Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Шалуны с бомбой

22 декабря 2008 10:00

Если террор не угрожает власти, его могут признать хулиганством



Судебный процесс четырех активистов «Славянской общины», обвиняемых в организации взрывов зимой прошлого года — на Владимирской площади и в ресторане «Макдоналдс», — движется к закономерному финалу. Завтра, 23 декабря, коллегии присяжных предстоит вынести вердикт: виновны или невиновны подсудимые. Два последних заседания по делу Федора Ковальчука, Евгения Скорова, Александра Петрищева и несовершеннолетнего их сотоварища на минувшей неделе были целиком отведены прениям сторон.
Дискуссия вертелась вокруг основного вопроса: являются ли действия четверки терроризмом или всего лишь хулиганством, пусть и особо злостным, с применением взрывчатки? Дело в том, что понятие терроризма, существующее в общественном сознании, несколько отлично от юридического определения этого явления, данного в действующем Уголовном кодексе. В общественном сознании терроризм со всем ассортиментом его приемов (взрывы, убийства, похищения) является крайне радикальной формой политической борьбы и достижения именно политических целей. При этом террор может проводиться как в отношении органов власти и их представителей, так и в отношении негосударственных политических организаций (партий, профсоюзов, общественных объединений) и их активистов. Со второй половины ХХ века террористы все чаще избирают своими жертвами случайных людей, обывателей — для создания панических настроений в обществе, провокации недоверия к власти, не имеющей возможности справиться с террористической угрозой.
Что до уголовного закона, то в нем «задачи» терроризма прописаны несколько иначе: всего лишь «воздействие на принятие решения органами власти или международными организациями». Если исходить из логики современного российского законодательства, то организация взрывов, убийств, избиений и иного насилия, направленная не на власть, а на народ и на политических противников, — уже не терроризм, а особо опасное хулиганство.
Исходя из этой логики, представитель государственного обвинения заявил о переквалификации действий Ковальчука и его трех подельников в случае со взрывом на Владимирской площади с терроризма на особо опасное хулиганство: ведь взрыв «адской машинки» направлялся против питерских «антифа», к государственной машине отношения не имеющих. Правда, как справедливо заметили адвокаты подсудимых, если исходить из этой логики, то совершенно непонятно, какого «воздействия на органы власти» должен был достигнуть взрыв в «Макдоналдсе».
Сторона обвинения пыталась убедить присяжных, что для достижения своих целей подсудимые незаконно изготавливали самодельную взрывчатку и взрывные устройства, хранили их и перевозили, а затем организовали два взрыва и что вина подсудимых вполне доказана всем представленным присяжным комплексом доказательств.
В прениях выступили и двое из потерпевших. Продавщица из взорванного на Владимирской площади цветочного ларька, пострадавшая вместо отменивших свою акцию «антифа», заявила, что перевернулась вся ее жизнь (от нервных переживаний умерла ее мать, а у нее самой обострился сахарный диабет), и просила суд, если подсудимые будут признаны виновными, наказать их по всей строгости. Девушка, получившая контузию при взрыве в «Макдоналдсе», засвидетельствовала, что моральная травма для нее оказалась гораздо существеннее материальных потерь. «Не так страшно лишиться зимой пуховика, испорченного взрывом, страшно жить два года со звоном в ушах и просыпаться по ночам от кошмаров. Я не хочу, чтобы люди, считающие себя на ступень выше всех остальных, вмешивались походя в ход моей жизни».
Затем вниманием присяжных завладели адвокаты подсудимых.
Выступая в защиту Федора Ковальчука, его адвокат Александр Семенов обратил внимание, что подзащитный с самого задержания не отрицал вины, признавал свою причастность к взрывам и не пытался уйти от ответственности. Но, по мнению адвоката, никак не доказаны террористические устремления Ковальчука — никаких требований к органам госвласти он не выдвигал, а просто желал выступить против «западного засилья» и в защиту интересов коренного населения России.
Да и «Славянская община», по словам адвоката Ковальчука, не является радикальной организацией, будучи зарегистрирована в Минюсте, имея юридический адрес и устав.
Напомним, что в феврале 2007 года у станции метро «Владимирская» был взорван цветочный ларек и контужена продавщица. В результате взрыва в «Макдоналдсе» контузии получили уже порядка десятка человек (четверых из пострадавших пришлось госпитализировать), обрушилась часть потолка с вентиляционной консолью и рухнула часть внутренней стены ресторана — материальный ущерб был оценен в 2 миллиона рублей, а общий — почти в 3 миллиона.

Александр САМОЙЛОВ