Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Порт на птичьих правах

22 декабря 2008 10:00

Ольгин канал и вид на южную часть дамбы

Дочерняя фирма чекистского фонда намерена начать портовое строительство на месте стоянки водоплавающих птиц

Городское правительство приняло постановление о строительстве морского перегрузочного комплекса Бронка в Ломоносове (он же Ораниенбаум). ООО «Феникс», входящее в холдинговую компанию «Форум» (дочерняя структура АНО «Управление делами Регионального общественного фонда поддержки ФСБ и СВР»), получило для этого строительства три земельных участка — около 45 гектаров.
Представители «Феникса» и чиновники уверяют, что это позволит повысить привлекательность Петербурга на рынке морских перевозок. Местные жители, экологи и биологи — категорически против. В необходимости порта они серьезно сомневаются и полагают, что строительство повлечет катастрофические последствия для окружающей среды.


Меншиковский канал
Меншиковский канал


Плавающий проект
Недалеко от места, где начинается дамба, только что открылся сквозной проезд через Кронштадт — Ольгин канал. Вокруг — территория рыболовецкого колхоза, вот только рыбы здесь давно нет — дамба пагубно повлияла на места нереста.
Восточнее — заброшенный Меншиковский канал, памятник федерального значения — но вокруг него все захламлено донельзя. Все это, заметим, — зона охраняемого ландшафта. А вдоль побережья — плавни Кронштадтской колонии, составная часть проектируемого по генплану заказника, охраняемой природной территории «Плавни Южного берега Финского залива»: четыре километра камышей и болот. Уникальный природный комплекс, который, во-первых, очищает прилегающую сушу (все вредные вещества, которые несет море, фильтруются через плавни), а во-вторых, является одним из четырех сохранившихся в Невской губе мест стоянки мигрирующих водоплавающих птиц. Еще есть западная часть острова Котлин, плавни Лисьего Носа и устье Красненькой речки, но их вот-вот застроят.
А теперь гибель угрожает и ораниенбаумским плавням: именно на их месте хотят возвести порт Бронка. К тому же восточнее уже запланировано строительство порта Янтарь и военной гавани Балтимор. Контейнерный терминал Бронки займет часть суши, и почти на километр вылезет в море. Проектная высотность контейнерного склада — 15 метров сплошной стеной. И еще — погрузочная техника 30-метровой высоты. В результате и дача Грейга, и соседние с ней участки Петергофской дороги будут закрыты контейнерами порта Бронка, а на запад вдоль залива — 30-метровыми зданиями…
13 мая 2008 года городское правительство издало постановление № 559 о проведении изыскательских работ и «с учетом обращения ООО «Феникс» разрешило изыскания «в целях определения возможности проектирования и строительства морского перегрузочного комплекса (МПК)». Отведенная для этого зона — 41 гектар — включала поселок Ольгин Канал, немалую часть побережья вместе с плавнями и зону «Дубки». В дальнейшем планируется увеличить территорию порта у Ольгина Канала за счет намыва более 80 гектаров. Пропускная способность первой очереди морского перегрузочного комплекса, которую планируется построить к 2013 году, составит 1,45 млн TEU (эквивалент 20-футового контейнера) и 130 тыс. единиц накатных грузов. Объем частных инвестиций в реализацию проекта составит 39 миллиардов рублей. Еще 16 миллиардов рублей планируется привлечь из федерального бюджета — на строительство подходного канала и средств навигационного обеспечения.
19 августа 2008 года КГА издал распоряжение № 3173 о подготовке «в срок до 18 августа 2009 года» (запомним этот срок!) проекта планировки и межевания этой территории. Разработчиком определен Комитет по транспортно-транзитной политике питерской администрации. После этого, по словам депутата муниципального совета Ломоносова Михаила Евдокимова, граждане забеспокоились, стали проводить собрания и собирать подписи…

