Митьки никого не хотят победить

14 апреля 2005 10:00

Не слишком оптимистическая трагедия из жизни художников и недвижимости




Улица Правды, 16, кв. 20


Нехорошая квартира
Адрес: улица Правды, 16, квартира 20, в Питере, по-моему, известен всем. Как и словосочетание «Арт-центр «Митьки-ВХУТЕМАС». Ну, по крайней мере, известны тем, кто хоть раз слышал о митьках. (А таких, кто не слышал, не найти.) Кажется, митьки существовали здесь всегда. Это так естественно и символично: митьки и правда...
Хотя сегодня улица Правды уже не та. Тротуарная плитка с гранитными вставками, строгий ажур фонарей, приятная свежесть подновленных фасадов придают полупешеходной нынче улице черты фешенебельности. Но лоск, конечно, только внешний. Откройте дверь в парадную (как говорят у нас в Питере), и открывшаяся перспектива потрясет глубиной хрестоматийной неизбывности. Истрескавшиеся стены, исписанные отнюдь не пушкинскими фразами, полуосыпавшаяся штукатурка, покореженные перила, седая патина вечной грязи на окнах, а запах, запах... Ну не может у нас улица Правды быть другой! Или это была бы уже неправда...
Поднимаемся по корявым выщербленным годами ступеням (наверное, еще те, родные, 1850 года постройки) наверх, под самую крышу, на пятый этаж (который не хуже нынешнего шестого), и – стоп. Рукописный плакатик: арт-центр закрыт. А прежде сюда мог прийти любой (и приходили!). А сегодня вот Митя Шагин (как нетрудно догадаться даже человеку несведущему – основоположник: Митя – митьки...) сегодня Митя Шагин демонстрирует гостям «боевую» железную дверь: вот следы болгарки, а вот – автогена. Потому что с недавних пор нехорошие вещи происходят в таинственной квартире. И вовсе не булгаковская чертовщина тому виной, а вещи сугубо прозаические. Настолько прозаические, что дело уже дошло до суда. А впереди, возможно, очередные суды. Одним словом – недвижимость...
Началось это в конце прошлого года. Первый раз в начале декабря к митькам наведались какие-то дяди, сказали, что они – представители новых собственников и что, мол, надо освобождать помещение. Второй раз наведались 23 декабря, одним предупреждением не ограничились, пришли уже с болгаркой, дверь вскрыли, но дальше не продвинулись. Третий раз пришли нынешней весной – 6 апреля. На этот раз уже совсем основательно: решетку и металлическую дверь срезали автогеном, срывали со стен митьковские картины (по словам Шагина, многие при этом повредили), самих неугомонных художников из злополучной квартиры выпихивали. Но и в этот раз особо не преуспели.
Только не подумайте, что теперь на улице Правды восторжествовала правда. Не все так просто, как может показаться на первый взгляд. И чтобы попытаться до этой самой правды докопаться, нужно попотеть.



