Россия сдает Павловск, Пушкин и Петергоф

Россия сдает Павловск, Пушкин и Петергоф

20 июня 2013 10:00 / Культура / Теги: памятники

...а также еще с полсотни позиций, исчезающих из состава петербургского объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Российские власти инициировали существенное сокращение элементов объекта всемирного наследия «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников». Вне его состава оказались исторические центры жемчужного ожерелья северной столицы, многие старинные парки и усадьбы.

Усушка и утруска

Новая предложенная российской стороной версия обнаружилась на официальном сайте ЮНЕСКО, в разделе рабочих документов открывшейся в Пномпене 37-й сессии Комитета всемирного наследия http://whc.unesco.org/en/sessions/37COM/documents/.

Как следует из сопроводительного текста, таблица с модифицированным списком компонентов петербургского объекта всемирного наследия (ОВН) представляет первый этап проделанной Российской Федерацией работы.

Сверив содержание этого документа с заявочными материалами 1990 г. (когда наш объект пополнил Список всемирного наследия), депутат Алексей Ковалев и глава петербургского отделения ИКОМОС Сергей Горбатенко составили сравнительную таблицу. Сопоставление вариантов до и после оказалось шокирующим: из новой версии выпали исторические центры Пушкина, Павловска, Гатчины, Петергофа, Стрельны, Ораниенбаума и других пригородов, ряд парков и усадеб, Комаровское кладбище (где похоронены Анна Ахматова и Дмитрий Лихачев), усадьба Ильи Репина Пенаты, Зеленогорск (Териоки), героический Невский пятачок и многие другие позиции.

Необходимо пояснить, что в составе нашей номинации изначально было 36 компонентов и 139 элементов внутри них. В новой версии количество компонентов почти то же, но от существенной их части осталась только шкурка — содержимое выпотрошено. Так, например, компонент «Дворцово-парковые ансамбли г. Пушкина и исторический центр города» включал в себя элементы «Царское Село и София — исторический центр города», «Ансамбль Екатерининского дворца и парка», «Ансамбль Александровского парка», «Ансамбль Баболовского парка», «Ансамбль Фермерского парка», «Ансамбль Отдельного парка». В новой версии — только «Дворцово-парковые ансамбли г. Пушкина», нет ни исторического центра, никаких перечисленных парковых ансамблей, кроме Екатерининского. Или, к примеру, был компонент «р. Нева с набережными и берегами», теперь предлагается только «р. Нева».

«Самое страшное в этом перечне, который неизвестно откуда появился и неизвестно кем предложен: при сохранении почти всех компонентов выброшено примерно две трети элементов. То есть при дальнейшем определении границ нашего объекта образуется огромное поле для произвола. Это очень опасно», — предостерегает Сергей Горбатенко.

Скандальный документ стал предметом рассмотрения комиссии Законодательного собрания по образованию, культуре и науке.

Приглашенный на заседание начальник управления зон охраны объектов культурного наследия КГИОП Петербурга Алексей Михайлов не смог назвать автора шокировавших депутатов предложений.

«Подачей документов по номинации в Комитет всемирного наследия занимается Комиссия по делам ЮНЕСКО в Москве. Но надо понимать, что данные предложения являются предварительными, они не будут утверждаться на этой сессии», — попытался успокоить парламентариев чиновник.

Согласно установленной процедуре документ вносится в Центр всемирного наследия через Комиссию РФ по делам ЮНЕСКО (ее секретариат входит в структуру МИДа).

«Документ этот подан официально, но негласно. Он готовился втайне, никем у нас не опубликован, его содержание никому не известно!» — возмутился депутат Ковалев, предположив при этом, что все сделано «с подачи петербургских властей».

Но в Смольном заверили, что для руководства города история с новой редакцией петербургской номинации стала такой же неожиданностью. «Я сегодня был у Георгия Сергеевича Полтавченко, — рассказал «Новой» во вторник председатель КГИОП Александр Макаров. — Губернатор сказал, что тоже этот новый список не видел, с руководством города он не обсуждался и не согласовывался.

Юридической силы он не имеет, и Тодор Крестев (эксперт ИКОМОС, возглавлявший мониторинговую группу ЮНЕСКО по Петербургу) выступал против таких сокращений нашей номинации. Мы готовим запросы в МИД и Министерство культуры с просьбой информировать руководство Петербурга, кто был инициатором подготовки и внесения этого документа в ЮНЕСКО. Будем разбираться, на каком основании нас без нас женили, как говорится».

