«да» и «нет» не говорить

2 февраля 2006 10:00

Протестовать не получится – опротестовывать нечего


Октябрьский районный суд отказал инициативной группе граждан, которая настаивала на проведении референдума по Китайскому кварталу, в их требовании признать бездействие Законодательного собрания в указанном вопросе.
Напомним, что инициаторы референдума намеревались спросить у граждан, согласны ли они с тем, что администрация имеет право выделить инвесторам из Шанхая земельный участок в Красносельском районе без всяких торгов. По федеральному закону городской парламент должен был или зарегистрировать инициативную группу – или отказать в ее регистрации.
После регистрации можно было бы собирать подписи для проведения референдума, после отказа (который надо было мотивировать несоблюдением федерального законодательства) – обжаловать его в суде.
Однако в Мариинском дворце не сделали ни того, ни другого: проект решения был подготовлен, но в мае 2005 года депутаты даже не стали его рассматривать, отказавшись включить в повестку дня. А затем, когда наступили летние каникулы, вообще вычеркнули из очереди на рассмотрение.
Казалось бы, назвать это иначе, чем бездействием, трудно. Но суд решил по-другому, и признаков бездействия городского парламента не нашел. Пока, правда, заявителям не дали мотивировочную часть решения, и аргументы суда остаются тайной для общественности. Что же, когда решение обнародуют – с ними будет крайне интересно ознакомиться. Ведь если описанное не считать «бездействием» – что же тогда подпадает, по мнению Октябрьского суда, под это определение?
Конечно, это решение будет обжаловано (инициаторы об этом уже заявили), и если Городской суд оставит в силе решение районного суда, будет создан чрезвычайно опасный прецедент.
Как уже сказано, если бы инициаторам отказали в регистрации группы – они могли бы доказывать в суде, что предложенная ими формулировка не противоречит федеральному закону. И в случае успеха суд обязал бы городской парламент запустить процесс организации референдума. Но описанным выше путем – просто-напросто не говоря ни да, ни нет – представительная власть, при наличии у нее соответствующей политической воли (точнее, при наличии лояльного исполнительной власти большинства), может поставить непреодолимый барьер на пути реализации оппозиционно настроенными к власти гражданами своих конституционных прав. И даже пожаловаться на это им не удастся.

Не исключено, что такая же судьба ждет теперь и инициаторов другого референдума – по обеспечению независимости судебной системы в Петербурге, который собирались провести СПС и «Яблоко». Здесь все проходит по такой же схеме: ходатайство инициативной группы – проект решения – положительное заключение юридического управления ЗакСа – отказ рассматривать вопрос во время пленарного заседания. Точнее, не отказ, а «задвигание» вопроса в конец повестки, после чего до него не успевают добраться в течение дня заседания.
Суд по этому вопросу назначен на 16 февраля, и если он закончится так же – станет ясно, что в северной столице придуман хитроумный способ блокировки конституционных прав горожан. Правда, не единственный.
О том, сколько рогаток питерская администрация воздвигает на пути граждан, желающих реализовать свое конституционное право на митинги, шествия и пикеты, «Новая газета» рассказывает регулярно. Но то, что она делает сейчас, отличается такой гениальной простотой...

Сегодня «Солдатские матери Санкт-Петербурга» совместно с активистами «Петербургского гражданского сопротивления» будут проводить на Дворцовой площади у здания Главного штаба акцию протеста против преступлений в армии. Доказывать актуальность этого вопроса сейчас, мягко говоря, излишне. Но в Смольном (уведомления о проведении публичных акций на Дворцовой площади подаются не в районную администрацию, а в Комитет по законности, правопорядку и безопасности) просто отказались принять уведомление. То есть зарегистрировать его и присвоить входящий номер.
Если бы акцию отказались согласовать (что постоянно происходит) – это можно было бы обжаловать. Тем более что Дворцовая, которая закрыта для транспорта, является тем местом, где участники акции заведомо не мешают его движению, и им было бы трудно отказать. Разве что заявив, что они мешают тем, кто прогуливается по площади, нарушая их права.
В этом случае, правда, мог последовать ответный ход – в точно таком же нарушении оппозиция немедленно обвинила бы сам Смольный, который, как известно, не видит ничего недопустимого в проведении на Дворцовой кинофестиваля «Золотой ангел» (решение об этом было окончательно принято в понедельник на заседании городского правительства). И потому поступили куда проще: отказали не в согласовании времени и места акции, а в регистрации уведомления. Раз так – даже и обжаловать нечего: никакого уведомления якобы и нет. А на нет – и суда нет. И в переносном, и в самом что ни на есть прямом смысле слова.

Владимир МАКСИМОВ