Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

И грянул гром

24 мая 2010 10:00

Президент Дмитрий Медведев поддержал противников «Охта-центра», поручив Росохранкультуре обеспечить неукоснительное соблюдение требований ЮНЕСКО об охране всемирного наследия, и в том числе позицию Комитета всемирного наследия, выступающего категорически против газоскреба.

Федеральные власти встали на защиту Петербурга неожиданно для его разрушителей





Губернатор, соблюдай обязательства!
Для питерских властей это известие, обнародованное в четверг главой Росохранкультуры Александром Кибовским, стало громом среди ясного неба: они выдавили из себя лишь обещание «рассмотреть рекомендации президента в соответствии с действующим законодательством». Представители «Охта-центра» исполняют старую песню о главном — что у них все законно и что газоскреб будет строиться за пределами исторического центра и вне охранных зон ЮНЕСКО. А демократическая оппозиция и градозащитники полагают, что именно давление общественности, вставшей на защиту своего города, заставило президента вмешаться, и теперь Смольному придется пойти на попятный, отменив скандальное постановление о 403-метровом отклонении для газпромовской башни. Конечно, подождем развития событий, но если до сих пор питерские власти презрительно отмахивались от требований ЮНЕСКО, то теперь отмахнуться им уже не удастся…
Выступая на совещании в Кисловодске, Кибовский сообщил, что президент «дал жесткие указания обеспечить неукоснительное соблюдение международных обязательств РФ, содержащихся в Конвенции ЮНЕСКО». Росохранкультура получила соответствующее письмо от помощника президента Сергея Приходько, где говорится, что президент «особо отметил решение Комитета всемирного наследия, призывающего приостановить все работы по проекту строительства в Санкт-Петербурге «Охта-центра» и рассмотреть его альтернативные варианты в плане высотности».
Также в письме говорится «о важности указанных рекомендаций для поддержания конструктивного диалога с ЮНЕСКО и недопущения нанесения ущерба репутации России». Росохранкультура, по словам Кибовского, получила поручение президента «принять соответствующие меры по выполнению Конвенции ЮНЕСКО об охране всемирного наследия» и будет этим заниматься. Аналогичное письмо от Сергея Приходько — о необходимости соблюдать международные обязательства России — направлено губернатору Петербурга Валентине Матвиенко.

Одно мерило — деньги
Ранее президент ознакомился с докладом миссии ЮНЕСКО, которая посещала Петербург в марте и отчет которой был представлен России накануне июньской сессии Комитета всемирного наследия. Напомним, что комитет не раз призывал остановить реализацию проекта строительства «Охта-центра», представляющего «потенциальную угрозу для петербургской выдающейся универсальной ценности — охраняемого на международном уровне горизонтального исторического ландшафта». И на предстоящей сессии комитета более чем вероятно было включение Петербурга совсем в другой список — «Всемирное наследие в опасности».
Как известно, питерские власти это мнение — как и мнение общественности, выступающей против газоскреба — неизменно игнорировали. Валентина Матвиенко пренебрежительно заявляла, что ЮНЕСКО всего лишь «красивый бантик на теле Санкт-Петербурга», что «Охта-центр» крайне необходим для города», что «важна не высота здания, а его архитектурные достоинства» и что «никто не исключит Петербург из Списка Всемирного наследия, если ЮНЕСКО заинтересовано в делах, а не в политике». К тому же, по ее словам, «за эти годы Петербург от ЮНЕСКО ничего не получил». Иными словами, ежели эта ЮНЕСКО нам ничего не платит — зачем их слушать? Теперь Валентине Ивановне, скорее всего, придется пересмотреть свое мнение — и о полезности ЮНЕСКО для города, и о необходимости выполнения ее рекомендаций, и о необходимости «Охта-центра». К тому же министр культуры Александр Авдеев (уже выступавший против газоскреба) заявил, что решение по строительству небоскреба «должно быть пересмотрено и аннулировано».