От Анатольсаныча до Валентинванны
На улице Правды митьки оказались в 1996-м с легкой руки питерского мэра Анатолия Собчака. Братушкам отдали в аренду нежилое помещение – часть мансарды, где прежде квартировала геологическая партия (после которой многое осталось нетронутым по сей день: лоснящаяся краска на стенах узкого коридора, немыслимые закоулки, превращающие нагромождение комнатенок в подобие лабиринта Минотавра).
Но главный нюанс заключался в другом. Митькам отдали половину мансарды – около 200 квадратных метров. А вторая половина – еще 200, которая от первой отделялась лишь дверным проемом в коридоре, была бесхозной, пустовала. Но при этом по документам числилась жилым помещением, обычной питерской коммуналкой. Девять лет назад на это никто не обратил внимания. Махнули рукой: вы, мол, ребята, вселяйтесь, а там разберемся. Ну и сами художники в эти нюансы не слишком вникали – все же люди творческие, не крючкотворы какие-нибудь.
Градоначальником вскоре стал Владимир Яковлев. Который тоже внес свою лепту: в 1999-м митьковская часть мансарды была закреплена за фондом творческих мастерских, то есть по тем временам переходила в распоряжение художников почти навечно. Но тот самый главный нюанс как был, так и остался в своем изначальном виде.
Митьки скоро заполнили и бесхозную часть мансарды, организовав там галерею. Развесили на стенах картины, проводили выставки, концерты – всего за эти годы их было больше двухсот, и каждый желающий каждую субботу мог совершенно бесплатно туда прийти, а в последние годы, после того как братушки перевоспитались, они еще проводили там бесплатную школу трезвости, где собиралось около полусотни страждущих.
С годами митьки привыкли считать эту бесхозную часть мансарды своей (хотя за аренду все эти годы за дополнительную площадь не платили). Никто никогда не говорил им: ни-ни, не на свою половину не лезь. И это еще больше укрепляло уверенность в том, что теперь так будет всегда.
Тучи сгустились весной прошлого года. Да и то по совершенно другому поводу. Братушки не отличались педантичностью в оплате аренды, накопился долг. И когда подошел очередной срок продлевать аренду, Комитет по управлению городским имуществом администрации Санкт-Петербурга пригрозил договор расторгнуть. Это художников впечатлило, задолженность была оперативно погашена, и договор аренды продлили, но всего на год – до 1 мая 2005-го. А шумиха по этому поводу в прессе («Смольный выкидывает митьков на улицу!») эхом отозвалась в самом Смольном. И теперь уже нынешний губернатор – Валентина Матвиенко всенародно объявила, что никто митьков трогать не собирается, наоборот, будут всячески поддерживать. И мансарду оставят за ними как есть, потому что митьки – это своего рода символ города. Культурная столица ведь!
И сегодня Смольный от своих слов не отказывается. Только что, три дня назад, зампредседателя петербургского КУГИ Алексей Чичканов подтвердил: да, Матвиенко дала указание отнестись к этому вопросу со всем вниманием. И обещал, что КУГИ продлит митькам аренду не на год, а теперь уже сразу на десять лет. А перед этим примерно то же самое говорил председатель КУГИ Игорь Метельский, который сам приезжал к митькам на улицу Правды. И вице-губернатор Сергей Тарасов подтверждал, что митьков в обиду не дадут. В общем, все бы хорошо, если бы не тот самый нюанс.
Дело в том, что прежде трущобы под крышей в неблагоустроенном, но все же центре города мало кого интересовали. Но тут улицу сделали пешеходной, привели в порядок. И цены на недвижимость сразу подскочили. А тут еще прямо во дворе дома 16 началось строительство грандиозного бизнес-центра «Марат», и застройщику этот дом может оказаться позарез нужен, и за ценой он, как говорится, не постоит.
А цена вопроса, применительно к бесхозной запущенной мансарде, такова. По оценке КУГИ, инвентарная стоимость – чуть больше пятисот тысяч рублей. А вот коммерческая – примерно полторы тысячи долларов за метр. То есть за 200 квадратных метров – триста тысяч «зеленых». Впечатляет. Есть за что побороться. И желающие не заставили себя долго ждать.


