Услышать приговор и умереть

10 ноября 2005 10:00

Легендарный Юрий Шутов – бывший помощник Анатолия Собчака, ставший затем одним из его злейших врагов, депутат, обвиняемый во многих тяжких преступлениях, оказался в коме как раз к моменту окончания судебного следствия по собственному уголовному делу. Правда, уже на следующий день он пришел в сознание в стенах тюремной больницы, что совпало с началом прений сторон.

Состояние здоровья главного подсудимого по «делу Шутова» вызывает серьезные опасения




Вместо депутата только табличка


Шутов – фигура яркая и неоднозначная. Большую часть обоих своих депутатских сроков он провел в стенах следственных изоляторов от Выборга до Москвы. Он был избран в Законодательное собрание Петербурга в конце 1998 года, а уже в марте 1999 его арестовали в собственном офисе в гостинице «Санкт-Петербург». Арестовали по подозрению в организации банды, организации ряда громких заказных убийств и подготовке не менее громких покушений. Правда, эти перипетии не помешали ему не только не потерять звание народного избранника, но и подтвердить его на последних выборах в городской парламент в 2002 году.
В Городской суд Петербурга его дело поступило в 2001 году, в октябре того же года начались первые заседания... а вот до разбирательства по существу процесс дошел только в сентябре 2004-го. На скамье подсудимых сам Юрий Шутов появлялся не так уж часто – гораздо чаще он менял своих адвокатов. Впрочем, его редкие появления объяснялись состоянием здоровья. Перечень заболеваний подсудимого депутата занимает отдельный том уголовного дела: от хронической гипертонии до сложных неврологических заболеваний, включая последствия проломленного черепа почти полтора десятка лет назад (Шутов утверждает, что это были сотрудники спецслужб, заявившиеся к нему домой вычистить архив после его ссоры с Собчаком).
Судебное заседание (они уже давно проходят в помещении клуба следственного изолятора «Кресты»), которое поставило точку в судебном следствии и одновременно совпало с 88-й годовщиной Октябрьской революции, традиционно проходило в отсутствие главного подсудимого. Уже несколько месяцев, как федеральный судья Александр Иванов удалил Юрия Шутова и еще ряд подсудимых из зала «за нарушение порядка» – до окончания судебных прений.
Еще до начала заседания с подачи адвокатов пронесся слух, что Юрий Шутов едва ли не при смерти – в коме. Однако официальное заключение тюремных эскулапов из медсанчасти Крестов, где в последнее время практически постоянно содержался Шутов, было гораздо более нейтральным: «по состоянию здоровья Шутов принимать участия в заседании не может, его состояние – средней тяжести». Хотя при этом стало известно, что подсудимого из медсанчасти Крестов повезли на скорой помощи в тюремную больницу имени Газа.
На следующем заседании, 8 ноября, когда суд огласил очередную сводку о здоровье Юрия Титовича, оказалось все же, что адвокаты накануне были правы, а медики из Крестов излишне оптимистичны. Врачи из тюремной больницы подтвердили: 7 ноября у Шутова имела место кома 1–2-й степени с нарушением мозговой деятельности, но уже 8 ноября он был в сознании, хотя и в состоянии средней тяжести, не позволяющем принимать участие в заседаниях и требующем лечения в реанимационной палате.
После этого слово взяли представители государственного обвинения. (Их выступление рассчитано не на один день и займет, по разным данным, от одной до трех недель, – лишь после этого слово дадут адвокатам подсудимых.) С первых же слов гособвинители заявили, что готовы отказаться от ряда обвинений в адрес подсудимых, в том числе и по ряду весьма значимых эпизодов.
Обвинение пришло к выводу, что в ходе судебных слушаний так и не удалось получить доказательств причастности Юрия Шутова, Айрата Гимранова и Сергея Денисова (этих двоих предварительное следствие считает ближайшими помощниками Шутова в его «криминально-преступной» деятельности) к убийству заместителя председателя Комитета по потребительскому рынку администрации Петербурга Евгения Агарева в сентябре 1998 года и председателя совета директоров АО «НИИ «Источник» Николая Болтовского в июне 1998-го. Что же до желания взять «Источник» под свой контроль путем интриг в совете директоров, то само по себе это желание не содержит состава преступления.
Отпадают и еще два смачных эпизода: подготовка в 1998 году покушений на депутата Государственной Думы Александра Невзорова и тогдашнего президента Петербургской топливной компании Андрея Степанова (ныне – трудящегося аппарата полпредства в СЗФО). То, что Шутов велел непосредственным исполнителям отложить уже начавшуюся было подготовку и больше к этим вопросам не возвращался, обвинение теперь рассматривает как «добровольный отказ от совершения преступления».
Применительно к Шутову обвинение просило и несколько изменить формулировку его обвинения в создании банды, исключив оттуда «использование служебного положения». Имелось в виду при этом вовсе не депутатство Юрия Титовича, поскольку банда была создана, по версии следствия, в 1996 году – еще за пару лет до того, как Шутов стал городским парламентарием, а его должность председателя Региональной комиссии по проверке итогов приватизации. (После долгих консультаций Госдума вынесла заключение, что создавать такие комиссии может лишь сама Дума, а не отдельные ее комитеты, а посему никакой легитимности шутовская комиссия не имела.)
Впрочем, высказать свое мнение по остальным эпизодам (например, по убийству председателя совета директоров финансово-промышленной группы «Роско» Дмитрия Филиппова в октябре 1998-го) прокурорам Сергею Пяшину и Алексею Бундину еще только предстоит. Правда, при этом возникает вопрос – доживет ли главный подсудимый до приговора?

Александр САМОЙЛОВ
Фото ИНТЕРПРЕСС