Градозащитники же предполагают, что нынешняя интрига — следствие давнишних усилий команды экс-губернатора Валентины Матвиенко, за которыми усматривалось лоббирование интересов крупных игроков на строительном рынке. «Именно Валентина Ивановна ходатайствовала еще перед президентом Дмитрием Медведевым о сокращении территорий Петербурга, охраняемых в качестве объекта всемирного наследия», — напомнил председатель регионального ВООПИиК Александр Марголис.

Навар от саботажа

Российским законодательством объект всемирного наследия никак не охраняется, им предусмотрены только такие категории, как «памятник», «ансамбль» и «достопримечательное место».

Решением прошлой, 36-й сессии Комитета всемирного наследия России в числе прочего рекомендовали к февралю 2014 года изменить статус исторического центра Петербурга, сделав его «достопримечательным местом федерального значения» и сформировав вокруг так называемую буферную зону.

Поскольку отвечает за российские номинации в списке ЮНЕСКО правительство РФ, ему надлежало дать соответствующее поручение и выделить средства на необходимые работы. Но ничего так и не было сделано.

Причины лежат на поверхности. Сегодня за снос исторической застройки виновному грозит штраф до 5 млн рублей. При обретении статуса достопримечательного места федерального значения штраф возрастает до 60 млн (для юридических лиц).

«Они поняли, что будут такие штрафы, и прекратили работу над подготовкой документов по достопримечательному месту. Сносить исторический дом может стать слишком накладно! Именно в этом я вижу причины саботажа, по этим же причинам предлагается модификация зон охраны, чтобы не распространять их режимы на действия застройщиков. Сегодня произошло предательство. Предательство интересов Петербурга, предательство интересов России», — убежден депутат Алексей Ковалев.

Анализ нынешнего «списка изъятий» показывает, что в значительной мере они приходятся именно на те адреса, где уже начата или намечается бурная инвестиционная деятельность.

«В инвестсоглашении с УК «Старт Девелопмент», например, открытым текстом прописано, что город берет на себя обязательство изменить соответствующий закон о режиме зоны охраны, чтобы обеспечить реализацию данного проекта (предполагающего освоение почти 2 тыс. гектаров в Пушкинском районе. — Прим. ред.). В эту логику вполне укладывается намерение исключить из списка исторический центр Пушкина и ряд парков», — замечает директор центра экспертиз ЭКОМ Александр Карпов.

Известны и планы инвесторов по застройке вокруг Пулковской обсерватории. Понятно, почему из списка выпал, например, и Баболовский парк в Пушкине.

Несмотря на то что это памятник федерального значения, при Валентине Матвиенко компания «Стеелмар Скандинавия» получила часть его территории в собственность, а функциональное назначение этого куска зеленой зоны трансформировалось в пригодное для размещения индивидуальных жилых домов. КГИОП попытался воспрепятствовать намечаемому строительству, отказавшись согласовывать заказанную застройщиком экспертизу. Но комитет генерала Макарова потерпел фиаско в суде — определившем, что заявленное сооружение 72 коттеджей вполне вписывается в работы по… сохранению объекта культурного наследия с целью его приспособления под современное использование. Примечательно, что прокуратура Санкт-Петербурга установила незаконность передачи участка застройщику — отсылая к ст. 50 ФЗ № 73, запрещающей отчуждать из госсобственности объекты, включенные в Список всемирного наследия. Теперь Баболовский парк предлагается из этого списка исключить. Есть еще вопросы, почему и кому это нужно?

Анонимные создатели и инициаторы внесения нынешнего расстрельного списка обошлись без консультаций с рабочей группой, положившей столько сил на исполнение решений предыдущих сессий ЮНЕСКО. Теперь весьма непросто избавиться от ощущения, что создание той независимой рабочей группы было лишь ширмой, прикрытием для совсем другой, тайной и подлой «работы».

Разведка боем

В Комиссии РФ по делам ЮНЕСКО поначалу пытались уверять, что этого документа, взорвавшего информационное пространство, вообще нет.

