Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Товарищ тамбовский волк

18 октября 2010 10:00

В субботу в пивном баре «Донжон» прошло публичное собрание корпоративистского звена Народно-трудового союза российских солидаристов (НТС). Петербургскому читателю, наверное, вполне простительно не знать, что в городе активно действует движение, более известное по учебникам истории (как один из органов белой русской эмиграции), нежели по современным СМИ. А уж о том, что у нынешнего НТС есть корпоративистское звено, ведомо и вовсе узкому кругу лиц. Однозначно можно утверждать, что в этот круг входит по крайней мере 23 человека. Именно такое количество делегатов присутствовало на собрании в «Донжоне».

Опальное бизнес-сообщество провозгласили «корпорацией нового типа»



Можно назвать некоторые более-менее известные имена: сопредседатель петербургской группы НТС Георг Габриелян, исполнительный директор ОГФ Ольга Курносова, председатель Общественного центра сотрудничества с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем Хасан Бергоев, помощник вице-спикера городского Законодательного собрания Андрей Крапивка, руководитель экспертного отдела ЦСКП Евгений Бестужев. Однако председателем звена является сотрудник риелторского агентства из Кирова Андрей Комарицын, а наиболее заметными пока активистами — сотрудник одного из питерских ЧОПов Андрей Михеев, журналист, известный как Станислав Фреронов, прессовщик деревообрабатывающего завода из Коми Вячеслав Савинов, школьный библиотекарь Юлия Кузнецова.
Петербургская группа НТС заявила о себе в 2007 году — спустя шесть лет после фактического прекращения деятельности центрального союза (последний председатель — Борис Пушкарев). В качестве визитной карточки городских солидаристов в рунете начал работу сайт «Народная трибуна СПб» (solidarizm.ru), декларирующий, что НТС равно отвергает «как коммунистическую, так и либеральную модель общественного устройства», «покоится на органическом, идеал-реалистическом мировоззрении, на утверждении духовного начала и морально-этических принципов». Тот же сайт призывает ориентироваться на «новорусские бизнес-корпорации, закаленные в «революционном огне» 1990-х, совмещающие динамичную инициативность с корпоративной солидарностью».
Некоторые эксперты связывают возобновление активности с появлением в составе питерского НТС нескольких человек, обыкновенно причисляемых к так называемой тамбовской бизнес-группе. Напомним, что ранее эта «бизнес-группа» открыто не участвовала в политической жизни, хотя ее признанный лидер Владимир Кумарин (Барсуков) и именовался в СМИ «ночным губернатором Петербурга». Однако деяния тамбовцев освещались журналистами не в политических передовицах, а в разделах криминальных хроник. После ареста Барсукова в августе 2007 года и вполне объяснимой вспышки интереса к его уголовному делу, связанному с рейдерскими захватами городских предприятий, упоминание тамбовского бизнес-сообщества в прессе и вовсе сошло на нет. Однако именно заключение под стражу лидера сообщества послужило, возможно, толчком к пробуждению политической активности тамбовцев.
Считается, что корпоративистское звено петербургского НТС возникло в результате фактического раскола группы — на тех, кто испытывал отторжение от союза с тамбовским бизнес-сообществом, и на тех, кто этот союз приветствовал и оправдывал. Апологеты союза и объединились в отдельное звено, признав в опальном бизнес-сообществе корпорацию нового типа, что превосходно укладывается в концепцию корпоративного государства, взятую на вооружение еще ранними солидаристами 1930-х годов. В публикациях «Народной трибуны» детально освещается дело Кумарина с вполне определенных позиций: «Опережающий бизнес против коррумпированной бюрократии». Этот мотив занимает на ресурсе одно из первых мест — наряду с традиционными для НТС корпоративизмом и радикальным антикоммунизмом. Кстати, на субботней презентации была представлена брошюра-дайджест публикаций НТСПб, отпечатанная в нескольких сотнях экземпляров.
Солидаристы считают, что корпорациям нового типа свойственны экономический динамизм и социальная ответственность. Интересно, что на V Всероссийском гражданском конгрессе делегаты НТС ввели в резолюцию осуждение «политических преследований, маскируемых под экономические», отдельно упомянув Санкт-Петербург… Неудивительно, что основную аудиторию, отвечающую вновь заявленным принципам, солидаристы стали находить в охранных предприятиях (не всегда формализованных) и в молодежной среде, подтягиваемой через социальные сети. Комарицын и Савинов — типичные представители этой категории, организовавшие свои ячейки в Кирове и под Сыктывкаром.
Тем не менее противоречия между «просто солидаристами» и «новыми солидаристами» слишком явные, чтобы их не замечать. К примеру, сопредседатель петербургского НТС Георг Габриелян весной учредил инициативную группу Христианско-демократического движения, ориентированную на иную, скорее интеллектуально-аналитическую, среду и на организации, тяготеющие к вполне успешной на Западе партийной модели ХДС.

Справка «Новой»
«Народно-трудовым союзом» организация называется с 1943 года. Предшественники НТС — «Союз русской национальной молодежи» и «Национальный союз нового поколения» — созданы русскими эмигрантами первой волны. До Второй мировой войны солидаристы действовали в основном во Франции, Голландии, Германии, Болгарии и Югославии. С гитлеровским режимом, объявившим крестовый поход против коммунизма, НТС принципиально не сотрудничал, многие его активисты преследовались гестапо, однако некоторые члены поддерживали генерала Власова и его Русскую освободительную армию. Основные печатные СМИ, представляющие НТС, — журналы «Посев» и «Грани», где публиковались многие советские диссиденты. Первые легальные солидаристы появляются в СССР в годы перестройки. В 1996 году НТС был зарегистрирован в Министерстве юстиции России как общественно-политическое движение.

Прямая речь
Ольга КУРНОСОВА, руководитель петербургского отделения ОГФ:
— Действительно, НТС как движение русской эмиграции прекратил свое существование еще девять лет назад, а де-факто — гораздо раньше. Чем отличается корпоративистское звено от НТС в целом — этот вопрос не ко мне, а, пожалуй, к основным организаторам. Но, на мой взгляд, хороша любая самоорганизация, если речь идет о ростках гражданского общества. Из прозвучавших на собрании выступлений я поняла, что у этой самоорганизации есть хорошие предложения. Например, говорилось о пользе акций прямого действия. В частности, в качестве способа борьбы с коррупцией предлагалась борьба с конкретным человеком, который на этом деле попался (вспомнить хотя бы факты коррупции при расследовании дела адвоката Магнитского). Вместе с тем политические цели и, соответственно, союзники корпоративистского звена пока не определены. О том, могут ли среди членов звена находиться представители тамбовского бизнес-сообщества, например сотрудника ЧОП Михеева, мне ничего не известно.

Вячеслав ДОЛИНИН, член правления петербургского общества «Мемориал», бывший политзаключенный:
— Откуда вы взяли, что НТС прекратил свое существование в 2001 году? Отделения организации существуют, и с 1930-х годов всегда в том или ином виде существовали. Вместе с тем вновь созданное корпоративистское звено, думаю, нельзя считать ответвлением НТС. Видимо, в какой-то мере, с поправкой на время, эти люди хотят возродить идеи Народно-трудового союза тридцатых, но думаю, что сейчас общество более реалистично, и в то, что им это удастся, не верю… О возможных представителях в составе корпоративистского звена тамбовского бизнес-сообщества ничего не знаю, равно как и о сотруднике ЧОП Михееве. Во всяком случае, точно знаю: никакого Михеева мы в НТС не принимали, а за тех, кто называет себя корпоративистским звеном, отвечать не могу.

Сергей КИРИЛЛОВ