Ольгин канал и вид на южную часть дамбы


Ходоки в народ и обратно
В августе представители уличного комитета поселка Ольгин Канал сообщили Евдокимову, что к ним обратилась фирма «Феникс», желая провести некие «слушания» и рассказать, что у них за проект. При этом — ни предварительного оповещения, ни экспозиции, во главе президиума почему-то оказался начальник отдела строительства и инвестиций администрации Петродворцового района Алексей Попов (хотя слушания должна была вести председатель уличного комитета Анна Сокол), представленные схемы — без единой печати согласований…
А затем по домам поселка начали ходить неизвестные молодые люди и, по словам председателя общественной организации «Город Ораниенбаум» Владимира Журавлева, предлагать смешные деньги за жилье жителей поселка или неравноценное жилье в Кипени или Ропше. На обращение к губернатору Валентине Матвиенко председатель КГА Александр Викторов ответил, что «в соответствии с функциональным назначением данной территории размещение на этом участке портового комплекса является возможным». Правда, отметил, что «существующая жилая малоэтажная застройка не входит в границы проектируемого МПК». Но успокоил не всех: граждане прекрасно знают, как часто меняются планы властей.
В сентябре в Ораниенбауме проходило общественное обсуждение проекта Правил землепользования и застройки. Жители Ольгина Канала, города Ораниенбаума, поселков Мартышкино и Мордвиновка собрали более 700 подписей и потребовали не переводить зону поселка Ж1 (территория существующей охранной зоны ЗРЗ 2-12) и рекреационную зону Р2 (территория плавней Ольгина канала и Дубки) в портовую зону И4. Все предложения вместе с подписями передали в комиссию по землепользованию и застройке — где они, судя по всему, и канули в Лету. Тем не менее, казалось бы, пока не примут ПЗЗ, обсуждать больше вообще нечего — но как бы не так: 24 ноября были объявлены общественные слушания по проекту Временного регламента застройки указанной территории.
«Мы заранее посетили экспозицию в городском Доме культуры, — говорит Евдокимов, — все посмотрели — нас это категорически не устроило. Обратились к главе Петродворцовой администрации Валентине Шевченко — с просьбой перенести слушания проекта ВРЗ по Ольгину каналу до того времени, когда примут ПЗЗ и учтут все — или часть требований и поправок жителей. Но переносить ничего не стали».
На слушаниях представители Петродворцовой администрации и КГА заявили, что постановления правительства — ни российского, ни городского — о строительстве порта Бронка еще нет и беспокоиться, мол, не о чем. А представитель Комитета по транспортно-транзитной политике — что ВРЗ предусматривает разделение территории на зоны: производственную, складскую, зону городских скоростных дорог, общественно-деловой застройки, железнодорожного транспорта и объектов водного транспорта. И более никаких подробностей.
«Выступил глава муниципалитета Александр Мишуткин, который всегда был за любой проект, который предлагала администрация, — говорит Михаил Евдокимов, — и потряс бумагами: вот я вам сейчас покажу, у меня есть экологическое заключение! Но никакого заключения на самом деле нет: то, что он показывал, — это техническое задание на проведение исследований по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС) и предварительная оценка ОВОС. Оценка сделана ООО «Эко-Экспресс-Сервис» — эта же фирма делала исследования по проекту намыва на западе Васильевского острова. Ветераны, которых он привел, говорили, что у Ломоносова нет перспектив быть туристским центром, туристы к нам все равно не приедут, нам нужно развиваться как промышленной зоне, зарабатывать деньги, а вы, которые не хотят порта, — мешаете прогрессу…»
1 декабря были объявлены новые слушания: по проекту планировки и межевания территории (напомним, что проект было предписано подготовить только к августу следующего года). Это вызвало, мягко говоря, недоумение у жителей.
«Стенды с информацией были выставлены для публичного обозрения не за 10 дней, как положено, а менее чем за 6 дней — 25 ноября, — говорит Владимир Журавлев. — Общественность вообще смогла увидеть эти стенды только в пятницу — за три дня до слушаний. Но это не единственное нарушение: разрабатывать проект планировки и межевания можно только на основании утвержденного ВРЗ или вступивших в силу Правил землепользования и застройки. Мы потребовали предоставить распоряжение КГА об утверждении ВРЗ — Алексей Попов заявил, что такого распоряжения не имеет. Мы ему напомнили, что перед слушаниями ВРЗ по порту Бронка жители требовали перенести их — Попов заявил, что я срываю слушания, лишил меня слова и пригрозил: «В следующий раз приглашу наряд милиции, чтобы вас вывели».

