Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Осталось больных изъять как вещдоки

Осталось больных изъять как вещдоки

2 ноября 2020 10:45 / Общество

Cиловики мешают работе Елизаветинской больницы — крупнейшего стационара Петербурга.

В новом «деле врачей» главным обвиняемым может стать главврач Елизаветинской больницы в Петербурге. Он разорвал контракт с IT-компанией, внесенной в реестр недобросовестных поставщиков. Теперь эта компания вот-вот станет главным свидетелем обвинений против медиков. Потому что в медицине, IT и закупках у нас лучше всех разбирается, как известно, Следственный комитет.

Помните весну 2020 года — общий страх перед новой заразой, переполненные больницы, очереди скорых, похороны без допуска родных и близких? И огромные баннеры на улицах городов: портреты врачей-героев, медсестер-героев, фельдшеров-героев. И проникновенные слова благодарности, сказанные президентом Путиным в их, героев, честь.

В это время, когда медики падали с ног от усталости, Следственный комитет тоже самоотверженно трудился на медицинском поприще. Начал он до пандемии, когда больные с пневмонией задыхались еще не в ковидных стационарах, а в обычных. Например — в Елизаветинской больнице, одной из крупнейших в Петербурге.

Сотрудники СК явились туда с выемкой 20 февраля, когда в палатах лежали 1300 пациентов, 80 человек — в реанимации.


Изъяли всю документацию, включая бумажные медкарты больных, одновременно лишили медиков доступа к данным в электронной базе, вырубив больничные серверы.


Потом следствие ушло, не оставив главврачу ни листочка протокола, а медики до трех ночи восстанавливали работу базы данных и работу вообще.

Уже тогда было известно, что искали в больнице сотрудники СК. За три месяца до этого, в конце ноября 2019-го, в больнице поставили новое программное обеспечение за 18 миллионов рублей. Предполагалось, что после внедрения и отладки система будет «вести» пациента с момента записи к врачу, обновлять данные в электронной истории болезни, выставлять счета страховщикам, вести учет реагентов в лаборатории и лекарств на складе, выполнять множество других задач — и потом интегрировать все это в единую базу данных. На уровне региона проект называется «Создание единого цифрового контура в здравоохранении на основе единой государственной системы». Смысл в том, что в какое бы учреждение ни обратился пациент, врач должен видеть его анамнез. И вот СК решил проверить, насколько плоха в больнице система и сколько денег медики украли.

Восемь месяцев после этого в Елизаветинской о следствии не слышали. И даже как-то о нем забыли. А зря. В пятницу, 23 октября, пресс-служба Главного следственного управления СК по Санкт-Петербургу сообщила «Новой», что по факту мошенничества в Городской больнице святой преподобномученицы Елизаветы возбуждено уголовное дело. Конкретных фигурантов в СК назвать не захотели. В чем именно заключалось мошенничество — не конкретизировали. Но главврач Сергей Петров рассказал, что речь идет о той самой закупке на 18 миллионов рублей.

Продукт

Переход на информатизацию Елизаветинская больница начала в 2014 году. Тогда еще только в сфере статистики и финансов. Главным врачом был Евгений Гуманенко, одним из его заместителей — Александр Чернов. Как последний попал в замы главврача — можно только догадываться. Среди прежних мест работы Чернова, по информации «Новой», были компания «Петербургский ювелир» и Строительное управление № 417. Правда, его и взяли в больницу замом по техническим вопросам. Позже, когда Елизаветинскую будет проверять Контрольно-счетная палата Петербурга, одной из претензий станет именно фигура зама, «не имеющего соответствующего специального высшего образования». Хотя опосредованное отношение к медицине Чернов все-таки имеет: его супруга приходилась близкой родственницей Юрию Атюнину — начальнику (до недавнего времени) отдела по вопросам госслужбы и кадров Комитета по здравоохранению Смольного.

Доктор Гуманенко — военврач, автор работ по военно-полевой хирургии. И вот в 2014 году перед ним, администратором большого стационара, встала проблема информатизации. Логично предположить, что решение он доверил заму по техническим вопросам.

В октябре 2014 года больница заключила контракт с компанией «Брэйн Системс», которая к этому времени наверняка была хорошо известна в Комитете по здравоохранению. Она ставила систему взаиморасчетов в территориальном фонде ОМС. Программный продукт, установленный в Елизаветинской, назывался «МедСфера». Потом компания будет устанавливать систему и в других медучреждениях Петербурга.

