Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Уходящее королевство сету

Уходящее королевство сету

2 сентября 2013 10:00 / Культура

На VI этнокультурном фестивале "Сетомаа - семейные встречи" в деревне Сигово Печорского района перед народом выступил король местной народности сетукезе.

Пока мы зачитываемся придуманными драмами эльфов, с нашей земли тихо уходят наши собственные эльфы - уникальное древнее племя сету, чья чудом сохранившаяся культура признана ЮНЕСКО и включена в список всемирного наследия. Увы, в России в 2010 году народ сету был внесён в перечень малочисленных народов.

Сету не столько вымирают, сколько эмигрируют - тысячи этих тружеников за полвека вынужденно покинули свои родовые хутора: в Эстонии заинтересованы в земледельцах, дают им и дома, и землю, и там они смогут себя прокормить.

У королевского костра, с трезвыми мужьями

Сетумаа (Setomaa) на языке сету значит "земля битв, войн". Сету называют себя "сетукезе" или просто "сету рахвас" (seto rahvas - люди сету). Это осколки исконной псковской чуди, землепашцы, гордящиеся своим патриархальным укладом, народ, чья этническая история до конца еще учеными не раскрыта.

У него свой язык, песни, танцы, костюмы, кухня, вера, монарх, гимн и флаг, а 27-29 августа проходит общенародный праздник Кирмаш (Kirmes - ярмарка, народное гуляние). В каждой деревне сету есть свой хор и танцевальный семейный ансамбль, и все они съезжаются на Кирмаш и выступают, соревнуясь: какой род бережнее хранит всемирно признанное народное достояние - песни, сказы и былины, в какой семье молодежь лучше освоила их? На всех женщинах уникальные сетуские костюмы, многие - от прабабушек, хранимые по 150 лет. И во всем этом нет ни капли заученного пафоса или театральности, все живое и настоящее, чисто для себя.

Фестиваль "Сетумаа знакомит людей с традициями древнего народа: обрядами, фольклором, народной кухней и, конечно, самими сетукезами - трудолюбивыми, музыкальными и очень приветливыми.

Так проходит фестиваль "Сетумаа. Семейные встречи", который поддерживает областной комитет по культуре и призванный знакомить людей с традициями древнего народа: обрядами, фольклором, народной кухней и, конечно, самими сетукезами - трудолюбивыми, музыкальными и очень приветливыми.

В саду, за столами, расставленными под открытым небом, идет соревнование в мастерстве по национальным блюдам: хозяйки наварили разных сортов домашнего коровьего сыра, напекли пирогов, пряников и кренделей по старинным рецептам. Мужья помогают потчевать гостей или возятся с детьми, ведь, как говорят сетукезки, настоящий сету всегда фанат своей семьи, главная его цель - сохранить отцовский дом и своё доброе сердце; ну а сетуские женщины - все рукодельницы и сказительницы.

И вот уже король разжигает Костер дружбы, начинаются хороводы, поются с детства привычные сетуские песни, и первая из них - гимн Сетомаа. Гимну больше 100 лет, но он будто предсказывает все те невзгоды, которые обрушились на сету в 20-м веке…

Короля выбирают на год: за претендентом выстраиваются его сторонники, и чья фаланга длиннее - тот и король. Он в белом плаще, в шляпе, с охотничьим меховым ягдташем через плечо и с гнутым старинным посохом, который передают друг другу уже 8 королей и одна королева.

Молоко из конопли и тайный мужской бог

Печоры в королевстве сету считаются столицей. По преданию, Пеко, главный бог сету, похоронен именно в подземельях Печорского монастыря. Рост у него как у сосны, сила медведя, стойкость оленя; родители у него - сету, а крестные мать и отец - Христос и Богородица. Прежде чем уйти в пещеры навсегда, бог воткнул на кургане свой посох, тот, конечно, пророс, и теперь там шумит дубовая роща.

