр сруба и других конструкций. Специалисты пришли к заключению, что основные конструкции — исторические (частично менялись только нижние бревна), аварийности не выявлено. Были обнаружены старинные элементы стропильной системы, печь, кровельные кобылки и др. Однако после столь обнадеживающих результатов появилось заявление Владимира Цоя о необходимости провести биологические и микологические исследования и подтвердить датировку (1916 г.) бревен сруба. В итоге независимых членов комиссии на отбор образцов не пригласили и никаких результатов исследований на итоговом заседании комиссии не озвучили.

Так вокзал в Токсово выглядит сейчас. Фото из соцсетей Так вокзал в Токсово выглядит сейчас. Фото из соцсетей

Впрочем, глава Комитета по культуре Ленинградской области составил свое мнение о вокзале задолго до всяких экспертиз.


«Сарайчик», как назвал его Владимир Цой, по его мнению, не обладает признаками объекта культурного наследия.


Чиновник сразу высказался за возведение новодела. Он неоднократно утверждал (в интервью газете «Коммерсант», «Бизнес-ФМ» и в соцсетях), что в здании токсовского вокзала в 2008 г. случился пожар (видимо, тем самым пытался доказать, что от исторических конструкций мало что осталось). Но согласно официальным ответам РЖД и МЧС, пожаров в вокзальном здании не зарегистрировано. Кроме того, Цой уверен, что во Всеволожском районе есть и другие вокзалы начала ХХ века, в лучшей сохранности. Но в том-то и дело, что это не так. Токсовский вокзал является уникальным примером вокзального здания эпохи модерн для Всеволожского района.

Во время выступления 14 августа на молодежном форуме «Ладога» губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко назвал здание вокзала «сарай-сайдингом». При этом еще в марте Александр Юрьевич не был столь категоричен, обещал провести встречу со сторонниками сохранения вокзала и заверял, что прислушается к мнению экспертов. Но встреча не состоялась, а эксперты (в том числе ведущий научный сотрудник НИИ теории и истории архитектуры и градостроительства Михаил Мильчик и археолог, ведущий научный сотрудник ИИМК РАН, почетный гражданин Ленинградской области Анатолий Кирпичников) не были услышаны.

Открытка с изображением вокзала. Фото из архива Открытка с изображением вокзала. Фото из архива

Изменило свою позицию и ОАО «РЖД». Еще в 2011 году ведомство выпустило приказ от 27.12.2011 «О сохранении памятников материальной и духовной культуры Октябрьской железной дороги», где в числе таковых упоминался и токсовский вокзал (уже после обшивки его сайдингом). Однако ныне член комиссии от РЖД Олег Самойлов не увидел в вокзале ценности.

После этого решение комиссии было несложно предугадать. В конце августа она проголосовала против включения здания в перечень выявленных объектов культурного наследия, дав зеленый свет его уничтожению.

«За включение проголосовали три независимых эксперта, а против — четыре чиновника и представитель РЖД, — комментирует решение депутат Борис Вишневский. — Иначе говоря, специалисты в вопросе установления исторической ценности были за, а чиновники и железнодорожники — против. При этом как чиновники, так и представители РЖД ранее дружно говорили о том, что планируется лишь реконструкция. В то время как


в документах на эту "реконструкцию" было однозначно написано "демонтаж"».


Компетентность тех, кто принимал решение по вокзалу, вызывает сомнение у активистов, и на то есть веские причины. «Ранее чиновники подменили единственную сохранившуюся в Токсово усадьбу начала ХХ века, где жил и работал писатель Алексей Толстой, на типовой дом 1950-х гг., а памятник Великой Отечественной войны, первый в СССР радиоимпульсный локатор (фундаменты антенн на горе недалеко от Чайного озера) — на списанный локатор 1970-х гг., поставленный на постамент в 2000-е годы вблизи забора воинской части, — вспоминает токсовский активист. Дмитрий Сергеев. — Благодаря бездействию комитета фонд Ротенберга «Токсовская перспектива» возвел бетонную надстройку над водонапорной башней, признанной памятником. Сейчас башня разрушается: нижнее окно разбито, вместо верхних надстроенных окон был натянут полиэтилен, который давно порвался. Внутрь залетают птицы и течет вода при сильных дождях».