Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»

Лучшая защита петербурга — уничтожение

29 декабря 2010 10:00

Вице-губернатор Игорь Метельский, курирующий по поручению губернатора работу с градозащитниками, представил в столице поправки единоросса Виктора Плескачевского, узаконивающие понятие «реконструкция» применительно к памятникам. Такие нововведения, по мнению экспертов, направлены на уничтожение наследия и приведут к последствиям, сравнимым с потерями от военных действий.

Продавливаемые городской администрацией поправки превращают федеральный закон о защите культурного наследия в закон об его уничтожении



Выставка «Исчезающий Петербург», июнь 2008 года
Выставка «Исчезающий Петербург», июнь 2008 года


Двуликий вице-губернатор
В минувший четверг Комитет Госдумы по культуре рекомендовал к принятию во втором чтении ряд поправок, вводящих в Федеральный закон № 73 понятие «реконструкция» в качестве одного из видов работ по сохранению памятников (внесена главой думского комитета по собственности единороссом Виктором Плескачевским) и позволяющих исключать объекты культурного наследия из госреестра решением Министерства культуры РФ, а не федерального правительства, как было до сих пор (внесена депутатом от ЛДПР Денисом Давиташвили).
Поправку отсутствовавшего на заседании Плескачевского представлял вице-губернатор Игорь Метельский, поддержанный прибывшим вместе с ним десантом смольнинских чиновников — главой КГИОП Верой Дементьевой, ее заместителем Алексеем Разумовым и другими. Питерских градозащитников, вышедших по призыву Александра Сокурова из окопов, известия о демарше их визави по столу переговоров просто повергли в шок.
Атака питерских чиновников оказалась совершенно неожиданной и для экспертов созданной при думском Комитете по культуре рабочей группы, много месяцев трудившейся над корректировкой ФЗ № 73. По их мнению, убийственные для наследия поправки, скорее всего, готовились именно в администрации Петербурга. Член рабочей группы координатор общественного движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин заявил ИА REGNUM: «Сегодня самое яростное наступление бизнеса на культурное наследие происходит в Санкт-Петербурге. Именно Метельский и Дементьева и еще несколько гостей из северной столицы лоббировали принятие поправок о реконструкции, направленных на разрушение закона, являющегося единственной защитой культурного наследия России от алчности, хищничества и варварства. Петербург рискует стать новой столицей лужковщины».
В том, что поданные Плескачевским поправки могли разрабатываться Метельским, Дементьевой и Разумовым, не сомневается и другой член рабочей группы, депутат петербургского парламента Алексей Ковалев. Он также напоминает, что после обращения к президенту Дмитрию Медведеву, в котором выражалась обеспокоенность попытками перекроить федеральный закон в интересах бизнеса без учета мнения специалистов в сфере охраны памятников, было дано поручение привлечь таковых к работе над законом. Когда думский Комитет по культуре в первый раз отклонил поправки Плескачевского, были достигнуты договоренности о совместном поиске приемлемого решения. В июне Ковалев провел определенную работу с сотрудниками Метельского, результатом которой стали согласованные альтернативные поправки.
— И вдруг теперь они, безо всяких консультаций с рабочей группой, вносят первоначальный вариант. А все наработанное летом идет псу под хвост! Этим они демонстрируют, что ни на какие компромиссы идти не хотят, — возмущается депутат.

Почва для хищений
Вера Дементьева, отстаивая на думском Комитете по культуре поправки Плескачевского, ссылалась на то, что Росрегистрация отказывается регистрировать объекты культурного наследия как объекты недвижимости в случаях, когда в результате их приспособления к современному использованию происходит изменение параметров таких зданий. Оно и в самом деле иногда случается — например, когда при реставрации обнаруживают и расчищают ранее существовавший, но засыпанный потом подвал или демонтируются более поздние чужеродные пристройки, в результате чего площадь объекта изменяется.
Но, как убежден Ковалев, это вовсе не повод снимать такой объект недвижимости с регистрации, достаточно внести изменения в его описание, как и происходит во всех цивилизованных странах. Он ведь не прекратил своего существования, да и все предметы охраны остались на месте (во всяком случае, по закону такое условие должно соблюдаться при выполнении работ на памятнике).
Алексей Ковалев полагает, что те, кто стоят за «поправкой Плескачевского», на самом деле решают две задачи: внедрить разрушающие памятники механизмы и обеспечить безнаказанное изъятие из госсобственности дорогих объектов недвижимости.
— Схема их понятна, — поясняет депутат. — Договариваются с инвестором о передаче ему на определенных условиях какого-нибудь особняка, находящегося в госсобственности, после проведения реконструкции объявляют его новым объектом недвижимости, а ранее существовавший вычеркивают из госреестра. То есть отчуждают государственную собственность в пользу инвестора, который ни копейки за это не платит. Хищение государственного имущества в особо крупных размерах, вот как это называется! — резюмирует Ковалев.
Сейчас в ст. 3 ФЗ № 73 записано, что объект культурного наследия — это особый вид недвижимого имущества. То есть между этими понятиями ставится знак равенства. И когда вычеркивается из реестра какой-нибудь особняк как объект недвижимости, одновременно он вычеркивается и как объект культурного наследия.
— Ладно бы, если только воровали, но пусть хоть не сносят! Надо тогда вносить поправку к статье 3, — добавляет депутат.
При этом парламентарий отмечает, что сейчас федеральный закон о приватизации обеспечивает вполне приемлемый механизм: инвестору предоставляется памятник по конкурсу, в условиях которого прописаны все обременения по части охраны объекта культурного наследия, и если инвестор их соблюдает, то только тогда получает данный объект в собственность.

