Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Прораб больших театров выходит на петербургскую сцену

Прораб больших театров выходит на петербургскую сцену

18 марта 2013 10:00 / Экономика / Теги: памятники, смольный

У руля строительной отрасли Петербурга встанет ведущий специалист по освоению бюджетных миллиардов.

Марат Оганесян, в чьем послужном списке многие скандальные проекты с неизменным перерасходом средств, может стать новым строительным вице-губернатором. Его кандидатура уже внесена в Законодательное собрание. В случае ее утверждения барьеры, выставляемые Георгием Полтавченко на пути хищнического освоения Петербурга, могут быть сметены влиятельной группировкой — есть опасение, что новый вице придет с «Суммой» на плечах.

Прораб с большой дороги

В настоящее время Марат Мельсович Оганесян возглавляет ФГБУ «Северо-Западная дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» (СЗД), которое строит вторую сцену Мариинского театра и реконструирует историческое здание БДТ. Обоим проектам сопутствовала череда скандалов, связанных не только с качеством архитектуры и реставрации, но и с перерасходом бюджетных средств.

Первый скандал начался почти десятилетие назад: с тех пор смета выросла более чем вдвое. Счетная палата, проверявшая строительство и расходование выделенных по федеральной целевой программе «Культура России» денег, выявила серьезные нарушения — при использовании как минимум 290 миллионов рублей. Возлагать на Оганесяна ответственность за ужаснувший экспертов видимый результат и невидимые обывателю траектории денежных потоков не приходится — он возглавил СЗД с 1 декабря 2011 года. Но, вопреки заверениям, что впредь расходы увеличиваться не будут, Марату Мельсовичу удалось взять новую высоту: к исходу 2011-го общая стоимость строительства «Мариинки-2» оценивалась аудиторами в 19,1 млрд. На тот момент уже было выделено 17,5 млрд, а в 2012-м к ним добавилось еще 4 млрд.

Именно при Оганесяне между старым и новым зданиями театра появилась «транспортная галерея» — чудовищный остекленный мост с грубыми металлическими конструкциями, перекрывший одну из самых чарующих и охраняемых законом панорам Петербурга, на Чевакинскую колокольню Никольского собора. Сооружение этого моста через Крюков канал председатель петербургского ВООПИиК Александр Марголис оценивает как акт вандализма, солидарны с ним и другие эксперты. Причем, как заявили в Управлении Министерства культуры по Северо-Западу, данное проектное решение не было согласовано с органами охраны памятников. В январе КГИОП направил в СЗД запрос, где требует предъявить документацию по «транспортной галерее» — «для определения соответствия законодательству».

Свою позицию Марат Оганесян представил в ответ на критику «Мариинского универмага» (как окрестили в народе вторую сцену): «Судить об окончании строительства нужно тогда, когда оно закончится — в том числе и внутреннее убранство. Когда смонтируют все лестницы и повесят шторы. Только после этого можно судить о внешнем облике здания».

Столь «зашторенное» понимание градостроительных задач заставляет экспертов скептически оценивать пригодность господина Оганесяна для должности вице-губернатора. «Чиновник, курирующий строительную отрасль в таком городе, как Петербург, должен прежде всего разбираться в вопросах градостроительства, понимать логику развития города в целом. Опыта прораба, пусть и больших строек, тут недостаточно», — полагает депутат Алексей Ковалев.

Зато Марат Оганесян преуспевает в умножении, когда речь заходит о бюджетных деньгах. Утвержденная в 2009-м смета на реконструкцию и реставрацию БДТ составляла 1,5 млрд рублей, а минувшим летом глава СЗД заявил, что придется потратить 4,2 млрд. В ноябре 2011 г. с ЗАО «Театрально-декорационные мастерские» (ТДМ) был заключен контракт на поставку театрального оборудования — на 1,9 млрд. При Оганесяне объявили новый конкурс, на допоставку — еще 65,4 млн. Торги признали несостоявшимися, ибо участвовать в них смогла только одна-единственная структура, все то же ЗАО «ТДМ», с ним и заключили контракт.

Роста сметы следует ожидать и по петербургской Консерватории, где заказчиком выступает СЗД. Затраты на ее реконструкцию, согласно ФЦП «Культура России» на 2012–2018 гг., должны были составить 2,8 млрд. К концу прошлого года было объявлено, что денег потребуется вдвое больше. «2,8 миллиарда не хватит, чтобы сделать все. Нужно около 6 миллиардов. И это не консерватория так считает, так оценивают эксперты», — поясняла начальник административно-хозяйственного управления Государственной консерватории им. Римского-Корсакова Екатерина Товстенко.

