Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
«Нанес вред государственным интересам»
Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

«Нанес вред государственным интересам»

31 марта 2021 11:18 / Судебная хроника

В Петербурге отца семерых детей Андрея Ломова, обвиненного в нападении на полицейских во время акции протеста, осудили на два года условно.

Процесс над Ломовым — первое рассмотренное судом уголовное дело о насилии против представителей власти (ст. 318 ч. 1 УК РФ) на январских митингах в поддержку Навального Петербурге. Но уже 24 и 25 марта в петербургских районных судах начнутся слушания еще по трем аналогичным делам в отношении Евгения Туганкова, Артема Попова и Кирилла Богданова. Всех их обвиняют в применении силы к сотрудникам полиции.

— Главное — не тюрьма, — выдохнула пожилая женщина в черном, мама Ломова, после оглашения приговора: два года условно с двухлетним испытательным сроком. Судья Куйбышевского районного суда Петербурга Екатерина Ботанцова при принятии решения не установила отягчающих обстоятельств, на которых настаивала гособвинитель, зато учла смягчающие: полное признание вины подсудимым, отсутствие у него судимостей, положительные характеристики с места жительства и работы, жена и семеро несовершеннолетних детей на иждивении.

В суд 23 марта, кроме матери, брата и супруги Ломова, пришли две его старшие дочери Лиза и Ульяна. «Хотя бы взглянуть на папу, уже два месяца его не видели, и непонятно, когда увидим», — объяснили девочки. Остальные родственники напряженно ждали новостей дома.

— Втянули нас всех в политику, — ожидая заседания в коридоре суда, сердито заметила 17-летняя Елизавета Ломова. — Даже бабушка, которая раньше только сериалы по телевизору смотрела, теперь читает новости в телефоне…

До сих пор в аполитичной многодетной семье Ломовых лишь отец активно интересовался происходящим в стране, откровенно не поддерживал действия власти, был подписан на группы с Навальным, участвовал во многих акциях протеста.

Адвокат Андрея Ломова, его жена Елена, мать, старшие дочери и брат в здании Куйбышевского районного суда Петербурга. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета» Адвокат Андрея Ломова, его жена Елена, мать, старшие дочери и брат в здании Куйбышевского районного суда Петербурга. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

— Но не во всех, — уточняет жена Ломова Елена.

— Это просто ты не за всеми следишь, — хором парируют дочери.

— Делать мне больше нечего, — возмущается мать.

Забот у Лены, на которой держится весь дом, хоть отбавляй. Сейчас она находится в декрете по уходу за младшей дочкой, которой всего 3,5 месяца. Старшей Лизе — 17 лет, она заканчивает 10-й класс, но уже пытается подрабатывать промоутером. Единственным кормильцем до ареста в семье был Андрей. Он высококвалифицированный геодезист, работает инженером лесного хозяйства в крупной компании. Денег на жизнь Ломовым более-менее хватало, а вот рук, по словам Елены, частенько — нет:

— Я даже как-то в отчаянии написала письмо губернатору Александру Беглову. Попросила его помочь нам с бесплатной няней. Но из Смольного ответили, что это предусмотрено только для семей с двойняшками и тройняшками. А мы должны справляться сами…

Андрей Ломов в зале суда. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета» Андрей Ломов в зале суда. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

После ареста Андрея его друзья открыли сбор средств для помощи семье. По словам Елены, такой огромной поддержки от людей она не ожидала. Ломова привлекли к уголовной ответственности после его участия в протестном выступлении 23 января. 39-летнего мужчину обвинили в том, что он «на почве неприязненного отношения применил физическую силу» к двум росгвардейцам: «не менее трех раз толкнул руками и корпусом тела в область груди, правого и левого плеча Шемякина» и «не менее двух раз толкнул руками и корпусом в область груди, правого и левого плеча Козлова, причинив им своими преступными действиями физическую боль, не причинившую вреда здоровью».


Следствие посчитало, что многодетный отец своими действиями «нанес существенный вред государственным интересам, дискредитировав в глазах общественности и отдельных граждан статус представителя власти».


В шесть утра 28 января, когда оперативники пришли задерживать Ломова, его семье показали видео с акции протеста, которое затем передали для публикации в СМИ.

— На этих кадрах видно, — рассказывает жена, — что компания мужчин пытается разорвать оцепление росгвардейцев, выпрыгивая вперед. В середине — Андрей, без шапки, в куртке с синей полоской. Перед ним на цепочку полиции полез какой-то парень, за ним ринулись остальные ребята, а моего мужа просто вытолкнули. Его так сильно ударили сзади, что он сам чуть не упал.

— Это 100% не толчок, а падение, — подхватывает Лиза. — Папа даже поднял руки вверх, чтобы не тронуть полицейских. Однако нечаянно задел.

В ходе следствия Ломов полностью признал свою вину и попросил об особом порядке рассмотрения дела без исследования и оценки доказательств. Потерпевшие Шемякин и Козлов на судебное заседание не явились, направив ходатайство о рассмотрении дела без их участия. При этом Козлов потребовал для Ломова сурового наказания, а Шемякин, напротив, передал просьбу «не наказывать мужчину строго».

Люди, собравшиеся возле здания Куйбышевского суда. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета» Люди, собравшиеся возле здания Куйбышевского суда. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета»

— На очных ставках потерпевшие говорили, что у них нет к Андрею никаких претензий, — замечает Елена Ломова. — То, что случилось 23 января, это был «рабочий момент», никакой боли они не испытывали, мести не жаждут. Гражданские иски полицейские не заявляли.

Между тем гособвинитель заявила в суде, что Ломов «совершил преступные действия умышленно, и наказание для него должно быть исключительно в виде реального лишения свободы сроком на три года». Сам подсудимый в последнем слове злые намерения опроверг:

— Я раскаиваюсь. Я действительно толкнул сотрудников правопорядка, но никакого умысла причинить им боль я не имел. Поддался настроению. По глупости совершил это движение. Сам себя виню. Самое тяжелое наказание понесла моя семья. Я подорвал ее финансовое благополучие. Прошу у всех прощения.

Судья не только ограничилась условным сроком для Ломова, но и изменила ему меру пресечения с ареста на подписку о невыезде, потребовав освободить обвиняемого немедленно в зале суда.