«С чего вы это взяли? Мы не в курсе. Что вы гоните волну, нагнетаете ажиотаж? Ничего МИД никуда не вносил. В повестке сессии вообще нет петербургского вопроса», — заявил «Новой» ответственный секретарь комиссии Григорий Орджоникидзе.

Потом скорректировал позицию, высказав предположение, что имеет место всего лишь какая-то проходная рабочая бумага, а вовсе не документ. (Хотя данная «бумага», как и все официально вносимые в Комитет всемирного наследия документы, имеет конкретный номер — WHC-13/37.COM/8D). Затем господин Орджоникидзе предположил, что речь может идти об отчете, подготовленном КГИОП совместно с Министерством культуры. Признав, что вносятся такие документы именно Комиссией РФ по делам ЮНЕСКО. После высказался в том смысле, что пресловутая таблица по компонентам нашего объекта — это документ, представленный ИКОМОС для обсуждения со страной-участницей, и он еще будет обсуждаться в рамках международной рабочей экспертной группы по Петербургу.
Но главное, на чем настаивал Григорий Орджоникидзе: вызвавший столь бурную реакцию перечень наших компонентов и элементов попросту неверно истолкован. Мол, ничего не исчезло, просто укрупнили позиции, не расписывая их детально. Было, например, «Дворцово-парковые ансамбли г. Пушкина и исторический центр города», а стало «Дворцово-парковые ансамбли г. Пушкина» — так это потому, что второе понятие шире и вбирает в себя первое.

Выходило, на наш взгляд, как у одного профессора, преследовавшего Швейка в сумасшедшем доме: «внутри земного шара имеется другой шар, значительно больше наружного». Что к тому же никак не объясняло полного исчезновения таких компонентов, как Комаровское кладбище, Пенаты или весь Зеленогорск (господин Орджоникидзе настаивал, что они тоже никуда не делись, просто и их поглотило нечто более крупное, но что именно — ответить не мог).

Тем временем Алексей Ковалев, по всей видимости, приблизился к ответу на главный вопрос: кто это сделал, кто правил перечень петербургских компонентов и элементов, подавал его в Минкульт и далее? «Разрабатывалось тем же Никитиным [руководитель одноименной архитектурной мастерской], в КГИОП занимался этим вопросом Виктор Артемьев [начальник сектора актуализации информационных баз данных отдела зон охраны], а руководил всем процессом Алексей Комлев, бывший теперь уже заместитель председателя комитета, который и переправил все это в Москву», — полагает Ковалев.

Документы к каждой сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО подаются не позднее февраля года ее проведения. С Алексеем Комлевым, прежде не один год проработавшим первым замом Веры Дементьевой, нынешний председатель комитета Александр Макаров расстался в апреле. Вполне возможно, что описанная депутатом история стала своеобразным дембельским аккордом Комлева.
Во вторник вечером МИД разместил на своем официальном сайте «сообщение для СМИ»:

«В связи с появившейся в СМИ информацией о якобы намечаемом исключении отдельных компонентов из объекта всемирного наследия ЮНЕСКО «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников» сообщаем, что данная информация не соответствует действительности.

Предложений об исключении из указанного объекта каких-либо компонентов МИДом России, Комиссией Российской Федерации по делам ЮНЕСКО не вносилось.
На проходящей в настоящий момент 37-й сессии Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО обсуждения по данной российской номинации не предусмотрено».
Некоторые СМИ поспешили истолковать это сообщение как официальное заявление МИДа, опровергающее сам факт существования одиозного документа и таящейся в нем угрозы. Вроде как ложную тревогу подняли их коллеги.

Но давайте прочтем внимательно. Во-первых, это не официальное заявление, а всего лишь сообщение. Во-вторых, МИД опровергает информацию о предполагаемом исключении ряда компонентов — но не элементов, о сокращении которых и идет речь на самом деле.

В-третьих, существует проект решения 37-й сессии по Санкт-Петербургу, он опубликован на сайте ЮНЕСКО. Там же можно видеть и другой документ, представляющий официальную позицию России по петербургской номинации.

Неужели в МИДе не знают о существовании этих документов? Лукавство опять-таки в формулировках: мастера дипломатии не случайно ограничиваются замечанием о том, что не запланировано обсуждение. Потому что решения могут приниматься сессией и без обсуждения на пленарных заседаниях (как было не раз — например, при утверждении резолюции по Ярославлю).