Доныне сохранились у сету многие по-настоящему удивительные народные обряды, где христианские элементы тесно переплелись с языческими. Они всегда поклонялись священным рощам, хранили веру в силы природы и в души предков. И сейчас почитаемы старые сосны Лаудсипедяйяд, жертвенные камни и лечебные источники, а фигурка Peko Jumal - древнего бога плодородия - надежно спрятана в темном месте (ритуалы, связанные с ним, сугубо мужская тайна).

В честь Пеко устраивались пиры до и после полевых работ - вкуснейшая желтая местная картошка, которую, кстати, тоже нужно охранять как культурный артефакт (да еще и очень полезный). От славян-кривичей переняли славянские лакомства: толокняный кисель, молоко из семян конопли. К картошке подавали конопляное масло и целебный квас из ягод можжевельника.

В сетоском эпосе "Пеко" его воспевают как короля Сетумаа. Он не столько богатырь, сколько полубог, двоюродный брат Гераклу и Илье Муромцу. Но пока король спит, Сетумаа будет под властью чужого правителя, поэтому-то сету каждый год и выбирают короля-наместника.

Почитаем и богатырь Корнила, совершивший немало ратных подвигов во имя христианской веры и строящий стены Печорского монастыря. Его реальный прототип - преподобный Корнилий, принявший мученическую смерть по вине Ивана Грозного.

Сету рассказывают, что богатырь, после отсечения головы царскими палачами, взял её в руки, "пришёл в пещеры и улёгся спать", предсказав, что восстанет на помощь людям лишь если начнётся распря столь великая, что кровь хлынет через построенные им монастырские стены (почти такое же предание есть у датчан, только их герой спит под замком Эльсинор, и, говорят, вставал ненадолго в 1945 году).

Есть, конечно, и много веселых песен, нет только злых. А Христос, Дева Мария и апостолы действуют в былинах сету заодно с божками окружающей природы - водяными, лешими и русалками.

Знание невестою большого числа песен считается у сету драгоценным приданым. Без песни ни одна девушка не выходила из дому. Хранительниц wana laulu - старинных лиро-эпических былин - звали Матерями Песни, Лаулуэма. А самую прославленную сказительницу, Анне Вабарна, звали Матерью Матерей Песен - так велико было преклонение земляков перед этой гусляршей из села Тоня на Чудском берегу, которая создала и напела, аккомпанируя себе на каннеле, тот гигантский текст, что стал их классическим эпосом "Пеко".

Звучание каннеля более полифонично, чем у русских гуслей-самогудов с 13-ю струнами: на инструменте сету - до 30 струн. Сету верили, что заключённая в каннеле чудесная сила способна даже отогнать смерть.

Сукман, постолы и сыльг — лучшие друзья девушек

Эне Лыйв, хранительница фондов музея народа сету, каждый день то ткачиха, то пряха. Она и Елена Вариксоо ведут уникальные интерактивные программы музея - мастер-классы на действующих ткацком стане и прялке. Показывают чудом сохраненную огромную конную льномялку, которая когда-то была главным источником дохода.

Раньше-то все поля были синими от цветущего льна, но больше нет их в чудских краях, только мялка пылится в музейном амбаре. Лен трепали месяц, и он получался необычайно высокого качества - с длинным шелковистым волокном золотистого или синеватого оттенка, и славился во всей России и во всей Европе.
Из него ткался славный женский наряд: косоклинный сарафан - "китасник" либо "сукман". Универсальной обувью служили кожаные постолы, только, в отличие от славян, носили их не с онучами, а с узорными вязаными гольфами. И сейчас полный костюм гордо достаёт из сундука каждая женщина, которая поёт в хоре или идет на свадьбу. Признаться, впервые в жизни увидела, что же это такое, "постолы". В точности мокасины из кино об индейцах!

Красота одеяний сету была общепризнанной среди эстонок и русских, сетуские девушки сравнивались со стаей белых лебедей. О возможной смене народной одежды сами сетукезки говорили так: "Да разве это возможно? Ведь она красива, наши матери так одевались. Святая Дева Мария носила такую одежду!"