Московский сценарий для Петербурга

Впечатляющие для Петербурга суммы самому Марату Мельсовичу могут представляться смехотворными — он привык к иным, московским меркам.

В северную столицу Оганесян переместился из кресла руководителя ФГБУ «Дирекция по строительству, реконструкции и реставрации» Минкульта РФ, где курировал реконструкцию Большого театра. Растянулась она на шесть лет, за которые расходы (в сравнении с первоначальной сметой) выросли в 16 раз, достигнув 34 миллиардов. При этом качество работ вызвало жесточайшую критику и защитников наследия, и коллектива театра. Самой расхожей оценкой стало определение «вандализм» — именно так охарактеризовал осуществленную реконструкцию Большого танцор Николай Цискаридзе. Специалисты в области архитектуры и реставрации также сходились в том, что осуществленный гастарбайтерами новодел не тянет на реставрацию памятника такого уровня. «По сути, произошла операция, заведомо недопустимая в отношении памятника. Работы явно вышли за пределы реставрации», — заявлял в этой связи один из координаторов движения «Архнадзор» Рустам Рахматуллин.

Немало претензий было и у Ростехнадзора, выявившего целый ряд нарушений. Одним из последствий стало то, что поехало соседнее здание Малого театра. «Когда во время реконструкции Большого театра его углубили на 40 метров, образовалось нечто вроде плотины, и теперь подземные воды, обтекая подземную часть Большого театра, стекаются под наш театр», — сообщала «Интерфаксу» директор Малого театра Тамара Михайлова.

Из-за произвола заказчика, вносившего то одни, то другие изменения, из проекта в 2008 году вышел архитектор Никита Шангин. Принимавшиеся решения он расценил как абсолютно неправомерные, уродующие проект. «Я был не согласен с положением шестерки, в которое поставили автора, — рассказывал Шангин в интервью BFM.ru. — Все делалось в угоду строителям, в угоду воровству, которое там процветало».

Счетная палата по итогам проверки реконструкции ГАБТ констатировала, что определение цен госконтрактов систематически осуществлялось произвольно, без требуемого технико-экономического обоснования, причем в ряде случаев стоимость работ объявлялась при отсутствии проекта. Осенью 2009 г. было заведено уголовное дело (по ст. 285 УК РФ «Злоупотребление должностными полномочиями»). В частности, прокурорская проверка выявила, что подготовка рабочей документации была оплачена трижды, и вместо запланированных 98 млн рублей компании «Курортпроект» выплатили более 1,5 млрд.

При этом проектная документация была готова лишь на 15%, то есть работы шли фактически вслепую, без утвержденных проектов того, что в итоге должно получиться (как это будет и на «Мариинке-2»).

Летом 2009 г. в проект реконструкции и реставрации ГАБТ вошла компания «Сумма капитал» (с августа 2011 г. — Группа «Сумма») долларовых миллиардеров братьев Магомедовых (Зиявудин Магомедов является попечителем театра, он же вошел в межведомственную рабочую группу по вопросам реконструкции ГАБТ — после того как ее покинул попавший в опалу мэр столицы Юрий Лужков).

Горный поток

По одной из версий, помимо денежно-строительной, эта операция имела и политическое значение: «Сумма» помогла выдавить из знакового проекта лужковскую команду, сыграв свою роль в истории с отставкой мэра первопрестольной. Губернатору Петербурга есть о чем крепко поразмыслить, прежде чем принимать окончательное решение по кандидатуре давнего партнера «Суммы» Марата Оганесяна.

Тем более что с тех пор, как эта команда славно потрудилась в Москве, влияние братьев Магомедовых заметно усилилось. Политолог Владимир Платонов в беседе с РИА «Новый Регион» отмечает, что после того, как Владимир Путин поставил на пост заместителя главы своей администрации Магомедсалама Магомедова, дагестанские олигархи получили прямой доступ в Кремль. Прежде всего это касается его земляков братьев Магомедовых, которые теперь могут рассчитывать на новые преференции для своего бизнеса.

С приходом в Смольный Марата Оганесяна для них, вне всяких сомнений, откроются новые перспективы и в Петербурге. Их стиль бизнеса — беззастенчивое освоение новых территорий и сфер влияния — идет вразрез с декларируемыми Георгием Полтавченко приоритетами — сохранением культурного наследия и экономией бюджетных средств.

Не имеющий надежных тылов генерал Полтавченко может быть просто сметен горным потоком, перед которым вице-губернатор Марат Оганесян распахнет створы шлюзов.