Регистратура типичной российской больницы. Фото: РИА Новости Регистратура типичной российской больницы. Фото: РИА Новости

Сразу скажем, что признаков каких-то страшных коррупционных связей между коммерсантами и больницей «Новая» не обнаружила. Ну разве что владелец «Брэйн Системс» Андрей Яковлев, заместитель главврача Чернов и его родственник в комитете имеют одинаково хороший вкус: у каждого был Mini Cooper, причем у Яковлева и Атюнина — одинаковые темно-зеленые.

Из техзадания к конкурсу, на котором больница выбрала поставщиком программы «Брэйн Системс», известно, что система должна была охватывать регистратуру, отдел экономики и статистику, учитывать время, проведенное больным в стационаре, выставлять счета страховым компаниям. С этим «МедСфера», как говорят сегодня те, кто успел с ней поработать, отлично справлялась. Никаких специфических медицинских задач перед ней и не ставили.

Упомянутая проверка Контрольно-счетной палаты в Елизаветинской больнице началась примерно в одно время с установкой «МедСферы», в октябре 2014-го. Поэтому собственно программу и все, что было с ней связано, не проверяли. Ревизия касалась предыдущих трех лет работы больницы и выявила серьезный ущерб, нанесенный бюджету. Если читать отчет КСП, то ощущение такое, будто стационаром управлял не столько злостный расхититель, сколько неважный хозяйственник. Там, где можно было оказать платную услугу, больных все равно лечили безвозмездно (по бумагам). Документы для страховых оформляли кое-как. Медперсоналу начисляли какие-то лишние премии. В пищеблоке засела частная лавочка, которая должна была кормить больных, а сама вывозила пирожки и борщи на продажу. Кредиторская задолженность больницы за три года выросла почти в 8 раз.

Перечень нарушений был длинный, но никаких особых последствий для Гуманенко он не повлек. Доктор просто оставил должность (сейчас, по информации «Новой», работает проректором Санкт-Петербургского государственного педиатрического университета). Исчез из больницы и Чернов.

Главврач Елизаветинской больницы Сергей Петров Главврач Елизаветинской больницы Сергей Петров

В 2015 году главврачом Елизаветинской был назначен Сергей Петров. И вместе с остальным «наследством», описанным в отчете КСП, ему досталась «МедСфера». Программа считала пациентов и деньги — и больница ежегодно заключала с «Брэйн Системс», как это обычно и бывает, контракты на техническое сопровождение системы. Так продолжалось до 2018 года, когда к больничной информатизации возникли новые требования.

Система должна была из финансово-статистической стать медицинской: «научиться» работать с электронными историями болезней, вносить в базу результаты анализов пациентов, контролировать оборудование и расходные материалы в лабораториях и так далее. Решить задачу можно было двумя способами: или доработать «МедСферу», или полностью менять систему.

— В больнице две тысячи сотрудников, в день привозят до пятисот больных, в течение года в стационаре находятся круглосуточно 105 тысяч человек, — объясняет Сергей Петров. — Перевести все это в новую систему по мановению волшебной палочки невозможно, процесс очень длительный.

Решили дорабатывать «МедСферу». Тем более что «Брэйн Системс» уверяла, что сумеет это сделать практически одной левой. С ней заключили контракт на модернизацию на 14 миллионов рублей.

Компания презентовала ПО частями. Каждая часть в отдельности вроде бы работала. На последнем этапе, когда из 14 миллионов больница заплатила девять, надо было собрать пакет в единое целое. И вот это целое, говорит Сергей Петров, работать не захотело.


— Мы увидели, что сыплется даже то, что они вроде бы сделали, — объясняет главврач. — Пропадает то одна функция, то другая. Даже то, во что уже вложены деньги, разваливается.


А еще оставалась самая сложная часть: лабораторная информационная система (ЛИС). В ноябре 2018 года «Брэйн Системс» признала, что не сможет закончить работы в срок, и стороны расторгли контракт. С формулировкой об отсутствии взаимных претензий. Позже, по словам Петрова, претензии у больницы все-таки появились, потому что «МедСфера» сыпалась на глазах, просто не работала. Компанию попробовали призвать к гарантийному ремонту, но ее сотрудники, по словам главврача, перестали отвечать на звонки.

Компания

Идея создать в медицине по всей стране «единый цифровой контур» и подключить к нему все медучреждения окончательно оформилась в 2019 году. Больницам на покупку новых программ в рамках нацпроекта «Здравоохранение» дали из бюджета денег. По медучреждениям поехали комиссии — проверять, что там уже имеется.

— Комиссия Медицинского информационно-аналитического центра при комитете по здравоохранению приехала к нам и дала заключение: «МедСфера» для этих целей не годится, — рассказывает Сергей Петров.