Как и жены викингов, женщины сету надевают на праздники множество серебряных нагрудных украшений, цепочек и монист, где главная - огромная конусообразная нагрудная пряжка сыльг с изображением Солнца, весьма похожим на знак бога Одина. Эти сокровища передаются из поколения в поколение, и всё это звенит нежнейшими переливами при танце и ходьбе. У замужних женщин вес серебряных уборов достигает 16 килограммов!

Фестиваль "Сетумаа знакомит людей с традициями древнего народа: обрядами, фольклором, народной кухней и, конечно, самими сетукезами - трудолюбивыми, музыкальными и очень приветливыми.

1000 лет вместе

На земле Сетомаа чудские племена веками соседствовали со славянами-кривичами, их поселения располагались черезполосно. Российские ученые относят возникновение первых поселений народов финно-угорской группы к 1 тысячелетию до н.э.

Когда по приказу Ивана Грозного языческие обряды стали караться, сету мирно приняли православие, а их старые боги так же мирно ужились с новыми в песнях и былинах - с тех пор сету и прозваны "полуверцами", ведь из-за незнания русского они не очень-то вникали в Писание. В начале 20-го века сету процветали, получив автономию, их стало 22 тысячи человек. В 1920 году по Тартускому договору все их земли отошли к Эстонии, а в 1940 - к СССР.

Коллективизация погубила народ. Деревни укрупняли, хутора срывали экскаваторами, бесжалостно отбирали всех домашних животных и орудия труда.
Татьяна Николаевна Огарева, собирательница и исследовательница истории сету, рассказывает: "Сету попали под общую сталинскую депортацию Прибалтики, были сосланы в Красноярский край - там и сейчас есть деревня выживших сету. Но под любыми ударами у них сохранялась какая-то благородная закваска: упорство, доброта, порядочность. Они были необыкновенно трудолюбивы, работали вместе, самоотверженно. Жили до 80 лет.

Приехав сюда, я была удивлена, что люди в наше время делают множество вещей для себя сами, по старинным методам. К родителям приезжали дети из Эстонии, тут же переодевались в рабочую одежду, вставали рядом и работали, да как! Косили рядами… Как удается так воспитывать детей, до сих пор не могу понять.

После войны всех загнали в колхоз, только в нем люди получали право сеять хлеб, картошку, овощи на своей земле для своей семьи. А зерно мололи в ступе, поскольку всех до одного мельников угнали в Сибирь. Уже в наше время один мельник по фамилии Рацев вернулся, восстановил мельницу, но на электричестве, а не водяную.

Жил здесь образованный крестьянин-сету Николай Иванович Таппер. У него, кстати, было два высших образования - Тартусский университет и сельхозакадемия. Работал агрономом. И вот как-то он мне говорит: "В Сигове наши предки жили не менее 500 лет. Раз народ уходит, давай хоть музей сделаем".
Поговорил с людьми, они стали приносить мне свои вещи. С тех пор летом я - хозяйка частного музея. А зимой… остается только играть для себя на пианино".

Лебедь, рак и щука хотят как лучше

В 90-е годы наконец пришло время собирать камни: появились общественные организации сету. Часто несогласные между собой, все они пытаются хоть что-то сделать.

Вот что пишет Илмар Вананурм, член собрания старейшин Конгресса сету, что в Эстонии: "Сейчас народ сету стремится в первую очередь к сохранению своей культуры и идентичности, а приходится ему выбирать между нынешними условиями жизни в России и "благополучной" ассимиляцией среди эстонцев. Все потому, что в 1993 году границу несправедливо провели по границе Эстонской ССР. Но мы не согласны с этой границей, разделивший и погубившей наш маленький этнос.

Сейчас в Печорском районе нет ни одной было сетуской школы. Когда нет школы, ты не можешь воспитывать детей на своем языке. Люди были вынуждены покинуть свои дома, ужасно плакали, но переселялись из России".

