Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Приключения с электроникой
Фото: РИА Новости

Приключения с электроникой

16 ноября 2020 12:19 / Общество

Больные с симптомами ковида в Петербурге не могут вызвать врача на дом: не работает электронный сервис, на который потрачены миллионы.

В Госдуме коммунисты предложили создать «чрезвычайный фонд помощи регионам», которые не справляются с коронавирусной эпидемией. По их данным, «в полутора десятках регионов занятость коечного фонда составляет более 90%, из них в пяти — более 95%». Они напоминают о трагедии в Ростове-на-Дону, где пациенты погибли из-за нехватки кислорода, о ситуации в Омске, где машины скорой привезли больных к местному минздраву, потому что больше некуда, о письме курганских медиков про «ад с медицинской помощью населению».

В Петербурге по состоянию на среду, 11 ноября, в 20 стационарах, перепрофилированных под лечение коронавирусной пневмонии, свободными оставались 7% коек. Об этом рассказал городским депутатам вице-губернатор Олег Эргашев, который курирует здравоохранение. Если учитывать дополнительные койки, организованные во временных госпиталях вроде выставочного центра «Ленэкспо», то свободно 18%. Правда, слово «Ленэкспо» в Питере сейчас воспринимают примерно так же, как слово «Кресты». Но об этом вице-губернатор не говорил, условия в больницах сейчас вообще не обсуждаются. 


Чтобы не перегружать стационары, Роспотребнадзор предписывает пациентам с симптомами коронавируса, если состояние не тяжелое, вызывать врача на дом.


В Петербурге это требование практически невыполнимо: квартирная помощь чаще узнает о больном только тогда, когда тот (вместе со своим вирусом) приходит в поликлинику ногами, сидит там в очереди, ходит по кабинетам. Электронная услуга, которую презентовал питерский горздрав еще в прошлом году, не работает.

На протяжении двух суток пыталась вызвать доктора на дом Ольга Покровская, когда почувствовала, что заболела.

«Конечно, я не сидела на телефоне с утра до ночи, но много раз возвращалась к нему и по нескольку десятков раз, в первый день — на протяжении четырех часов, набирала и набирала номер 21-й поликлиники, — рассказывает она. — Было занято, и все». 

В первый день, устав слушать короткие гудки, Ольга сама поехала сдавать тест на коронавирус в коммерческой лаборатории. Получив ответ, что вирус есть, села к телефону на второй день — и с тем же результатом. 

У Марии Гулаковой заболела вся семья. Сначала — ее ребенок и ее мама. В первый день симптомы были слабыми, но и до поликлиники они дозвонились легко. Пришел врач, взял мазки, назначил лечение. Через пару дней маме стало хуже, плюс заболела сама Мария. 

«И тут началась эпопея, — рассказывает она. — Звонила я очень долго. Ощущение было такое, что трубка в поликлинике просто снята. Звонки они принимают до трех. Около трех я поняла, что не дозвонюсь, и пошла в поликлинику. И там мне сказали, что сегодня вызовы не берут, а передают в неотложку, потому что врачи не успевают. Мне дали заполнить какую-то бумажку, и в 11 вечера приехала неотложка. Они мне сказали, что могут только оказать первую помощь, а назначений не дают, для этого нужно вызывать на дом врача. Посоветовали сделать КТ платно. У нас такая возможность, к счастью, есть». 

Через несколько часов Мария получила ответ по почте: у мамы поражение легких — 45%. В этот раз она просидела на телефоне «всего» с полчаса, а потом, несмотря на то что сама больна, в панике помчалась в поликлинику — вызывать маме врача. В забитом людьми до отказа коридоре ее снова посадили заполнять бумагу на вызов неотложки. Озверев от этой беготни по кругу, Мария попробовала все-таки добиться прихода врача. Ее послали пробиваться сквозь толпы людей сначала в один кабинет, потом в другой, потом в третий — безрезультатно. На выходе из поликлиники она решила узнать, готов ли ее тест. 


«И я увидела, как у женщины в регистратуре буквально округлились глаза, потому что тест у меня оказался положительный, — продолжает Мария. — Ну, спрашиваю я у нее, по каким кабинетам мне еще походить?» 


Анастасия Виноградова считает, что ей просто не повезло: заболеть угораздило 4 ноября, в государственный праздник. Именно поэтому, верит она, вызвать врача и не удалось. 

«Я забыла, что у нас праздник, а в этот день в поликлинике на телефоне сидел всего один человек, — объясняет она. — Я ждала ответа на звонки полдня, потом выяснила, что врачи у нас ходят по квартирам в промежутке с 13 до 23 часов, пожалела их и решила не добавлять в их списки еще и себя. Мазок сделала за деньги, а лечит меня в итоге подруга-врач». 