Дмитрий Шагин у злосчастной двери



Дык, елы-палы!
Осенью прошлого года в нехорошей квартире стали твориться чудеса. В сентябре там оказались прописаны двое детдомовских сирот – некто Белов и Курьянов, которые, впрочем, там так ни разу и не появлялись.
– Вы только посмотрите, где их прописали, – сокрушается Дмитрий Шагин, показывая крохотную комнатенку с полуобвалившимся потолком. – Здесь даже батареи отопления нет, здесь просто не имели права никого селить, здесь же невозможно жить, как тут могли сироту прописать?!
Выходит, смогли. Но главное даже не в этом, а в том, что за этим последовало. Вскоре с помощью агентов одной риелторской фирмы квартира была приватизирована и тут же перепродана. Сегодня собственниками числятся некто Орлова и Лапицкая. Которых, впрочем, там тоже никто ни разу не видел. Зато видели представителей некой охранной фирмы. Некто Николай Щепец, руководивший «группой захвата» 6 апреля, представился сотрудником ЧОП «Гепард». Сообщил, что действует по поручению собственников, предъявил документы на квартиру, которые Шагина сильно смутили, поскольку входили в явное противоречие с теми документами, которые были выданы им восемь с лишним лет назад. К примеру, в старых документах указано, что ни воды, ни газа там нет. А по новым документам – есть... Возникли серьезные сомнения в подлинности бумаг. Причем это сомнения уже даже не художника, а юриста.
– У нас, – говорит адвокат Андрей Тындик, – есть основания полагать, что квартира была приватизирована незаконно, сделки были фиктивными, а предъявленные справки ПИБа поддельными, тем более представители ПИБа говорят, что паспорта на эту площадь они якобы не выдавали...
К этой версии мы еще вернемся. А пока – хронология стремительно развивающихся событий. Итак, в сентябре 2004-го в бесхозной «жилой» части мансарды прописали сирот. В декабре некая охранная фирма уже «зачищает помещение» по поручению новых владельцев (за это время площадь успели приватизировать и перепродать). А в апреле 2005-го суд рассматривает иск новых владельцев в связи с тем, что художники отказываются освободить искомую половину. Кстати, истцы требуют от митьков еще полмиллиона рублей неустойки – за моральный ущерб. Вот это темпы, вот это напор! Ясно, что каким-то двум женщинам это вряд ли по плечу, это дело рук профессионалов. И нынешние владельцы – скорее всего фигуры номинальные, а за ними стоят некие профи, набившие на таких комбинациях руку.
Пока прошли лишь предварительные судебные заседания, слушание назначено на 24 мая. Впрочем, и на предварительном заседании 11 апреля отчетливо обозначился нерв этого дела. Митьки ведь официально не арендуют злосчастную «жилую» половину мансарды. И формально никакого отношения к ней не имеют. По этой причине даже не могут оспорить эту сделку в суде, ведь встречный иск может подать лишь одна из сторон, в данном случае – администрация Центрального района Петербурга.
Адвокат митьков примерно так и представляет логику развития событий: администрация подает встречный иск, сделки признают недействительными, площадь возвращают во владение городу, а город уже передает их в аренду митькам.
Вот только пойдет ли городская администрация так далеко? И будут ли чиновники (которые, не исключено, тоже могли приложить руку ко всей этой комбинации) настойчивы в том, чтобы возбудить не гражданское, а уже уголовное дело по поводу якобы имевшей место подделки приватизационных документов? Наконец, будет ли возбуждено еще одно уголовное дело по факту проникновения представителей новых владельцев в злосчастную квартиру (на чем настаивают митьки), ведь проникали-то они формально на свою собственную площадь?

Эпилог
Судиться – дело для художников непривычное. Но воспринимают они его как некое действо, своеобразный хеппенинг. К зданию суда пришли с плакатами, напутствовали друг друга словами: «Мы победим!» Хотя, если честно, особой уверенности в этом пока нет.
– Все, наверное, зависит от решения суда, – не слишком весело говорит Дмитрий Шагин. – Будет решение не в нашу пользу – и нас оттуда выкинут... Но если город нас не поддержит, окажется, что мы городу не нужны, мы готовы уйти. Нас вот в Царское Село зовут. И в Москву...
Но эти слова все же скорее дань моменту. Вряд ли уж вот так уйдут, сроднились все же они с этими слякотными невскими пенатами, наши они, питерские. Да и город, наверное, поддержит. Только как? Даст новую мансарду? Ну хорошо, даст. Только это ведь все равно временно. Сейчас митьки платят за аренду мастерской по льготным расценкам – 16 тысяч рублей в год. А с 2007-го эти льготы все тот же город в лице Смольного хочет отменить. И арендная плата может возрасти в... 30 раз – то есть будут те же 16 тысяч, но уже долларов...
Ну что тут скажешь, елы-палы! Такая вот жизнь.

Николай ДОНСКОВ
фото Александра БАНЬКОВА



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close