Легкий путь эстонизации не приемлет старейшина "Общества сету", что на Псковщине, Вера Яковлевна Нурметалло: "Нас осталось мало. Мы сетокезе. Где такой народ, который бы себя называл в ласкательной форме, так, как мы?
Между двух миров сохранили свой язык, песни, народную одежду, и свою внутреннюю культуру. И духовную силу, которой в нас часто и не подозревают.
Наша Сетумаа жестоко поделена между двумя странами, разрублена по живому, деля между собой родных без всякого здравого смысла. На российском КПП задерживают людей по 6-15 часов, а Эстония-то живущих за пределами двух приграничных уездов, вообще упрощенно не пропускает! А ведь там живет большинство наших родственников. И из переселившихся туда вышли такие "эстонцы", что некоторые даже забыли свои красивые сетуские имена - у эстонцев таких имен не было. Сету, который согласен на ассимиляцию, недостоин зваться сету. У него нет будущего. А нас не сбивайте с пути. Мы выбрали жить тут. Мы стары, и нам жить - в сегодняшнем дне, а не в несбыточных мечтах об отмене границ.

Через несколько лет будет уже поздно - не останется носителей старинной культуры. Будем дружны, споем вместе - тогда мы останемся и сохранимся!"
С 1945 года число сету упало в 10 раз, остались одни старики. Если бы удалось добиться возвращения той молодежи, чьи родители остались тут (а также их детей) - народ сету вырос бы в 2-3 раза.

Программа господдержки: хороша, да коротка?

По инициативе губернатора Псковской области Андрея Турчака 3 года назад была принята долгосрочная программа "Поддержка коренного малочисленного народа сету".

Выделив 30 миллионов на 4 года, сумели многое: раздать по 3000 руб. на каждого из 177 детей сету, и по 50 тыс. руб. четверым сету, вернувшимся из Эстонии.

Поправили две стариковских избы, 2 лета работал детский лингвистический лагерь (15 детей из Эстонии и 20 местных), занялись музеем-усадьбой: восстановили "Кухню бабушки Кюлаотс" - на Троицу в ней прошел настоящий Кирмаш, и хозяйка усадьбы Малле Богачева угостила гостей блюдами сетуской кухни. В 2014 в усадьбе оборудуют мастерские для занятий традиционными ремеслами, и можно будет начинать развивать этнотуризм.

Но из брошюры "Изборская крепость", из исследований Валентины Игнатьевой по истории родов и семейств сету, мы узнаем, какие копеечные дотации предлагают фермерам: по 1350 рублей за каждый обработанный гектар. Потомственный хуторянин Лео Арулепп говорит: "Приходится сокращать посевы. А молоко принимают по 9 руб. за литр, поэтому коров держать тоже стало невозможно. Я разуверился в возрождении деревни… Правда, та вера в свою землю, что давала силы в юности, передалась одному из сыновей - он предпочитает сельскую жизнь городской, любит землю, с техникой на ты… Может быть, у него получится?"
Хелью Маяк, член совета ассоциации финно-угорских народов, 18 лет возглавляет "Этнокультурное общество сето": "Госпрограмма нужна! В Печорской школе язык сето теперь изучается лишь факультативно, он на наших глазах уходит в историю. Хоть одна школа на языке сету должна быть! Нужны средства на дороги к нашим хуторам и кладбищам, и на открытие гостевых домов в музее, чтоб могли приезжать из Эстонии те, у кого тут, кроме родных могил, ничего не осталось.
Но этих денег очень мало. Вся наша работа - на энтузиазме. Собираемся, печем пироги, варим сыр, пытаемся восстанавливать международные связи посредством т.н. "народной дипломатии" - ведь если снять препоны на границе, еще многие сету вернулись бы в свои опустевшие дома. Но, в общем, народ сету и его культура в России пока живут. И надеюсь, что так будет и дальше. Тревожит, что в 2014 действие программы кончается, поэтому от имени всех сету хочу выразить надежду, что она получит продолжение".

Еще в 1987-м в Печорском районе жили 1500 сету. Осталось меньше 200. Наше Средиземье, раположившееся на стыке двух земель - русской и эстонской, вымирает. Окрестности Чудского озера, вдохновившие Рериха на знаменитый цикл полотен "Начало Руси", теряют свою душу вместе с населявшим их веками древним народом.