Крошка, позвони мне на мобильный...

5 сентября 2002 10:00

С первого сентября выросла плата за телефон. Не только в Петербурге. Услуги связи подорожали в 35 регионах России. Абонентская плата за индивидуальный аппарат увеличилась на 10 - 20 рублей. В городе на Неве, к примеру, за него надо теперь платить 105 рублей (вместо прежних 89). В принципе, тариф увеличился «всего» на 18%. Но ведь это уже третье повышение за последний год с небольшим. В июне 2001-го за телефон платили 60 рублей в месяц. Получается, что рост тарифов за это время составил 75%. А это, между прочим, в четыре с лишним раза выше темпа инфляции (она в последние два года, по официальным данным, составляет 14 - 16% в год)...





Конечно, рост тарифов затрагивает не только телефон. Но в других отраслях, которые обычно служат примером монопольного вздувания тарифов, они все же растут медленнее. Так, электроэнергия дорожала четыре раза за последние 17 месяцев, при этом общий рост составил 50% (условно говоря, в два раза быстрее инфляции): в феврале 2001 года киловатт-час стоил 50 копеек, сейчас - 75. Услуги водоснабжения и канализации за последние шестнадцать месяцев подорожали на 80% (условно - втрое быстрее инфляции): в январе 2001 года тариф составлял 2,18 рубля за кубометр, а в августе 2002 года - 3,86 рубля. Наконец, квартплата с января 2001 года по август 2002 года выросла (сужу по собственной квитанции: с 470 до 800 рублей в месяц) - на 70% за двадцать месяцев, в два с половиной раза быстрее инфляции...
Понятно, что в нормальной экономике, в условиях рынка и конкуренции, такого быть не может. Это возможно только в монопольной среде, когда поставщик услуг, как в известном романе о «крестном отце», делает нам предложение, от которого «нельзя отказаться». Действительно, мы не можем подключиться к сети альтернативной телефонной компании или к альтернативной энергосистеме, установить в квартире кран, подсоединенный к альтернативному водопроводу, подключить туалет к альтернативной канализации. Так что любой монопольный рост тарифов - это плохо. Но что такого происходит в телефонной отрасли, что требует опережающего роста тарифов столь стремительными темпами?
- Ничего особенного не происходит, - говорит представитель ОАО «Северо-Западный Телеком» (СЗТ) Кирилл Волошин. - Просто мы приближаем тарифы к себестоимости. И только сейчас они более-менее близки к ней. Ведь все время растут цены на электроэнергию, на другие товары и услуги, от которых зависят наши затраты...
Решение об установлении телефонных тарифов принимает МАП - Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства. Именно министерским приказом от 14 августа и были повышены тарифы. В питерском территориальном управлении МАП говорят, что связисты представили для этого экономическое обоснование, которое, правда, есть только в Москве. Там же и выбирали один из нескольких вариантов, которые предлагал СЗТ и его старший партнер - холдинг ОАО «Связьинвест». Варианты предусматривались разные. По некоторым данным, предлагалось увеличить тарифы на 70%. Так что петербуржцев еще, что называется, пожалели.
Но насколько все же обоснован даже и нынешний рост тарифов?
Казалось бы, если до сих пор они были ниже себестоимости, СЗТ должен был еле-еле сводить концы с концами. Но нет, назвать его убыточным при всем желании язык не повернется. Вот официальные данные, размещенные на сервере СЗТ. Чистая прибыль компании за 1999 - 2001 годы возросла в четыре раза, доходы увеличились в три раза, рентабельность за последние пять лет ни разу не падала ниже 43%. И даже кризис 1998 года уменьшил ее всего на один процент! Наконец, средняя заработная плата в Петербурге в отрасли «связь» стабильно превышает среднюю зарплату по городу. В сентябре 2001 года она была выше в 1,8 раза (7200 рублей против 4000), в апреле 2002-го - в 1,6 раза выше (7900 рублей против 4800)...
Слишком велики «вынужденные» затраты связистов? Но и тут есть сомнения. Да, электроэнергия, как уже сказано, за последние полтора года вздорожала на 50%. Но, во-первых, это меньше, чем рост телефонного тарифа. А во-вторых, затраты на электроэнергию в себестоимости (эти данные еще в прошлом году приводили специалисты) не превышают 4 - 5%.
Заметим, что никаких причин «биться» за потребителя у телефонистов не имеется - в отличие, скажем, от тех, кто предоставляет услуги мобильной связи, где конкуренция весьма высока. Не потому ли там наблюдается не рост, а, наоборот, непрерывное снижение тарифов, появление удобных и выгодных потребителю тарифных планов?
Есть, конечно, еще инвестиционные затраты, которые необходимы для модернизации отрасли. Но антимонопольному министерству вовсе не обязательно легко соглашаться с их включением в тариф. Прибыль и рентабельность телефонистов достаточно велики, чтобы обновление отрасли шло, что называется, за счет внутренних резервов. Хотя, конечно, куда проще переложить эти расходы на потребителя. Но стоит привести один пример: в прошлом году питерские связисты громогласно объявили, что потратили 10 миллионов долларов (заметим: при этом их чистая прибыль составляла 364 миллиона рублей) на закупку аппаратуры для повременного учета телефонных разговоров. Заметьте, вовсе не на ремонт и замену устаревшего оборудования или строительство современных АТС.
Вообще, «повременка» - что называется, голубая мечта связистов. По словам Кирилла Волошина, они ждут ее уже давно, надеются, что это решит многие проблемы отрасли. Наверное, решит. Во всяком случае, доходы связистов при этом очевидно возрастут. Правда, расплатой за это станет превращение телефона из средства общения в предмет роскоши. Причем как раз для тех, кому это нужно больше других. Пожилые люди, инвалиды-«опорники», слепые, больные и одинокие старики лишатся единственной возможности общения с миром, школьникам и студентам перекроют кислород для подключения к домашнему интернету...
Правда, в последнее время Минсвязи пошло на попятный: введение «повременки» будет происходить только по согласованию с региональными властями. Что на деле означает откладывание этой инициативы в долгий ящик: ведь губернаторы - не самоубийцы, чтобы соглашаться на столь непопулярную для населения меру. Впрочем, связисты тоже не намерены сдаваться. В Минсвязи говорят о том, что расплатой за отказ от жестоко критикуемой повременки может стать рост обычной абонентской платы. Скажем, до 6 - 10 долларов в месяц (о чем давно мечтает министерство). Как говорится, не мытьем, так катаньем. Так что успокаиваться рано.

Борис ВИШНЕВСКИЙ
Фото ИНТЕРПРЕСС