Хлебный поезд застрял на границе

13 мая 2004 10:00

Перед вами - текст поступившего в редакцию письма. Практически без купюр. Опущено лишь традиционное приветствие. Текст настолько красноречивый, что никаких дополнительных комментариев не требует. Итак.



«Я являюсь координатором программы гуманитарной помощи «Хлебный поезд для сирот». На средства американских христиан оказывается помощь (прежде всего медикаментами) ряду детских домов, больниц и пенитенциарных учреждений города и области. С начала 90-х годов в Петербург присылались контейнеры с подержанной одеждой, обувью и медтехникой. С 2003 года американская сторона перестала посылать контейнеры, и вот почему.
В 2002-м «Хлебный поезд» направил очередной контейнер с подержанной одеждой, обувью, постельным бельем в адрес Отдела социальной защиты территориального управления Центрального района Санкт-Петербурга для раздачи в детских домах, домах инвалидов и больницах. Контейнер MSCU 4309442 прибыл 17.03.2002. Решением городской комиссии по гуманитарной помощи груз был признан гуманитарным, все согласованные документы были в наличии. Однако 20.03.2002 правила изменились, и право признавать груз гуманитарным было передано Комиссии по гуманитарной помощи при правительстве РФ.
Говорят, что из-за отдельных организаций, занимающихся коммерческой реализацией гуманитарных грузов, было принято решение подержанную одежду и обувь гуманитарным грузом более не считать. Вот продукты питания - их можно, а одежду и обувь - нельзя.
Груз был задержан, так как по новым правилам он гуманитарным уже не являлся (подчеркиваю: правила изменились, когда контейнер уже пришел в Петербург). Год продолжался процесс вызволения контейнера, но в результате в марте 2003 года таможня его конфисковала. Официальное объяснение: груз более года простоял на таможне, и за ним никто не приходил. За это время умерла координатор нашей программы О. Андреева, и этим вопросом стал заниматься я. К сожалению, груз спасти не удалось. Он был конфискован и исчез. Под новый 2004 год на Среднем проспекте В.О. я видел, как с грузовика «Вольво» без всяких бумаг или чеков продавался конфискат. Возможно, это был груз из нашего контейнера.
Еще до решения суда о конфискации я обращался к замначальника Балтийской таможни с просьбой выпустить груз или конфисковать с адресацией в конкретные детские дома и дома инвалидов. Замначальника сказал строго, что не может идти против решения своих офицеров. Главное - торжество закона. А люди - ну что люди, пускай подстраиваются под закон. Не Балтийская ведь таможня этот закон принимала.
Объясняя причину исключения б/у одежды и обуви из списка предметов гуманитарной помощи, один высокопоставленный чиновник в правительстве РФ произнес уникальную фразу: «Нам, - сказал он, - подержанная обувь и одежда больше не нужны». Думаю, что он был абсолютно прав, если имел в виду себя и своих коллег. Мы понимаем это, наблюдая их дачи на Рублевском шоссе в Москве и на Приморском шоссе в Питере. Но как насчет детских домов, домов для престарелых, отделений сестринского ухода и пенитенциарных учреждений?
В свете объявленной президентом РФ программы борьбы с бедностью я предлагаю незатратный метод: просто принимать в дар, не чиня препятствий, контейнеры с гуманитарной помощью, которые нам готовы присылать из-за рубежа. Впрочем, не совсем незатратный метод. Просто принимать груз мы, в силу особенностей национального духа и законотворчества, не можем. На подготовку необходимого пакета документов и процесс растаможки контейнера (цена конфискованного контейнера была около 10 тысяч долларов) необходимо потратить 700 - 1000 долларов. При этом необходимы поездки в Москву, в Комиссию по гуманитарной помощи при правительстве РФ для согласования требуемых документов. (У них что там, факсов нет, что ли?)
Сейчас «Хлебный поезд для сирот» готов начать поставку контейнеров с подержанными кроватями, в которых можно изменять угол наклона и высоту кровати - специально для тяжелобольных пациентов. Единственная гарантия, в которой нуждается отправитель, - чтобы груз не конфисковали во имя соблюдения каких-либо новых правил.
От себя добавлю - желателен и процесс упрощения приема груза. Потому что в этой сфере ситуация как при советской власти: все во имя человека, все во благо человека. И мы по-прежнему знаем этого человека. Это не всегда первое лицо государства. Зачастую это может быть обычный таможенный инспектор».

Н. ДЕВЯТКИН, координатор программы «Хлебный поезд для сирот»



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close