Дорога в белое безмолвие

14 июля 2005 10:00

Как выясняется, нефтяные запасы России практически на исходе. Средняя выработка месторождений по РФ достигает 50%. При этом 75% месторождений углеводородного сырья уже вовлечено в использование. А к 2015 году предполагается исчерпание рентабельных запасов нефти на суше. Это данные Министерства природных ресурсов. Цифры звучат как приговор. И если б не поражающие воображение геологические сводки, России, наверное, пришлось бы скоро выбрасывать белый флаг. Речь об Арктическом шельфе.

Нефтедобытчики идут в Арктику




Дело – труба
Площадь российского континентального шельфа самая большая в мире – она достигает 6,2 млн кв. км. При этом более половины – 4 млн кв. км – перспективны на нефть и газ. Огромные запасы газа таит в себе Баренцево море. Только одно Штокмановское месторождение, находящееся в северо-восточной части его части, содержит столько газа, сколько все месторождения Норвегии. (Глава Газпрома Анатолий Миллер оценивает его в 10 трлн куб. м.) Более того, геологи считают, что в недрах баренцевоморского шельфа существуют и большие скопления нефти. И уже выявлено пять новых месторождений.
В другой стороне Баренцева моря, поблизости от границы с Норвегией, лежит свод Федынского, запасы которого аналогичны Штокмановскому. Только свод богаче – содержит еще и нефть. Нефтегазоносны и шельфы Печорского и Карского морей.
Считается, что основная часть Арктических ресурсов сосредоточена именно под этими тремя морями. А Арктический шельф содержит до 80% потенциальных углеводородных запасов России. Их энергетический потенциал оценивается примерно в 100 млрд тонн в пересчете на нефть. Удивительно ли, что взоры российских и западных добывающих компаний обращаются сегодня к холодным и пустынным просторам Крайнего Севера. Арктику сегодня смело можно назвать территорией надежды.
До самого последнего времени добыча нефти и газа на шельфе практически не ведется.
– Изученность континентального шельфа России в десятки и сотни раз по количеству пробуренных скважин и плотности сейсмических работ отстает от Норвегии, Дании, Великобритании, Бразилии и всех других стран, включая африканские, – констатирует министр природных ресурсов России Юрий Трутнев.
Отставание стремятся наверстать российские добывающие компании.
– В 2010 году Штокмановское месторождение будет введено в строй и начнет поставлять на рынок газ, – заявляет глава Газпрома Алексей Миллер, в ведении которого, говорят, войдет Шткомановское. – Уже подписаны меморандумы с целым рядом добывающих компаний – лидерами в технологиях, используемых на шельфах северных морей. Определено место, где будут строиться заводы по сжижению газа. Продукт будем поставлять на рынок Северной Америки.
Крупнейшая газовая компания страны намерена снабжать голубым топливом не только США, но и Германию, и Великобританию. Для чего планируется строительство Североевропейского газопровода через Балтику стоимостью 5,7 млрд долларов. Его начальная пропускная способность – 19 млрд куб. м в год. И если поначалу источниками будут служить месторождения Западной Сибири, то впоследствии их место займут Шткомановское и месторождения Ямала.
Не менее решительно настроен и президент ОАО ЛУКОЙЛ Вагит Алекперов. ЛУКОЙЛ с группой крупнейших российских компаний тоже собирается строить трубопровод «на северах» – из Ханты-Мансийского АО до Мурманска. Он будет гнать нефть из Западной Сибири, но главным образом – из Тимано-Печорской провинции, где он добывает 90% черного золота. «Труба» стоимостью 3,4–4,5 млрд долларов будет рассчитана на прокачку 60–120 млн тонн нефти в год. Еще один участник проекта – «Транснефть» – видит проект несколько иным, со стоимостью уже в 6,2 млрд долларов. Этот продуктопровод также нацелен на покупателя из США. В Новом Свете уже подсчитали: с Кольского полуострова нефть до потребителя дойдет за 9 дней, то есть в несколько раз быстрее, чем из Персидского залива или Африки.
Словом, основные действующие лица в Арктике, не беря в учет западные компании, определены. Масштабы финансовых потоков и потоков углеводородного сырья столь впечатляющи, что кажется – рыночная стихия вот-вот сметет с лица земли величественную, но такую ранимую природу Арктики.

