300 тысяч за жизнь

20 января 2005 10:00

28-летний милиционер отдельного батальона патрульно-постовой службы милиции Центрального РУВД Петербурга Константин Оленчиков категорически не согласен c перспективой провести остаток жизни за колючей проволокой зоны особого режима. Не согласны и его адвокаты, намеренные обжаловать приговор Городского суда. Зато родственники людей, убитых в ночь на 29 марта 2003 года в зале игровых автоматов фирмы «Линарес» на Среднем проспекте Васильевского острова, считают, что справедливость восстановлена – преступника настигло возмездие.



Убийца, чтобы завладеть выручкой игорного заведения в 318 251 рубль, хладнокровно расстрелял кассира Анну Павлову, механика Геннадия Латышева, милиционера-охранника Павла Романова, уборщицу Галину Шибитову. Дочь Шибитовой Светлану, пришедшую помочь матери убраться в помещении, он тоже едва не убил – пуля вошла двенадцатилетней девочке в шею. Удивительно, что у подростка хватило самообладания притвориться в этой ситуации мертвой, а затем, когда преступник ушел, унося добычу и заперев двери, дозвониться отцу и попросить вызвать «скорую». Девочка выжила, только вот осталась без матери и с подорванным здоровьем.
Почему заподозрили именно Оленчикова? Он несколько месяцев подрабатывал в том самом зале игровых автоматов охранником, прежде чем в феврале 2003 года перешел охранять в свободное от основной милицейско-постовой службы другой зал игровых автоматов, поближе к своему дому на проспекте Чернышевского. Да и выжившая девочка достаточно подробно описала человека, устроившего бойню. А позже, еще будучи на больничной койке, она опознала его. 29 марта Оленчикова вызвали в милицию для беседы, а на следующий день, 30 марта, арестовали. Вскоре нашелся человек, который по просьбе подозреваемого делал глушитель на газовый пистолет, тот ИЖ-79, который был найден у Оленчикова дома во время обыска. Такой пистолет легко переделывается под стрельбу боевыми патронами – стоит лишь удалить из ствола рассекатель. Экспертиза показала, что убийца в зале игровых автоматов «Линарес» стрелял в своих жертв именно патронами от газового пистолета, в которые предварительно были вставлены боевые пули, – и гильз, и пуль на месте убийства хватало... Имелась и видеозапись камеры наружного наблюдения, как какой-то человек входит около семи утра в помещение игрового зала, а спустя минут двадцать выходит, неся в руках пакет. Правда, определить по этой записи, что в объектив камеры попал именно Константин Оленчиков, не смогла даже специальная экспертиза.
Разумеется, сам Оленчиков упорно отрицал свою вину, заявляя об алиби: мол, в восемь утра в тот день он еще спал у себя дома, об этом свидетельствовал и его брат, однако, похоже, к его показаниям ни у следствия, ни у суда доверия не возникло, все же брат – лицо заинтересованное. Одежду подозреваемого подвергли многочисленным экспертизам в поисках следов крови жертв. На штанах нашли капельку крови, чью видовую принадлежность (человеческая или животная) экспертиза так и не установила. Следы крови были и на подошве ботинок, но настолько невнятные, что экспертам хоть и удалось понять, что кровь человеческая, выяснить, какой именно она группы и кому из убитых могла принадлежать, не удалось. Сам Оленчиков твердо держался версии, что эта кровь на его одежду попала на службе – не то окровавленного бомжа перетаскивал, не то еще что-то в этом же роде. Но суд ему не поверил, – похоже, опознание Оленчикова выжившей Светланой Шибитовой перевесило аргументы противоположной стороны, хотя некоторые противоречия в показаниях девочки все же имелись.
Помимо пожизненного лишения свободы, суд вынес решение удовлетворить и большую часть исков к Константину Оленчикову – по 300 тысяч рублей на каждого из четырех потерпевших за моральный ущерб и 318 тысяч 521 рубль в возмещение материального ущерба – как раз сумма похищенного. Лишь иск одной из потерпевших на 10 миллионов рублей Городской суд удовлетворять не стал, предложив ей решать вопрос в гражданском процессе.

Александр САМОЙЛОВ