Ольгин канал
Ольгин канал


Раскатали «Невскую губу»
На слушаниях, по словам Журавлева, жителей вовсю убеждали, что оставлять в таком виде плавни Ольгина Канала и рощу Дубки — преступление, так как это рассадник тяжелых металлов и загрязнений. И так как побережье заболочено и заросло камышом, то птицам тут очень плохо гнездоваться, их нужно срочно избавлять от болот и сделать как в Гамбурге — чтобы лебеди плавали на чистой воде рядом с грузовыми судами…
Известный орнитолог, доктор биологических наук, профессор Санкт-Петербургского госуниверситета и директор Ладожской орнитологической станции Биологического НИИ СПбГУ Георгий Носков считает подобные предложения, мягко говоря, сомнительными.
«Невская губа — это зона мелководья, где много пищи, — говорит он. — Она оттаивает примерно на две недели раньше, чем расположенные восточнее Ладожское озеро и Белое море. Здесь раньше скапливались более 4 миллионов водоплавающих птиц, которые сидели и наполняли себя жиром, чтобы выдержать перелет. Но на протяжении последних 50 лет шло целенаправленное уничтожение этой зоны. Началось с того, что устроили намыв в 60-е годы, присоединили остров Вольный к Васильевскому острову, и зона мелководья, примыкающая к Крестовскому острову, исчезла. Сейчас идет активный намыв песка для строительства портовых комплексов и ЗСД. Это что значит? Поднимается муть и потом оседает, практически вся зона, прилегающая к дельте Невы, покрывается илом, и личинки моллюсков, ракообразных, червей гибнут. Создается «мертвая зона». Восточная часть Невской губы уже мертва, и осталось три участка, более-менее выполняющих функцию «заправки энергией» для птиц. Сейчас они выдерживают нагрузку примерно в 100 тысяч птиц. То есть численность сократилась в сотни раз! Птицы начинают задерживаться здесь дольше, и прибывают на место позже. У них откладывается размножение, и все поздние выводки гибнут. Численность популяции, за которой мы наблюдаем, сокращается на протяжении последних 40 лет! А другим путем, иначе как через восточную часть Финского залива, птицы не могут лететь, потому что Невская губа — это самая восточная часть Балтики. Прилетают и сидят, пока не пополнят запасы. Мы давно предлагали придать Невской губе специальный статус. И относиться к ней цивилизованно, как в Дании и Голландии, сочетая хозяйственные и природоохранные деяния. Мы разработали такую схему, передали как в городское, так и в областное правительство. Но сейчас все время идут какие-то изменения генплана и других градостроительных документов, а тем временем сокращаются все новые охраняемые природные территории…»
«Рисовать здесь порт или скоростную дорогу (а она понадобится, чтобы вывозить контейнеры) может только человек, который не знает Ломоносова, — говорит Михаил Евдокимов. Он смотрит из Москвы на карту — видит: пустота. Тут дамба, тут пустой берег — почему бы порт не построить? Но здесь находится мемориальное кладбище — Малая Пискаревка. Чуть севернее — еще кладбище, где похоронены многие великие представители русского флота, и здесь же похоронен настоятель Исаакиевского собора… Еще в 2005 году Комитет по экономическому развитию, промышленной политике и торговле проводил исследования влияния будущего строительства на акваторию Финского залива. Эксперты написали: если к существующей нагрузке на Финский залив добавить еще два порта, то акватория этого попросту не выдержит».
«Зачем строить порт там, где он не нужен, — спрашивает Журавлев, — а наоборот, принесет ущерб государству, его невосполнимому экологическому ресурсу? В развитых странах для строительства порта на пустом берегу выбирается глубокое место, чтобы не намывать грязный грунт и не пробивать канал. В Ораниенбауме требуется углублять дно с 0,5–2 метров до 13 метров и строить несуществующие сейчас подъездные пути на месте плавней и дворцово-парковых усадеб. А в Бронке, скорее всего, муть со дна залива будут перекачивать в другое место, как это уже делалось на Васильевском острове, что необратимо нарушит жизнь залива. Ученые говорят, что, если намыв начнется в Бронке, это будет экологическая катастрофа не только Питера, но и всего Балтийского моря. И ведь есть новый порт в Усть-Луге, который за два года выгрузил только два контейнеровоза. Петербургский морской порт загружен не полностью, причем можно существенно увеличить его эффективность. Вот их и надо развивать, тем более в условиях кризиса и импортного характера экономики контейнерные перевозки будут снижаться».
По прогнозам ученых, если терминал в Бронке построят — последствия для окружающей среды будут катастрофичны. Исчезнут многие виды рыб, исчезнут млекопитающие — садовая соня и белка-летяга. Начнутся массовая гибель воробьиных и изменение путей миграций птичьих стай.
Эти последствия будут необратимы — вот только прислушиваться ни к ученым, ни к жителям власть, судя по всему, не собирается.

Борис ВИШНЕВСКИЙ,
Фото автора