День несостоявшейся свободы

19 августа 2013 10:00 / Мнения

Для обывателя праздник — это день, когда можно расслабиться и не ходить на работу. Для пьяницы праздник — это всегда повод, чтоб выпить. Для государства, соответственно, праздник — это убытки от недополученных налогов с отдыхающего производителя в сочетании с доходами от растущей продажи алкоголя.

Но есть для государства в любом празднике такой аспект, который всегда оборачивается выгодами. Правда, не материальными, а идеологическими. Ради их получения, собственно говоря, и изобрели праздники. Ведь подобные дни дают повод для того, чтобы из года в год говорить о тех ценностях, которые государство хотело бы культивировать в народе.

По большому счету все праздники мира можно разделить на четыре группы.

Во-первых, те, что прививают консервативные ценности, то есть заставляют помнить свое прошлое, ценить национальную традицию и тем самым, по возможности, сторониться радикальных перемен. Такими праздниками являются, например, День благодарения или День рождения королевы.

Во-вторых, те, которые укрепляют патриотический дух, готовят общество к очередной мобилизации и заставляют думать, будто война — это не столько кровь и слезы, сколько фанфары и память благодарных потомков. К числу подобных праздников относится, в частности, День Победы.

В-третьих, те, когда акцент делается не на гражданских, а на духовных ценностях. Когда люди ненадолго отстраняются от повседневной суеты и размышляют о Боге, принесшем себя в жертву ради людей, или о людях, жертвующих самым ценным ради Бога. Характерные примеры — Пасха или Курбан-Байрам.

Наконец, в-четвертых, существуют праздники, напоминающие людям об их борьбе за свободу, о том, что они могут объединяться без повеления свыше и даже вопреки государству. Чаще всего подобные праздники получают название День независимости, но иногда могут именоваться, скажем, Днем взятия Бастилии.

У нас в стране нет проблем с Днем Победы, который в полной мере выполняет свою функцию. На подмогу ему пришел День защитника Отечества, который, сделан по принципу «каши маслом не испортишь». Более того, праздник консервативного типа — День народного единства (4 ноября) — носит скорее патриотический характер, поскольку увязан не с единством, а с давней победой над врагом.

Религиозные праздники за последние годы наверстали упущенное ранее. Пышно празднуется Рождество, а Пасха по определению воскресный день.
С датами консервативного ряда вышло недоразумение. 4 ноября, как сказано выше, работает в ином ряду, а два других — День международной солидарности трудящихся (1 Мая) и Международный женский день (8 Марта) — консервируют ценности давно ушедшей эпохи.

Впрочем, если консервативные праздники в России — это недоразумение, то праздники борьбы за свободу — катастрофа. Их нет вообще. Как будто наше сегодняшнее государство специально хочет сформировать представление, что Россия — «страна рабов, страна господ» и что в нашей истории не существовало хоть сколько-нибудь значимой борьбы за свободу.

Была у нас нелепая попытка создать нечто вроде Дня независимости, однако, поскольку провозглашение народными избранниками так называемого государственного суверенитета к борьбе народа за свободу не имеет никакого отношения, появился безликий День России.

А ведь в нашей новейшей истории действительно были дни (19–22 августа 1991 года), когда люди искренне боролись за свободу, всерьез рискуя своими жизнями. Как можно было умудриться «потерять» эти дни, сделать их чем-то будничным, незаметным и даже как будто бы не существовавшим? Как можно было по-настоящему великие страницы российской истории интерпретировать всего лишь в духе борьбы отдельных группировок за власть?

Дело ведь не в том, что Горбачев, Ельцин и Крючков сотоварищи стремились перехватить власть друг у друга. Подобные схватки сопровождают любые исторические катаклизмы в любой стране мира.

Дело в том, что люди в те дни вышли к Белому дому, вдохновленные представлением о возможности свободы. И даже если многие потом разочаровались, предали свою молодость, свои мечты и свои благородные намерения, те дни невозможно выбросить из российской истории.

Великие государственные деятели стараются обычно найти в истории такие звездные моменты и учить новые поколения на подобных примерах. Временщики же поступают прямо противоположным образом, стремясь осмеять любые благородные порывы. Наверное, они полагают, будто их власть станет крепче, если не вспоминать про борьбу за свободу.