В сентябре 2019 года Елизаветинская больница объявила новый конкурс на разработку нового ПО. Разыгрывали 18 миллионов рублей. И вдруг нарисовалась «Брэйн Системс», которой было не докричаться, когда требовался гарантийный ремонт: заявилась на тендер.

Победителем стала другая компания — ЗАО «СП.АРМ». Она специализируется именно на медицинских системах, а к тому моменту на установку и обслуживание своей qMS успела заключить больше шестисот контрактов по всей стране. В том числе — в Центре имени Алмазова, в Медуниверситете имени Павлова, в Центре экстренной и радиационной медицины МЧС.

Фото: Сергей Бобылев / ТАСС Фото: Сергей Бобылев / ТАСС

Старых знакомых из «Брэйн Системс» не допустили до участия в тендере, сославшись на формальные признаки. Те подали жалобу в ФАС, но ведомство признало отказ обоснованным. К этому моменту еще с десяток медучреждений тоже не допустили «Брэйн Системс» к участию в конкурсах: больница Святого Георгия, Центр СПИД и инфекционных заболеваний, Детский центр высоких медтехнологий, больницы № 17, 31, 38, Введенская, 16-й роддом и санаторий «Солнечное». А те, кто раньше заключал контракты с компанией, начали их расторгать.

Для «Брэйн Системс» вообще наступили трудные времена. По данным СПАРК, из 19 попыток заключить контракты с медучреждениями только шесть в 2019 году оказались успешными, да и то — там, где ее ПО уже стояло и нуждалось в обслуживании. Два контракта заказчики расторгли. Покровская больница — из-за того, что компания победила, представив «недостоверную информацию о своем соответствии… требованиям». Мариинская больница — из-за «ненадлежащего исполнения поставщиком… обязательств, предусмотренных контрактом».

Если раньше «Брэйн Системс» судилась всего однажды — в 2014 году, то за последние три месяца 2019-го компания подала 25 исков. Большая часть — к медучреждениям, не захотевшим иметь с ней дело, а 8 исков — к антимонопольной службе, назвавшей ее жалобы необоснованными.

Делу время

Из всех медучреждений, от которых «Брэйн Системс» не добилась взаимности, больше всего не повезло Елизаветинской больнице. Почему-то именно на нее решил обратить внимание в декабре 2019 года старший прокурор отдела по надзору за соблюдением прав человека прокуратуры Санкт-Петербурга Кирилл Лекомцев. На тот момент в больнице только-только установили систему qMS и учили персонал ею пользоваться.

— Минимальное время, за которое можно внедрить программу, — 9–12 месяцев, — объясняет Сергей Петров. — Сейчас, по прошествии десяти месяцев, у нас все работает, все сотрудники пользуются qMS, работают электронные истории болезней.

А тогда, продолжает главврач, специалисты из Центра МЧС, потратившие на внедрение той же qMS три года, приезжали в Елизаветинскую посмотреть, как там умудрились запустить систему так быстро.

Прокурор Лекомцев тоже приехал посмотреть. Сопровождал его независимый консультант по IT. По странному совпадению, этого специалиста прокурор нашел не где-нибудь, а в детской больнице Святой Ольги — одной из немногих, что остались в заказчиках у «Брэйн Системс». И работал эксперт как раз с системой «МедСфера». Так что


оценка, которую он дал программному продукту конкурентов, была такая же независимая, как он сам.


Уже тогда, говорит Сергей Петров, выводы прокуратуры читались вполне однозначно: деньги, 18 миллионов, руководство больницы украло, а новой программы нет. Зато испортили прекрасную старую — созданную «Брэйн Системс» пять лет назад.

К этому времени уже было известно, что Минкомсвязи отказалось внести «МедСферу» в единый реестр программного обеспечения. Согласно постановлению правительства № 1236, ПО, не включенное в этот реестр, госучреждения закупать не имеют права. В декабре ФАС внесла компанию «Брэйн Системс» в реестр недобросовестных поставщиков. Но в феврале 2020-го, повторим, Следственный комитет все равно пришел в Елизаветинскую больницу по следам прокурора Лекомцева.

И вот, подождав восемь месяцев, СК не просто возбудил дело о краже денег, которых никто не крал. Он выбрал для этого лучший момент. Как раз сейчас медикам — только на допросы и бегать. С началом второй волны ковида Елизаветинская, больница-тысячник, осталась одной из немногих в Петербурге, где еще принимают пациентов по скорой, оперируют, купируют инфаркты и инсульты. Ежедневно в Елизаветинскую поступает 400–500 пациентов. В какой-то степени врачам упрощает жизнь информсистема, которую они наконец-то освоили. Самое время сказать, что системы этой не существует, а деньги украдены.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close