Красный день календаря

7 ноября 2013 10:00 / Политика

Если у многонационального государства нет национальной политики — национальные проблемы неизбежны.

Два убийства мигрантов, избиение нерусских пассажиров в метро, погром на Удельном рынке, где торгуют выходцы из Средней Азии, несколько массовых драк и крупных потасовок в разных районах — может быть, и это еще не все события 4 ноября — минувшего Дня народного единства в Петербурге.

Закономерного в них гораздо больше, чем случайного. Полиции, обычно достаточно лояльной к ультраправой молодежи, пришлось задержать за участие в различных несанкционированных акциях и массовых драках, по официальным данным, 56 человек, а по неофициальным — не менее 80. Три уголовных дела по серьезным статьям родились за сутки.

Даже если судить по сводкам новостей, День народного единства в этом году прокатился по северной столице более бурно и жестоко, чем в предыдущие годы. Правонарушения и преступления с коричневым оттенком фиксировались каждые два-три часа. Пусть окончательно с их причинами, мотивами и обвинениями следствию еще предстоит определиться. Но во всех случаях жертвами злоумышленников стали приезжие из стран ближнего зарубежья.

Тело 36-летнего гражданина Узбекистана с ножевыми ранениями бедер обеих ног нашли в понедельник прохожие у дома № 4 на улице Рихарда Зорге в Красносельском районе. По заключению врачей, мужчина скончался от обильной кровопотери. Обстоятельства его гибели выясняются. Возбуждено уголовное дело по ст. 111 ч. 4 УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека».

Убийство еще одного гражданина Узбекистана 4 ноября взялись расследовать правоохранительные органы Невского района. Его труп обнаружен вечером того же дня у станции метро «Рыбацкое». Неизвестные нанесли иностранцу несколько колото-резаных ранений различных частей тела, явившихся смертельными. Однако на месте преступления оказались установлены камеры видеонаблюдения, записи с которых изъяли и сейчас изучают оперативники. По информации, полученной в Главном следственном управлении СК РФ по Петербургу, в настоящий момент одна из основных версий — убийство на почве национальной розни. Видеокамеры зафиксировали стихийность нападения и то, что мигранта из Средней Азии изранили ножами молодые люди с короткими стрижками, в одежде, типичной для националистов.

Примерно полсотни парней такого же вида — короткостриженые, в куртках с капюшонами, натянутыми на лицо, в понедельник вечером с криками: «Где чурки?», «Один за всех и все за одного!» — ворвались в вагон метро на станции «Удельная» и принялись избивать руками и ногами людей с неславянской внешностью. Нападавшими были предположительно участники «Русского марша», возвращавшиеся с этой акции. По горячим следам полицейским задержать никого не удалось. Однако пассажиры метрополитена сняли процесс избиения на камеры мобильных телефонов. Подозреваемых в этом преступлении устанавливают следователи.

Между тем группа молодых людей, поднявшись из метро, попыталась устроить погром на Удельном рынке, где традиционно торгуют выходцы из южных республик. Подойдя к продуктовым рядам, налетчики растянули имперскую черно-желто-белую символику, вытащили дубинки и бейсбольные биты и начали размахивать ими, выкрикивая националистические лозунги. Перепуганные продавцы вызвали полицейских и частных охранников. Погром длился не более пяти минут. Налетчики успели опрокинуть пару лотков, после чего прибывшие наряды полиции задержали нарушителей порядка и доставили 86-й отдел.

Другую массовую драку предотвратили сотрудники службы «02» поздно вечером 4 ноября у станции метро «Лесная». Для этого десятки полицейских экипажей пришлось стянуть к кафе на Лесном проспекте, где в потасовке пострадал мужчина азиатской наружности.

Согласно сообщениям регионального ГУ МВД, еще два подобных инцидента прекратились после вмешательства полицейских патрулей в районе станции метро «Проспект Просвещения» (задержаны 15 агрессивно настроенных молодых людей) и у дома № 128 на Ленинском проспекте (задержаны 9 человек).

Главку в целом и центру «Э» в частности привычно вменяют в вину то, что «не все предусмотрели», «не обеспечили достаточные меры», «спустили на тормозах» и пр. Возможно, есть доля справедливости в этих оценках. Но только доля. Ситуация национальной нетерпимости (с обеих сторон) нагнетается давно, причем формально обоснованными и якобы адекватными мерами.

Налицо итоги. С одной стороны — фактически нерегулируемые притоки мигрантов, слабое и неработающее на практике законодательство в этой сфере, с другой — поощряемый сверху и приуроченный к 4 ноября «Русский марш», совпавший с ним многотысячный Крестный ход…

Похоже, процесс становится неуправляемым. Во время октябрьского празднования Курбан-байрама полиция не пререкалась с дерзящими ей мигрантами у мечети и демонстрировала если не бессилие, то терпимость и пассивность. Положение между двух неуправляемых стихий, в которое фактически загнаны сегодня правоохранительные органы, незавидно и не оставляет богатого выбора действий.

4 ноября. Марсово поле после митинга. Когда толпа расходится, видно пожилую женщину, увешанную наивными плакатами. Елена Осипова, бывший преподаватель школы искусств, нарисовала их еще к прошлому маршу, несколько лет назад. И опять не смогла промолчать. «Это так опасно. Ребята необразованны, их используют. К ужасу своему, я видела своих коллег-преподавателей в колонне».

Под текст

Их было много. По разным данным, от тысячи до двух. Красные, бело-желто-черные и черные флаги, портреты Сталина. Организаторы деловито обходили колонну, давали наставления: «Запрещено употреблять алкоголь, наркотики, курить в составе колонны. Не выбрасывайте руки в известном жесте. Встали на расстояние руки друг от друга». Многие с улыбкой протянули вперед прямую руку. Четкий шаг. Барабаны. «Русские, вперед! Русские, вперед!», «Меньше мигрантов, чище воздух!».

Колонна движется в сторону Троицкого моста. Движение по нему перекрыли.

«Долой оккупантов и мигрантов!» — несется над Невой. Прохожие выглядывают из-под зонтов. «Бабушка, что это?» — Бабушка, думая о чем-то своем: «Саша, так праздник же…»

«Россия для русских!»

«Говорили, что будет шествие. Но я что-то не пойму — а где священники?» — две барышни поднимаются на поребрик, чтобы захватить в объектив бодро шагающую толпу. В колонне: «Не надо маску, за это менты могут задержать. Шарф повыше натяни. За шарф не прикопаются».

«Один за всех!» — яростно орут парни в трениках. «…И все за одного!» — дребезжащими голосами подхватывают тетеньки в шляпках, несущие транспаранты со славянской вязью. Что объединяет их с подростками с разбитыми телефонами? Разбитые надежды?

Мальчик лет десяти идет в колонне за руку с отцом, шарф натянут до самых глаз, папа позирует фотографам, приобняв его за плечи.

На Марсовом поле начинается митинг. Бывший глава Комитета по здравоохранению Александр Редько призывает русских не делать аборты и рожать, но поддержки в толпе не находит. Ораторов, философствующих об особенностях национальной политики, слушают в основном журналисты, плотным кольцом выставившие камеры вокруг грузовичка-трибуны. Участники марша оживляются, только когда им в лицо кидают призывы. «Вам нужны мигранты?!» — «Не-е-ет». «Слава Руси!» — яростно кричит девушка, старательно понижая тоненький голос. Парни в черном пересмеиваются, поздравляют друг друга. Бессмысленный праздник они наполнили своим содержанием.

С разрешенного митинга такими же стройными колоннами они пошли бить тех, у кого денег и перспектив еще меньше.