Простая история

11 апреля 2005 10:00

Отныне (с минувшей пятницы) Российский государственный исторический архив (РГИА) закрыт для работы исследователей. В здания Сената и Синода, где он размещался, ученым больше ходу нет. Точнее, есть – но лишь для подготовки к эвакуации. Два года борьбы президентской (и примкнувшей к ней питерской) администрации с научно-культурной общественностью города на Неве закончились сокрушительной победой власти: архив выселяют из приглянувшегося чиновникам исторического здания.




Печальную историю этой борьбы мы рассказывали не раз.
В декабре 2002 года премьер Михаил Касьянов «в целях рационального размещения федеральных органов исполнительной власти» распорядился передать здания Сената и Синода Управлению делами президента. Велено также было передать УДП и здание на Исаакиевской площади, где находится Всероссийский институт растениеводства имени Вавилова, но сотрудникам ВИРа удалось отстоять свои права в суде.
РГИА повезло меньше: Верховный суд отказался даже рассматривать их жалобу. Архивисты при поддержке общественности начали протестовать. Собирались митинги и круглые столы, писались письма и обращения в высокие инстанции. Не счесть звездных имен ученых, которые требовали оставить архив в покое, называя решение о передаче здания Сената и Синода «пощечиной питерской интеллигенции». Но это не помогло.
Не помогло и напоминание о том, что архив Правительствующего Сената безвыездно находится на этом месте с 1758 года, а само зданий было построено в 1835 году по проекту Карла Росси специально для архива, который сегодня насчитывает 6,5 миллиона единиц уникальных исторических документов. Не помогло напоминание о том, что президентский указ относит РГИА к числу особо ценных объектов культурного наследия народов России, а все здания, где находятся органы и учреждения Государственной архивной службы, закреплены за ней на правах бессрочного владения, пользования и распоряжения. Не впечатлил и довод о том, что переезд на годы парализует работу архива, а немалая часть ветхих документов может не пережить переезда даже при самом деликатном к ним отношении...
Аргументы никто из власть имущих не слушал. «Вопрос закрыт и обсуждению не подлежит!» – однозначно заявлял управделами президента Владимир Кожин. Ну а о роли, которую в этой истории сыграла Валентина Матвиенко, стоит упомянуть отдельно.
Указанной проблемой Валентина Ивановна начала заниматься, еще будучи полпредом президента – вскоре после назначения на этот пост весной 2003 года. И обещала, что защитит ученых: мол, будет создана комиссия, в которую войдут и специалисты, и члены общественного комитета, будет оценено состояние фондов РГИА и техническое состояние зданий – и вопрос о возможном переезде архива будет лишь вынесен на обсуждение, насильно никто ученых оттуда не выгонит.
Все это, впрочем, было до празднования 300-летия Петербурга: надо было успокоить страсти, не допустить никаких митингов и выступлений общественности на глазах у гостей со всего мира. После празднования была отставка Владимира Яковлева, потом выборы губернатора... и через две недели после вступления в должность Валентина Матвиенко подписала распоряжение, разрешающее Управлению делами президента «проектирование и строительство нового здания для Российского государственного исторического архива». И никаких комиссий, никакой оценки состояния фондов и технического состояния зданий.
Последовали возмущенные депутатские запросы – на них губернатор отвечала, что решение о переезде (или, если хотите, выселении) РГИА принято окончательно. И заявляла, что здания Сената и Синода нуждаются в срочном ремонте, который нельзя провести без эвакуации. Заметим: по мнению сотрудников РГИА, ремонт нужен лишь косметический, который вполне можно было бы провести без переезда архива. Если уж такой ремонт проводили во время войны, когда в здание было 14 попаданий, – наверное, в мирное время как-нибудь бы справились...
Новое здание для архива строят на Заневском проспекте – к сентябрю строительство вроде бы должны закончить. Затем, когда новый комплекс примет государственная комиссия, начнется собственно переезд, который, по мнению специалистов, может занять два-три года и потребует, как сегодня говорят, около 200 миллионов рублей. При этом опыта перемещения такого гигантского количества архивных материалов ни у кого нет, исключить повреждения (а то и хищения) уникальных документов невозможно, работать РГИА начнет очень не скоро... В общем, цена вопроса оказывается немалой. Но чего ради?
Ответ по большому счету был очевиден с самого начала: маниакальное стремление федеральной власти во что бы то ни стало выселить архив из зданий Сената и Синода было связано вовсе не с заботой об условиях хранения документов РГИА, а с желанием получить во владение знаменитый архитектурный комплекс с видом на Неву и Медный всадник.
Во-первых, здания вполне подходят для размещения неимоверно расплодившихся «федеральных органов власти». А во-вторых, можно предположить, что УДП, являющееся, по сути, одной из крупнейших коммерческих структур в стране, несмотря на свой государственный статус, сможет извлечь неплохие и нигде не учтенные прибыли, сдавая в аренду часть помещений.
Ну а мнение общественности – кого из чиновников оно нынче волнует? Пошумят под окном те, кто не понимает государственных интересов и тщетно пытается повлиять на принятое и не подлежащее обсуждению решение. А караван все равно идет: недолгая эпоха, когда голос общественности что-то значил, закончилась...

Борис ВИШНЕВСКИЙ
фото ИНТЕРПРЕСС