Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
В плену абсурда
Фото: Ася Суворова

В плену абсурда

3 июня 2013 10:00 / Политика / Теги: наука

Ученый сумел доказать, что ФСБ выдвинула против него фальшивые обвинения.

ФСБ прекратила уголовное преследование профессора петербургского Военмеха Игоря Баранова, обвиняемого в попытке провоза через границу «материалов, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения».

Зал вылетов международного аэропорта Пулково в 4 утра 25 апреля 2012 года был почти пуст. Началась регистрация на рейс во Франкфурт. Худощавый человек с портфелем подошел к стойке таможенного контроля. Как только он прошел зеленый коридор и пересек условную линию государственной границы, его окружили люди в штатском.

…В 2012 году Санкт-Петербургский городской суд приговорил двух профессоров Балтийского государственного технического университета «Военмех» (БГТУ) Святослава Бобышева и Евгения Афанасьева к длительным срокам лишения свободы за государственную измену. Ученые своей вины не признали.

На этот раз в разработку чекистов попал еще один ученый из этого вуза — профессор Игорь Баранов, профессор с заслуженной репутацией, автор 200 научных трудов. Последние 20 лет он занимается исследованиями в области лазерных технологий, которые могут сделать работу атомных электростанций более экологичной и существенно удешевить производство энергии.

Летом 2011 года Игорь Ярославич получил приглашение на научную конференцию в США. Чтобы принять в ней участие, необходимо было получить заключение БГТУ о том, что его исследование «Импульсный СО-лазер для разделения изотопов урана» не входит в «Списки товаров и технологий двойного назначения», для вывоза которых требуется получение специального разрешения.

Экспертная организация «Центр проектов развития промышленности» (ЦПРП) пришла к выводу, что содержание доклада относится к «технологиям двойного назначения». Тот факт, что статьи на эту тему не раз открыто публиковались, проигнорировали. Жалоба руководству ЦПРП не дала результата, и Баранову пришлось обраться в Федеральную службу по техническому и экспортному контролю (ФСТЭК) России с заявлением о несогласии с проведенной экспертизой.
ФСТЭК с привлечением экспертов Росатома заключила, что информация в докладе уже была опубликована и не подлежит экспортному контролю. Профессор уведомил об этом руководство БГТУ и собрался на конференцию. Однако улететь в Америку ему не удалось.

25 мая 2012 года по запросу таможни все тот же ЦПРП повторил вывод о том, что доклад может быть использован при создании оружия массового поражения (ОМП), и Федеральная таможенная служба возбудила в отношении профессора уголовное дело. В постановлении о возбуждении уголовного дела, в частности, сказано: «По результатам таможенного досмотра у гражданина Баранова обнаружены незадекларированные материалы на бумажных и электронном носителях, которые… могут быть использованы при создании ОМП». Так профессор Баранов стал подозреваемым.

По горькой иронии судьбы ученый при проведении исследований как раз ставил перед собой задачу, чтобы предлагаемый метод нельзя было использовать для создания оружия. «Предлагаемый мной — единственный лазерный метод, который можно применить для утилизации отходов производства ядерного топлива и выработки из него нового топлива для АЭС и при этом невозможно применить для создания ядерного оружия», — рассказывает Игорь Ярославич.

Тем не менее колесо «правосудия» завертелось, и уголовное дело от таможенников перешло к ФСБ. От назначенного государством адвоката Баранов отказался и обратился за защитой к адвокату Ивану Павлову, председателю совета Фонда свободы информации. Помня печальный опыт двух коллег ученого по Военмеху, адвокат, юристы фонда и сам ученый стали готовиться к длительной борьбе с неясным исходом.

Несколько месяцев — все лето и начало осени 2012 года — следователи ФСБ регулярно вызывали профессора на допросы. 16 октября 2012 года у Игоря Ярославича неожиданно провели обыск. Следователи нагрянули одновременно на его работу и в квартиру. За день до этого ученый и его адвокат встречались с главой группы следователей, и тот не заикнулся, что ему нужны дополнительные свидетельства, решив, видимо, найти их в квартире профессора самостоятельно. Именно поэтому жена Баранова Эмилия Эдуардовна уверена, что обыск проводился с целью оказания психологического давления. Супруги крайне тяжело пережили обыск, сама она была очень напугана и долго еще прислушивалась к любому шороху за дверью квартиры.

Уловом следователей стали старый системный блок, флэшки, записи, среди которых был документ «Позиция защиты по делу профессора И. Я. Баранова». В нарушение адвокатской тайны черновики процессуальных документов защиты попали в распоряжение ее оппонентов.

Наконец, в конце октября профессор Баранов и его адвокат приглашаются для ознакомления с постановлением о назначении инженерно-исследовательской экспертизы, которую проводили эксперты Российского федерального ядерного центра (г. Саров, Арзамас-16). При этом следствие отказало профессору в ознакомлении с теми материалами, которые направляются на экспертизу, а также в праве присутствовать при производстве экспертизы и давать объяснения эксперту.

Тем не менее в экспертизе содержался важный вывод о том, что представленная в изъятом докладе информация «находится в общественном владении и, таким образом, меры экспертного контроля на нее не распространяются. Кроме того, в нем… отсутствуют сведения, которые могут быть использованы для создания оружия массового поражения».

Это явно не устраивало следователей ФСБ. Через полгода, в апреле 2013-го, они организовали новую экспертизу и направили изъятые материалы в отраслевую лабораторию по экспортному контролю ФГУП «Государственный научный центр РФ — физико-энергетический институт» им. Лейпунского, в город Обнинск. Результат тот же. Через месяц уголовное дело в отношении ученого было прекращено.

Прямая речь

Иван ПАВЛОВ, председатель совета Фонда свободы информации:

«От экспертиз зависело многое, но не всё. В случае профессора Баранова с самого начала очевидно, что вся конструкция, на которой основано обвинение, является несостоятельной. Статья 226.1 Уголовного кодекса РФ предусматривает ответственность за незаконное перемещение через границу МАТЕРИАЛОВ и ОБОРУДОВАНИЯ, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения. Очевидно, что в этой статье речь идет о вполне конкретных объектах физического мира — те существующие в природе предметы, которые имеют вес, объем и т. п. Доклад, являющийся по своей юридической сущности информацией, не может квалифицироваться в качестве такой юридической (и физической) категории, как материал. Из 18 листов бумаги нельзя сделать атомную бомбу».

Очевидно, что ФСБ нашла двойной смысл там, где законодатель его явно не предусматривал: в слове «материалы». Странно также предполагать, чтобы в XXI веке законодатель не понимал, что информацию за границу легче передавать, не перевозя через границу в портфеле в виде распечаток, а переслав с помощью электронной почты».

Игорь БАРАНОВ, профессор:

«Поиск лазерного метода изготовления топлива для АЭС из отвалов урановой руды ведется в России, США и других странах уже давно. Этот метод направлен не на создание ядерной бомбы, а на сохранение окружающей среды и снижение стоимости электрической энергии. Именно поэтому ученые публикуют свои работы в открытой печати. История научных открытий показывает, что новые идеи часто появляются у нескольких ученых в разных странах практически одновременно. Вот почему так важен приоритет идей. Что касается данного метода, то сейчас благодаря нашим публикациям преимущество в мире у российского БГТУ.

Я полагаю, что нужно широко обсуждать научные идеи, которые не укладываются в установленные нормы, а не преследовать ученых. Приоритет российской науки должен стоять на первом месте не только для ученых, но и для ФСБ».