Так что точку в этой истории ставить рано. И правильнее было бы говорить не о ложной тревоге, а скорее о разведке боем, предпринятой противниками сохранения петербургского объекта всемирного наследия в нынешнем его составе.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Объект «Исторический центр Санкт-Петербурга и связанные с ним группы памятников», состоящий из 36 компонентов и 139 элементов, пополнил Список всемирного наследия в 1990 г.

В 2005 г. Центр всемирного наследия официально уведомил российскую сторону о начале ретроспективной инвентаризации — «для идентификации пробелов и упущений во всех номинационных досье объектов, внесенных в Список всемирного наследия в период 1978–1998 гг.».

По заказу КГИОП «Архитектурная мастерская Н. Ф. Никитина» принялась за уточнение границ и состава нашей номинации. Примечательно, что в то же время она же прорабатывала новую версию зон охраны Петербурга, взяв заданный губернатором Матвиенко курс на существенное их сужение. В сравнении с принятыми в 1988 году закрепленная действующим генпланом охраняемая территория исторического центра оказалась меньше примерно вчетверо.

Достаточно сказать, что вне ее границ остались половина Невского проспекта, почти вся Петроградская сторона и большая часть Васильевского острова. Тот же вектор обозначился и при исполнении заказа по петербургскому объекту всемирного наследия: его старались подогнать под утвержденные генпланом границы зон охраны.

С исполнением предписаний ЮНЕСКО в северной столице явно не спешили — резину тянут восьмой год. Начиная с 2006 г. из сессии в сессию Комитет всемирного наследия в своих решениях просит представить требуемые материалы по границам и составу объекта, «выражает сожаление», «выражает обеспокоенность», «выражает озабоченность» и т. д.

Характерно, что все эти годы Вера Дементьева, возглавлявшая тогда КГИОП, уверяла, будто по петербургскому ОВН «мы не получили подлинных документов, где был бы точно описан состав нашей номинации», а «золотой сертификат», подтверждающий включение Петербурга в Список всемирного наследия, вообще «где-то затерялся». При этом и карта, и прочие заявочные материалы 1990 года красовались на официальном сайте ЮНЕСКО. А когда в 2008 г. главный разработчик петербургской номинации Борис Николащенко представил все эти материалы в изданном под эгидой КГА буклете, весь тираж поспешили изъять.

Тем временем Валентина Матвиенко не оставляла усилий по урезанию охраняемой на мировом уровне территории вверенного ей города, ходатайствуя перед руководством страны о реноминации. На заседании Госсовета 2009 г. Валентина Ивановна жаловалась президенту Дмитрию Медведеву, что в 1990-м, когда центр Петербурга включали в список ЮНЕСКО, город-де пал жертвой PR-акции и «под охрану отдали слишком много», из-за чего «мы сейчас мучаемся и имеем колоссальные проблемы с ЮНЕСКО».

Комментируя свою инициативу СМИ, госпожа Матвиенко заявляла, что за все прошедшие годы «мы ничего от них [ЮНЕСКО] не получили», и приданный городу статус — всего лишь «красивый бантик на теле Санкт-Петербурга».

Тем не менее в ответ на жесткую критику разработок мастерской Никитина под занавес 2010 года было принято решение о создании рабочей группы из числа авторитетных независимых экспертов, которой поручалось подготовить документы по границам и составу петербургского ОВН. Следуя рекомендациям ЮНЕСКО и мониторинговой группы во главе с Тодором Крестевым, рабочая группа стремилась максимально сохранить позиции, закрепленные в заявочных документах 1990 года.

Параллельным курсом КГИОП готовил свою версию новых материалов — опять же мастерская Никитина исполнила заказ комитета по составлению «Атласа» компонентов петербургского ОВН. На сей раз особо отклоняться от границ 1990 года не стали, но по составу объекта прошлись изрядно. Если в заявочном листе он состоял из 36 компонентов и 139 элементов, то версия Никитина сокращала число последних почти вдвое. В частности, исключались исторические центры дворцовых пригородов — Пушкина, Павловска, Петергофа, Стрельны, Ораниенбаума и других.

Этот «Атлас» вместе с составленным КГИОП докладом были поданы в Центр всемирного наследия в феврале прошлого года — к 36-й сессии (Петербург, июнь-июль 2012 г.).

 

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.