Город под ключ в сыром виде

Город под ключ в сыром виде

11 апреля 2013 10:00 / Общество / Теги: стройка

Создание города Южный приведет к деградации экологии и развалу промышленности в Пушкинском районе.

С 28 марта по 2 апреля проходили публичные слушания по включению в Генплан Петербурга города-спутника Южный. На месте поселка Кондакопшино УК «Старт-Девелопмент» обещает создать с нуля целый город с населением в 140 тыс. человек, с готовой инфраструктурой, промышленностью и деловой застройкой (общая стоимость проекта — в 176 млрд руб., большая часть — средства инвестора, кроме 30 млрд руб. на инфраструктуру, которые должен предоставить город). Однако жителей всей округи эта перспектива почему-то приводит в ужас. Рассказать о своих опасениях эксперты и общественники собрались в пресс-клубе «Зеленая лампа».

Лес

— Когда называешь петербуржцу поселок Кондакопшино, никто не представляет, где это, — говорил Александр Карпов, руководитель Центра экспертиз ЭКОМ. — Он расположен на юго-западе от Пушкина. Среди достопримечательностей — Кондакопшинский лес, ранее никому не известный, что для него было, наверное, хорошо, и действующий военный и гражданский аэродром.

Предложенный на слушаниях проект изменений в генплан, предполагающий появление города Южный, как считают эксперты, фактически поставит крест и на лесе, и на аэродроме.

— Главная наша достопримечательность — это лес, единственный сохранившийся лес на территории Пушкинского района, — рассказал Павел Солодов, представитель инициативной группы поселка Кондакопшино. — Он дикий, полон зверей. С одной стороны аэродром, с другой — река Кузьминка, в него не просто попасть, мы не часто туда ходим. Поэтому там живут и лоси, и зайцы, и лисы. Большая часть поселка Кондакопшино — застройка последних 20 лет. Все мы переехали в эту глушь именно из-за хорошей экологической ситуации. А теперь здесь собираются строить целый город…

Кондакопшинский лес представляет собой торфяное болото, поросшее деревьями. Оно важно для местных рек, питающих пруды парков в Пушкине и Павловске. И хотя толком гидробаланс этих территорий никто не изучал, эксперты опасаются: если леса не станет, то и пруды начнут пересыхать.

Между тем в проекте изменений в генплан лес отсутствует, на его месте деловая и малоэтажная застройка.

— По лесу принято решение, — заявила «Новой» пресс-секретарь УК «Старт-Девелопмент» Евгения Стрельцова. — После пожеланий, высказанных на слушаниях, НИЦ генплана, разработавший проект изменений, взял вопрос на заметку, чтобы полностью или частично сохранить лес. Просто на картах нигде леса нет, на бумаге он отсутствует, поэтому его сразу не принимали в расчет.

Но сомнения остаются. Не далее как прошлой осенью, во время пресс-тура, журналисты вместе с представителями «Старт-Девелопмент» посещали Кондакопшинский лес. Тогда, за полгода до слушаний, строители обещали подумать над сохранением леса. Но в проекте изменений в генплан об этом не появилось и намека.

Завод

Несмотря на то что Кондакопшино — медвежий угол, местные жители нормально соседствуют с 20-м авиаремонтным заводом. Он отделен от поселка лесом. На заводе работает около тысячи человек, объем производства в 2012 г. превысил 2 млрд руб., что делает его одним из крупнейших производств в Пушкинском районе.

«Строительство города Южный в непосредственной близости от аэродрома неизбежно приведет к его закрытию из-за шумовой нагрузки на жителей города Южный и попадания защитной зоны аэродрома в границу застройки города, — пишет председатель заводского профсоюза работников ВВС Качаев депутату ЗакСа Алексею Ковалеву. — Результатом этого будет прекращение деятельности завода, что, в свою очередь, приведет к росту социальной напряженности в городе Пушкине».

