Главное – как подсчитали

1 июля 2004 10:00

Продолжают кипеть страсти вокруг формирования нового состава Городской избирательной комиссии. Оно и понятно: 2 июня Законодательное собрание должно определиться со списком предлагаемых в Горизбирком кандидатур. (О перипетиях этого процесса мы рассказывали в предыдущем номере.) Накануне этого судьбоносного дня «Новая газета» решила обратиться с вопросами к человеку, который знает о горизбиркоме не понаслышке. Это бывший председатель комиссии Александр Гарусов. Который возглавил ГИК ровно десять лет назад - в июне 1994-го. И проработал в этой должности девять лет, пережив три состава избирательной комиссии. Лишь год назад он был смещен с этого поста, в преддверии досрочных губернаторских выборов...




- Что было в 1994 году?, - говорит Александр Гарусов. - Все выборы в городе с 3,7 миллиона избирателей организовывала комиссия из 15 человек с тремя освобожденными членами. Вопросы были сложные, когда избиралось первое Законодательное собрание - уже не было городского Совета, и еще не было законодательной базы. Но мы справились. И сегодня можно говорить, что в городе создана работающая избирательная система.
- С технической точки зрения, система, конечно, создана. Но как быть с нарушениями во время выборов, которые неизменно оставались безнаказанными? Чего не хватало для того, чтобы их пресекать - законов или политической воли?
- Этот вопрос надо задавать нарушителям закона. Некоторые из них системно нарушали закон, некоторые продолжают это делать до сих пор. Можно покопаться в архивах и все вытащить.
- А комиссия, много раз закрывавшая глаза на нарушения, ответственности за это не несет?
- Пока я был председателем комиссии, всем нарушениям избирательного законодательства давалась адекватная оценка. Другое дело, что в то время было определенное несовершенство законов. Сейчас, когда законы стали лучше, руки несколько развязаны. Есть новое законодательство, есть Кодекс об административных правонарушениях, и его надо исполнять. Можно отменять регистрацию кандидатов, можно отменять результаты выборов. Закон позволяет делать это в случае совершения определенных нарушений.
- Вспомните «казус Рыдника», когда уже были и новые избирательные законы, и КОАП - но Горизбирком упорно закрывал глаза на все, что делал Юрий Рыдник в 41-м округе во время выборов Законодательного собрания в 2002 году. В том числе на деятельность АНО «РЫДНИК» по бесплатной уборке домов и дворов. Однако затем суд все-таки лишил Рыдника депутатского мандата. Выходит, нарушения были, но комиссия не дала им адекватную оценку?
- Суд снял Рыдника, сочтя нарушением закона продолжение рекламы возглавляемого им БАЛТОНЭКСИМбанка во время избирательной кампании. Я до сих пор считаю, что акционеры банка не должны были страдать от того, что председатель совета директоров баллотируется в депутаты. Прекращение рекламы - это нарушение их прав. А если я тоже акционер этого банка и хочу получать дивиденды? Впрочем, эта норма записана в законе, и никто ее не оспаривал. Что касается других фактов, то деятельность АНО «РЫДНИК», если помните, суд нарушением закона не признал.
- Другой случай - на тех же выборах, с Вадимом Войтановским в 31-м округе, когда избирателям раздавались продуктовые наборы по талонам с фамилией кандидата. И вы, и председатель ЦИК Александр Вешняков в один голос заявляли, что подобный подкуп избирателей будет беспощадно караться, но когда дошло до дела - Горизбирком вновь ничего «не усмотрел»...
- Не хочу вспоминать пресловутый «резервный фонд» и вспоминать, сколько представлений наша комиссия писала в Законодательное собрание по этому вопросу. Оценку ситуации в 31-м округе должен дать суд. Мы поддержим решение суда.
- Избирком имел все возможности для того, чтобы самому дать эти оценки, не дожидаясь суда...
- Оценки надо давать системно - не только по таким фактам, но и по всем остальным. Не могу утверждать, что сегодня факты подкупа полностью изжиты. Конечно, нет. Последние выборы в муниципальных образованиях это подтверждают.
- Если бы комиссия с самого начала занимала более жесткую позицию, может быть, этих фактов было бы меньше? А так кандидаты, которые этим занимались, видели, что все сходит с рук. Может быть, комиссии не хотелось возиться и создавать прецеденты?
- По каждому факту должна быть собрана доказательная база, а затем - суд.
- Влияние исполнительной власти на Горизбирком: насколько оно было велико?
- На меня никто влиять не пытался. Знали, что не получится. Что реакции с моей стороны не будет.
- Снятие с поста председателя Горизбиркома связывали с тем, что вас считали человеком Яковлева, а перед выборами нужно было обеспечить лояльность комиссии другому лагерю - полпредству президента...
- Могу только повторить ответ на предыдущий вопрос.
- Вас не удивляет, что многие члены комиссии, которые были всей душой преданы Яковлеву, с легкостью необыкновенной переметнулись на сторону полпредства?
- Я не хотел бы давать оценок их поведению...

Борис ВИШНЕВСКИЙ
фото ИНТЕРПРЕСС


P.S. То, что все эти десять лет Горизбирком был не независимым органом, а структурой, находившейся под контролем Смольного, достаточно очевидно.
Во всяком случае, это следует из анализа решений, которые он принимал. Действительно, ни один «прогубернаторский» кандидат в депутаты ни разу не был наказан, что бы он себе не позволял, а все жалобы оппозиционных кандидатов на соперников, пользовавшихся административным ресурсом, подкупавших избирателей или занимавшихся незаконной агитацией, неизменно отклонялись.
Если Горизбирком вел себя так совершенно добровольно и без всякого давления со стороны Смольного - приходится усомниться в квалификации большинства членов комиссии. Но все же более вероятна гипотеза, согласно которой «большую работу» с комиссией все-таки проводили. Да и Рыдник и поныне был бы депутатом, если бы не ушел из «Единой России», после чего сверху последовала команда... нет-нет, не засудить его, а всего лишь поступить с ним по закону.
Что касается Александра Гарусова - он, конечно же, пал жертвой предвыборной «зачистки». После чего комиссия быстро «поставила нос по ветру». И если осенью 2002-го в Горизбирком было бесполезно жаловаться на использование административного ресурса Смольным и незаконную агитацию за «яковлевских» кандидатов, то осенью 2003-го точно так же было бесполезно жаловаться на использование административного ресурса полпредством и незаконную агитацию за Матвиенко.
Удивляться, впрочем, нечему.
Власть давно уже поняла, что выборы - слишком серьезное дело, чтобы доверить их народу.