500 тысяч рублей за инакомыслие
Фото: bok-o-bok.livejournal.com

500 тысяч рублей за инакомыслие

10 июня 2013 10:00 / Политика / Теги: лгбт, суды

Применение закона об иностранных агентах ставит НКО под угрозу закрытия.

Первой петербургской некоммерческой организацией, пострадавшей от закона об иностранных агентах, стал ЛГБТ-кинофестиваль «Бок о Бок». В четверг его оштрафовали на 500 тыс. руб., несмотря на то что ни один из аргументов защиты не был опровергнут в судебном заседании. Подобное небрежение к закону ясно дает понять: заказ на «иностранных агентов» идет с самого верха, и борьба предстоит не на жизнь, а на смерть.

Хорошая мина

В присутствии более чем двух десятков слушателей, набившихся в небольшое помещение участка 206, мировой судья Камальдинов вел себя достаточно либерально. Посмеивался над шутками адвокатов кинофестиваля Дмитрия Бартенева и Сергея Голубка, задавал представителю прокуратуры Центрального района уточняющие вопросы, из ответов на которые было очевидно: уточнить представитель ничего не может. Наконец, гостеприимно обсуждал со слушателями варианты их рассадки и чуть не извинялся за неудобства.

Вот только каждый раз, когда он выносил на ходатайство защитников очередное определение, не подкрепленное никакими доводами, ощущение было, несмотря на духоту в зале, будто тебя окатили холодной водой.

Сначала Бартенев и Голубок требовали перенести заседание в больший зал или обеспечить интернет-трансляцию. Это было единственное ходатайство, отказывая в котором судья дал хоть какие-то пояснения: мол, в судебный департамент запрос посылали, оттуда никакого ответа не было вообще. Так что приходится обходиться тем, что есть.

Затем защитники обсудили ответ прокуратуры Санкт-Петербурга, ради получения которого в прошлый раз было отложено заседание. Ответ должен был прояснить, что явилось основанием для проверки НКО: по закону прокуратура может начинать проверку, только получив сообщение о преступлении. Однако ни о каких доносах обеспокоенных граждан в ответе не сообщалось. Там говорилось о трех заданиях Генпрокуратуры РФ (одно в декабре 2012-го, еще два — в апреле 2013 года), на основании которых была создана мобильная группа, проводившая проверку.
«Мы имеем право знать, от кого поступила изначальная информация, — заявил Сергей Голубок. — Требуем истребовать из Генпрокуратуры заверенные копии заданий, где написано, что именно требовала Генпрокуратура».

Представитель прокуратуры пытался доказать, что основанием для проверки послужил рапорт некоего сотрудника прокуратуры Центрального района Лясова, который обнаружил, что на сайте «Бок о Бок» есть незарегистрированная в установленном порядке эмблема. Однако какое отношение эмблема имеет к проверке на «иностранный агентизм» и почему Горпрокуратура никак не ссылается на рапорт Лясова, пояснить не смог.

Тем не менее судья Камальдинов отказался откладывать заседание для запроса в Генпрокуратуру.

Несуществующая политика органа, которого нет

Защитники подавали еще несколько ходатайств. Прекратить дело, так как постановление прокуратуры вынесено в отношении организации, а не руководителя (как того требует КОАП), — отказано фактически без объяснения причин.

Обратиться в Конституционный суд с целью разъяснить определение «иностранный агент» в законе об НКО — отказано.

Наконец, адвокаты перешли к рассмотрению дела по существу и не оставили от постановления прокуратуры камня на камне.

«Не было оснований для прокурорской проверки, — подробно объяснял Сергей Голубок. — Также она была проведена с массовыми нарушениями: не было даже установлено время совершения «правонарушения». Все вменяемые деяния — публикация брошюр без указания «иностранный агент», проведение кинофестиваля и кампании против гомофобного закона — имели место до 21 ноября 2012 года, то есть до вступления в силу закона об иностранных агентах. Получение денег из-за рубежа также проходило до вступления закона в силу (кроме одного эпизода, но по нему уже истек срок давности).

Кроме того, адвокаты исчерпывающе доказали, что этот закон формально неприменим к «Бок о Бок». По закону иностранным агентом считается НКО, которое «участвует в организации и проведении политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики, а также в формировании общественного мнения в указанных целях». Вменялась как «политическая деятельность» кинофестивалю в первую очередь кампания против гомофобного закона Милонова. Однако Законодательное собрание, на которое могли бы «воздействовать» общественники, не является госорганом: это законодательный орган государственной власти. Более того, ЗакС не принимает решений, он принимает законы. Непонятно и что такое «изменение государственной политики» — официально у России принята только госполитика в области иностранных дел, и к региональному гомофобному закону она никакого отношения не имеет.
Если же понимать под госполитикой какие-то общепринятые ценности — то как раз закон Милонова вел к ее изменению, а кампания кинофестиваля требовала сохранения толерантного курса как установленного Конституцией.

Наконец, закон об НКО прямо указывает, что к политической деятельности не относится деятельность в области культуры; очевидно, что кинофестиваль — это культурное мероприятие.

«Прокуратуре просто не нравится то, чем занимается НКО»

«Даже если суд не примет нашу точку зрения по всем предыдущим основаниям, постановление все равно подлежит отмене, — заканчивал свою речь Сергей Голубок. — Прокуратуре просто не нравится то, чем занимается НКО. Нам могут возразить: вас же не закрывают, а всего лишь просят зарегистрироваться в реестре иностранных агентов. Однако регистрация в этом реестре влечет за собой серьезные не только психологические, но и юридические последствия. Она позволяет проводить внеплановые проверки, расширяется перечень оснований для прекращения деятельности организации, появляются дополнительные требования — в частности, делать аудиторские заключения, на которые у НКО просто нет денег. Таким образом, организации, которые занимаются определенным видом деятельности, загоняются в гетто, в специальную резервацию. Это дискриминация, которая запрещена Конвенцией о защите прав человека и рядом других международных документов, которые вполне можно использовать как основание для решения суда».

Представитель прокуратуры фактически ничего не ответил на все аргументы защиты, время от времени лишь зачитывая фрагменты из постановления о привлечении «Бок о Бок» к административной ответственности.

Никаких аргументов не привел и судья Камальдинов, присудив кинофестивалю максимально возможный штраф — 500 тыс. руб. Мотивированное решение он обещал изготовить в течение нескольких дней.

Защита в любом случае собирается оспаривать это решение, тем более что, как стало известно на суде, к административной ответственности собираются привлекать и директора ЛГБТ-кинофестиваля Гулю Султанову. Удастся ли НКО наскрести денег на оплату штрафов — неизвестно.

Мало сомнений в том, что аналогичная судьба постигнет ЛГБТ-организацию «Выход», суд над которой продолжится 11 июня, и антидискриминационный центр «Мемориал» (дата заседания пока не назначена).

 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.