Мина под культурное наследие
Возникающие нынче проблемы с регистрацией прошедших реконструкцию объектов можно было бы решить с помощью поправок, разработанных Алексеем Ковалевым и внесенных депутатом Госдумы Еленой Драпеко («Справедливая Россия»). Тех самых, на которых сошлись с сотрудниками Метельского летом. В частности, предлагалось закрепить в законе, что реконструкцией в отношении объектов культурного наследия считаются только работы, направленные на их сохранение и проводимые в соответствии с требованиями ФЗ № 73 и Градостроительного кодекса РФ. А изменение параметров памятников возможно исключительно в рамках предусмотренных законом работ по сохранению объектов культурного наследия и без изменения его особенностей, составляющих предмет охраны. Такие ограничения уже не позволили бы проводить на памятниках реконструкцию вроде той, что мы видим в Петербурге на примерах дома Лобановых-Ростовских или дома Чичерина, с массированными сносами подлинного и возведением новостроя — от дополнительных этажей до бассейнов на крыше.
Но Вере Анатольевне, очевидно, куда милее иное положение вещей — при котором она может и дальше тиражировать свои заявления о том, что под реконструкцией следует понимать сохранение хотя бы одного элемента здания, пусть бы и только фундамента.
— Ссылки на то, что и при внедрении поправок Плескачевского реконструкция все равно будет делаться по согласованию с органами охраны памятников, никуда не годятся. Потому что у нас, как известно, они могут согласовать что угодно, — замечает Ковалев. — Но если сейчас сохраняется возможность опротестовать в суде такие согласования, нарушающие интересы охраны наследия, то после закрепления в законе предлагаемых ими поправок этого уже сделать будет нельзя.
Яркой иллюстрацией к словам Ковалева служит размещенное в сети актуальное объявление о вакансии искусствоведа в компанию, специализирующуюся на проведении экспертиз, где в перечне обязанностей указано: «снятие с объекта статуса памятника (объекта культурного наследия), проведение историко-культурной экспертизы, согласование в КГИОП; а среди требований к соискателю значится: «Опыт снятия с объекта охранного статуса обязателен».
Попытки перевести работы на памятнике в категорию обычных строительных работ встретили категорический протест всех экспертов рабочей группы, они единодушно выступили против. Но их мнение было проигнорировано.
— Мы пытались донести до думского комитета свои аргументы. Но оказалось, что голоса депутатов были поданы раньше, половина из них на заседании вообще отсутствовали. А доктора наук, директора институтов, реставраторы высшей категории, правоведы и другие члены рабочей группы выступали втуне, — говорит Рустам Рахматуллин.

Быстрые деньги против национального достояния
Что же касается поправок Давиташвили, передающих Минкульту полномочия лишать памятники охраны, то они, по мнению Рахматуллина, превращают это ведомство «в доступную площадку для лоббизма и коррупции».
С ним согласна и коллега по рабочей группе архитектор-реставратор Татьяна Каменева. И она, и Алексей Ковалев убеждены в необходимости сохранения существующего порядка, когда снимать объект с охраны может только ведомство уровнем выше того, что включало объект в охранные списки.
— В противном случае мы потеряем огромное количество памятников, которые мешают бизнесу делать быстрые деньги. Это будут потери, сравнимые с потерями от военных действий, — предостерегает Татьяна Каменева.
Передача права исключения объектов наследия из госреестра от правительства РФ на уровень ниже «значительно упростит процесс снятия памятников с государственной охраны, расширит возможности для лоббизма и коррупции, откроет зеленый свет экскаваторам и бульдозерам», — отмечается и в распространенном Архнадзором заявлении.
В нем же указывается на процитированные рядом СМИ слова Елены Драпеко о том, что при обсуждении поправок на думский комитет оказывается «прямое давление со стороны администраций Москвы и Санкт-Петербурга». Архнадзор призывает Государственную Думу провести расследование по заявлению депутата Драпеко о фактах такого прямого давления, отклонить одобренные теперь Комитетом по культуре поправки (второе чтение законопроекта намечено на середину декабря) и вернуться к варианту, разработанному экспертной рабочей группой. Одновременно Архнадзор намерен начать серию акций протеста. Петербургские градозащитники рассматривают варианты поддержки заявления Архнадзора и организации солидарных акций в северной столице.
Помнится, на прошедшем под председательством Валентины Матвиенко совете по сохранению наследия губернатор пообещала, что Петербург выступит с законодательными инициативами, направленными против попыток оскопления ФЗ № 73, вызвавших обеспокоенность экспертов совета и ВООПИиК. Теперь суть этих инициатив предстала во всей красе. Как шутили в эпоху партийно-советской печати, «империализм сбросил фиговый листок, обнажив под ним свой звериный оскал».

Татьяна ЛИХАНОВА
Фото Михаила МАСЛЕННИКОВА