«Это ложь!»
Администрация, как уже сказано, фактически отмалчивается, зато не отмалчивается «Охта-центр». И устами своего пресс-секретаря Татьяны Юрьевой заявляет, что «ту часть проекта, которая касается архитектурных решений, планируется передать в Главгосэкспертизу в июне» (а как же заявления годичной давности, что проект давно уже проходит экспертизу? — Б. В.), что «строительство ОДЦ планируется осуществить за пределами исторической части города и вне охранных зон ЮНЕСКО» и что «никаких строительных работ на месте предполагаемого строительства в данный момент не ведётся».
«Постоянные заявления о строительстве «Охта-центра» якобы вне охранной зоны ЮНЕСКО — это обычное жульничество, — говорит сопредседатель петербургского отделения ВООПИиК, профессор Александр Марголис. — Границы объединенной охранной зоны, которая была установлена Ленсоветом в 1989 году и заявлена правительством в ЮНЕСКО в 1990 году, и по сей день официально во всех международных документах считаются границами объекта всемирного наследия. Изменить их питерские власти не могут — как бы им эти границы ни мешали: с соответствующим предложением в ЮНЕСКО может выйти только федеральное правительство, и только от своего имени. Но никакой законной процедуры корректировки объекта всемирного наследия не было. Если Газпрому плевать на международные обязательства России и если он считает, что Смольный может разрешать ему отступать от этих обязательств, — их можно только пожалеть…»
Что касается работ на Охтинском мысу, то в том, что они исключительно «археологические», в пятницу на заседании Смольнинского суда (где продолжается рассмотрение заявления яблочников и «Охтинской дуги» об оспаривании разрешения на высотное отклонение) уверял и юрист «Охта-центра» Дмитрий Желнин. «Это ложь! — не выдержала одна из заявителей Анна Чернова. — Мой дом стоит рядом, и я прекрасно вижу, что на площадке постоянно идут работы по установке свай на большую глубину, в основном по ночам».
Кстати, и с «археологическими работами», как выясняется, далеко не все в порядке — судя по заявлению Санкт-Петербургской археологической экспедиции, которую полгода назад от этих работ отстранили.

Археологическое убийство
По сути, Газпром выдворил группу под руководством Петра Сорокина с Охтинского мыса, заменив ее (под флагом того же Института истории материальной культуры РАН) группой Натальи Соловьевой — специалиста по энеолиту Туркмении. И еще тогда многие опасались, что новой группе предлагается легализовать разрушение памятника, прикрыв действия застройщиков, после которых говорить об охране объектов культурного наследия на этой территории уже не придется — за отсутствием самих объектов. Теперь опасения, похоже, сбываются.
Группа Соловьевой, по словам Сорокина, большей частью составлена не из питерских археологов и не из специалистов по средневековой фортификации (которые нужны при раскопках средневековых крепостей), а из «археологических гастарбайтеров», приехавших подзаработать из других городов, которым «все равно, что и как копать — лишь бы деньги платили». К тому же, говорит Сорокин, Наталья Соловьева заявляет, что «археологи не отвечают за судьбу памятников». Последствия оказались просты и очевидны: уникальные археологические памятники на Охтинском мысу успешно доводятся до аварийного состояния.
«По нашей информации, стоимость раскопок, которые сейчас проводятся, на единицу площади возросла примерно в 1,5 раза, — говорит Петр Сорокин. — Это при всех разговорах о якобы крайней дороговизне археологических раскопок, которые проводили мы. — Также по нашей информации, перед майскими праздниками при установке ангара экскаватором была существенно разрушена верхняя часть Карлова бастиона. Что это было? Неопытность новых археологов или самоуправство строителей? Судить сложно, скорее всего и то и другое одновременно».
Кроме этого, по словам Сорокина, сложилась угрожающая ситуация вокруг части выявленных раскопками его экспедиции исторических фортификационных сооружений — южных рвов Ландскроны, а также Карлова и Гельмфельтова бастионов Ниеншанца.
«На строительной площадке нет резервуара — некуда сливать воду, — говорит он. — Ливневая канализация не справляется с откачкой потока воды. Поэтому рвы используются для откачки воды из строительных котлованов и новых раскопов. Но есть котлованы, в которых сохранились древние сооружения и куда сливать воду ни в коем случае нельзя! И даже в соседние котлованы нельзя сливать, потому что вода просачивается. По нашим данным, начали оплывать склоны холмов. Необходимо законсервировать обследованные объекты, и лучшая консервация — это полная обратная засыпка после проведения археологических работ. Когда мы еще работали, были засыпаны рвы в центральной части площадки, а на периферии этого сделать не удалось, потому что строители без нашего согласования вывезли с площадки землю: там работала подрядная организация, и она зарабатывала в зависимости от объема вывезенного. Все это прямо угрожает сохранности памятников, но нас не допускают на площадку, а руководство новой экспедиции не принимает мер для сохранения памятника. И скорее всего, следующим шагом будет заключение о том, что остатки фортификационных сооружений на Охте сохранить невозможно».

Борис ВИШНЕВСКИЙ
Карикатура Виктора БОГОРАДА