Помимо шума, есть и другая проблема: высотные здания Южного могут оказаться в опасной близости или пересечь глиссаду заходящих на посадку самолетов. Значит, для сохранения завода пришлось бы изрядно уменьшить площадь застройки. Нельзя забывать и о катастрофе 1981 года: заходя на посадку, здесь разбился ТУ-104 — на месте, где упал самолет, по проекту генплана располагается жилая застройка.

— Нам представители завода не писали, — утверждает Евгения Стрельцова, по ее словам, ничего не знающая о проблемах аэродрома.

Черновик генплана

— Не нужно слишком серьезно относиться к заявлениям инвестора, что Южный — это не очередной «спальник», а полноценный город, потому что инвестор делает только добро, — объяснял Данияр Юсупов, архитектор, член Градостроительного совета Санкт-Петербурга. — Просто инвестор увидел: если он не придаст проекту определенное лицо, то проиграет в конкурентной борьбе.

Эксперты сошлись во мнении, что предложенный на слушания проект изменений в генплан не проработан. Предполагаемые изменения дорожной сети не согласованы с соседними районами и не имеют привязок к реальной местности — в частности, дороги, ведущие от города-спутника на север и на запад (в Ленобласть), упираются просто в никуда. На слушаниях представитель проектировщика, правда, объяснял, что согласования будут проводиться позже — непонятно только, зачем тогда изменения в генплан принимать сейчас? Не лучше ли сначала договориться обо всем со всеми заинтересованными сторонами, а уже потом менять законы Петербурга?

По словам активиста Павла Солодова, на слушаниях стало понятно, что не проработан и вопрос влияния стройки на культурное наследие, например на Таицкий водовод.

Наконец, как объяснил Александр Карпов, уже на уровне генплана можно было решить вопрос с развитием инфраструктуры.

— По поводу дорог — есть межрегиональная комиссия, там все слушается и будет согласовано с перспективным планом Ленобласти, — отвечала на вопросы «Новой» Евгения Стрельцова (отметим, что на пресс-конференцию представители УК «Старт-Девелопмент» прийти отказались, сославшись на то, что сейчас это «несвоевременно»). — А что касается объектов инфраструктуры — то мы не можем этого проектировать в генплане, так как пока не известно, где будут какие дома стоять и сколько в них будет жителей, — а ведь при проектировании от этого придется отталкиваться.

— А где будут развязки и виадуки, они тоже не знают? — уточняет Карпов. — А больница на 1800 коек, которая указана в перечне основных технико-экономических показателей? Для объекта здравоохранения такой мощности по нормам требуется 10 800 кв. м. Где будут размещены два пожарных депо? А станции скорой помощи? Под них нужны конкретные зоны и трассировка улиц.

Затем — где будет центр города? Где будет парадное церемониальное пространство этого нового города? Куда будут приезжать свадьбы? Где, кстати, будет Дворец бракосочетаний? Где будут размещены храмы разных конфессий? Перед мечетью нужна площадь, православным нужно место для крестного хода — опять всё по паркам или по болоту? Где будут размещаться органы государственной власти и местного самоуправления? Где будет концертный зал?

Естественно, Градкодекс не требует, чтобы было указано точное место, но на уровне участка функциональной зоны это должно быть обозначено. Наконец, где будет размещаться кладбище города-спутника?

После слушаний проект изменений в генплан будет рассматривать правительство Петербурга, которое затем направит его в Законодательное собрание.

— Если и нужно развивать территории в Петербурге, то это в первую очередь районы новостроек в Приморском и Красносельском районах, где понастроили домов и нет никакой инфраструктуры, — уверен депутат Алексей Ковалев. — Нужно решить проблему с «серой зоной» — промышленным поясом Петербурга, с полузаброшенными заводами — давайте рекультивировать и застраивать эту территорию. А власти собираются вкладывать 30 миллиардов рублей в инфраструктуру Южного!