Проблемная зона
– Действительно, российская часть Арктики пока мало освоена, – констатирует председатель Комитета Совета Федерации по делам Севера и малочисленным народам Геннадий Олейник. – Но примеры разрушения северной природы уже налицо. Что же будет при освоении крупных месторождений?
По словам Олейника, вокруг промышленных гигантов региона образовались зоны технического поражения. Самым разрушительным образом влияет на тундровые почвы использование вездеходного транспорта. Гибнут загрязненные нефтепродуктами озера и болота – из-за низких температур процессы самовосстановления в окружающей среде Севера крайне замедлены.
Ахиллесова пята этой части суши – трансграничное химическое загрязнение. Из-за вращения земли сюда выносятся, накапливаясь в почвах и водоемах, выбросы чуть ли не со всех континентов! В почвах пустынного побережья Северного Ледовитого океана можно найти химические вещества, вылетевшие из труб предприятий Китая и Монголии, Канады и США, Франции и Италии.
Удивительно ли, что в мясе северных оленей, пасущихся в девственной тундре, повышено содержание цезия, а в рыбе из местных озер – ртути? Страдает употребляющий такую пищу человек. Трудно поверить, но в грудном молоке местных женщин содержание вредных веществ в десять раз выше, нежели у женщин, проживающих в промышленно развитых районах мира! Что же будет при освоении крупных месторождений?
Страдает Арктика и от глобального потепления. Именно эта часть планеты первой реагирует на повышение температур.
– Основная проблема – таяние вечной мерзлоты и разрушение всей инфраструктуры в Полярном круге, – говорит президент Ассоциации полярников, вице-спикер Госдумы Артур Чилингаров. – Из-за потепления начал оттаивать прибрежный ледовый щит и в океан сползают некоторые поселки...
Еще одно слабое место главной кладовой – границы морского дна и континентального шельфа. Пока участки Арктического шельфа, находящиеся за пределами 200-мильной экономической зоны, не имеют юридического статуса. Перед Россией стоит задача закрепления юрисдикции РФ в ООН. И здесь возможны конфликты. С востока нужно ожидать споров с Японией, с запада – с Норвегией.
Норвежцы уже претендуют на участки шельфа, прилегающие к Шпицбергену, а также сопредельные с экономической зоной Норвегии. Накал страстей связан прежде всего с уже упоминавшимся поднятием Федынского. Кому принадлежит нефтегазоносный горизонт, спорят уже 20 лет. И к какому-либо внятному решению пока так и не пришли.

После нас...
Экология и границы – это еще не все проблемы Арктики.
– Сегодня на Крайнем Севере идет вытеснение коренных народов с мест традиционного природопользования, – говорит проректор Государственной полярной академии Вячеслав Макеев. – Добывающие компании, подписывая с оленеводами договоры, зачастую обманывают их, забирая лучшие земли под нефтепроводы. Гибнут лишенные пастбищ животные, спиваются местные жители. А ведь именно коренные народы за тысячелетия научились жить с Арктикой в ладу, не разрушая ее среды.
В Норвегии, Канаде, на американской Аляске и в других северных странах коренных жителей пестуют, помогая сохранить национальный уклад. При этом точно так же тянут трубопроводы и успешно хозяйствуют.
Россия плотно сотрудничает с Баренцевым, Северным, а также Арктическим советами. Более того, последний на сегодняшний день возглавляет министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. Но вот помогает ли это хоть как-то жителям российского Севера?..
Чиновники, конечно же, уверяют, что понимают хрупкость полярной зоны.
Подготовку к освоению ресурсов континентального шельфа страны Минприроды объявило основной задачей на ближайшие десятилетия. А в прошлом году МПР России разработало «Государственную стратегию изучения и освоения нефтегазового потенциала континентального шельфа РФ». Она, как и положено, нацеливает на использование самых современных технологий и соблюдение экологической безопасности. И даже на состоявшемся в середине июня IX Петербургском экономическом форуме, где впервые так много говорили о проблемах Арктического региона, была сформулирована рекомендация правительству РФ: «определить Арктическую зону как регион с особым режимом природопользования и одновременно – ускорить принятие концепции ее устойчивого развития».
Вот только может ли кто-то гарантировать стопроцентное выполнение всех этих мудрых рекомендаций и программ? А ведь только тогда холодная Арктика сможет оправдать наши ожидания. И при этом остаться живой – для потомков.

Лина ЗЕРНОВА
фото Thomas NILSEN