Валерия Богдан живет в центре Петербурга, она называет точное время: дозванивалась до 38-й поликлиники 3 часа 17 минут. И дозвонилась! «Врач в тот же день, вежливый, чудесный», — написала она в соцсети. Получив от чудесного врача направление на КТ, Валерия взялась за телефон, чтобы записаться уже туда. Ровно в 17:00 красивая музыка отзвучала и робот сообщил ей голосом, что все — рабочий день окончен. 

В соцсетях можно найти десятки таких историй с разным результатом. Кто-то так и не дождался ответа, бросил бесполезный дозвон и лечится сам, кто-то отправился в частную клинику, кто-то сидит в очередях в государственной. 

Ольга Покровская, не дождавшись ответа от поликлиники, набрала свою страховую. И получила там тот самый номер квартирной помощи, который у нее уже и так отскакивал от зубов. Дозвонилась до коронавирусной горячей линии — и получила этот же номер еще раз. 

«Если бы я знала, что существует какой-то электронный сервис, я бы им, конечно, воспользовалась», — уверенно говорит Ольга. 

Но никаких других вариантов, кроме телефонных звонков, ей не предложили. И правильно, как мы теперь знаем, сделали. 

Когда «Новая» обратилась в комитет по здравоохранению Смольного с вопросами о вызове врача на дом, нам альтернативу как раз предложили: дали ссылку на портал «Здоровье петербуржца». Меню «Сервисы» предлагает много возможностей, из которых часть, заметим справедливости ради, работает, например запись на прием к врачу. Есть и отдельный пункт «Вызов врача на дом». И первые пять кликов действительно кажется, что сейчас все получится. Но на последнем этапе выскакивает табличка: «Не удалось проверить информацию о пациенте в медицинских организациях по прикреплению». Наша вера в комитет по здравоохранению была так сильна, что мы проверили сервис на нескольких «пациентах». И ни об одном из них информацию «не удалось проверить». В комздраве, надо так понимать, даже не подозревают, что у них на портале не все в порядке. 

«Невозможность вызвать врача через интернет — абсолютное безобразие, — говорит депутат петербургского парламента Борис Вишневский. — Соответствующая программа — технически совсем несложное дело, и ничто не мешало ее создать и опробовать еще год назад. Еще до пандемии было известно, как трудно дозвониться до поликлиник. Да, врачей от этого больше не станет. Но горожане будут экономить многие часы времени и нервы, а значит и здоровье. И будет снижена безумная нагрузка на тех, кто сидит на телефоне в поликлиниках, принимая вызовы».

1280x1024_content_photo_2020-11-12_12-02-34.jpg

В Медицинском информационно-аналитическом центре Петербурга (ГУП СПб МИАЦ) «Новую» официально послали обратно в комздрав, которому учреждение подведомственно. На сайте МИАЦ имеется презентация, из которой следует, что услуга запущена еще в 2019 году. Но сервис не работает, хотя запустить его обещали год назад.

То есть первые его шаги выглядят чрезвычайно удобными для пациента, но до поликлиники, похоже, элементарно не доходит «сигнал». И телефонные звонки в поликлиники остались для петербуржцев единственным вариантом вызвать врача домой. 

Перечень медицинских услуг, которые должны быть доступны гражданам всей страны в электронном виде, был утвержден распоряжением правительства в июле 2017 года. Десять сервисов, в том числе вызов врача на дом, должны были заработать к концу 2018-го. В июле 2018-го питерский комздрав объявил, что для полноценного запуска системы к 2020 году нужно 688 млн рублей, причем 200 млн из них к тому моменту уже осваивались. 

Отследить, кто и как осваивал деньги все это время, человеку непосвященному трудно. Конкурсы на создание, как это называется в госзакупках, «программно-аппаратного модуля «Регионального фрагмента единой информационной системы в сфере здравоохранения» для государственных нужд Санкт-Петербурга», по данным сайта госзакупок, проходили с 2011 года. Только на конкурсах с такой формулировкой было заключено контрактов на 1,6 млрд рублей. С декабря 2017-го, то есть после выхода постановления правительства, — на 634,2 млн. 

Но называться работы могли и по-другому, то есть без знания предмета все их не найти. «Новая» обратилась с вопросами в комитет по здравоохранению. Оттуда нас, повторим, направили на неработающий сервис. По поводу остального обещали «ответить к вечеру». И вечером ответили, что не ответят без специального запроса с печатью редакции. Депутат петербургского парламента Борис Вишневский отправил запрос на имя вице-губернатора Олега Эргашева. Тоже ждет ответа.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close