Материалы петербургской редакции доступны на сайте федеральной «Новой газеты»
Операция «Шапочки»

Операция «Шапочки»

16 января 2014 17:16 / Общество / Теги: закс

«Новая» попыталась вручить депутатам петербургского Заксобрания, поддержавшим «антисиротский закон», открытки, в которых спрашивала, сколько малышей усыновили парламентарии и когда они последний раз навещали сирот в детском доме. И вот что из этого вышло.

В конце прошлого года мы рассказали историю 8-летней Леры с синдромом Дауна, которую мечтала удочерить американка Катрин Моррис. Из-за «закона Димы Яковлева» и Лера, и Катрин остались у разбитого корыта. Лера — в детдоме, без перспектив обрести семью, Катрин — с альбомом фотографий, где она с почти дочкой качается на качелях. 

Катрин не сдалась — она по-прежнему пишет американским сенаторам и пытается достучаться до Обамы, чтобы тот попросил президента РФ отменить жестокий закон. К Рождеству Лере и ее подружкам она связала смешные шапочки, которые с совершенно сумасшедшей оказией Калифорния — Вашингтон — Варшава — Москва — Петербург успели к празднику в детский дом. Журналисты «Новой» стали последним звеном в операции под кодовым названием «Шапочки»: мы встретили посылку на Московском вокзале и отвезли в детский дом. Малыши весело примерили шапочки, Катрин полюбовалась на фотографии, которые мы выложили в фейсбуке… и всё. 

Дорогой депутат! 

Спасибо за это нужно сказать в том числе депутатам петербургского Заксобрания, которые год назад отказались обратиться к Владимиру Путину с просьбой не принимать «закон Димы Яковлева». 21 депутат был за, но 26 — против. При этом они не стали нажимать кнопку «против», а просто не стали голосовать. То есть трусливо промолчали. 

Голосование тогда шло в поименном режиме, поэтому год спустя мы решили послать «героям» открытки, текст которых начинался словами: «На открытке, которую вы держите в руках, фотография восьмилетней Леры….» Мы попросили депутатов рассказать, когда они в последний раз навещали детский дом, какой, как зовут детишек, с которыми общались, о чем малыши им рассказывали. «Не возникло ли у вас желания, как у американки Катрин Моррис, усыновить больную девочку или мальчика? Или вы, возможно, уже сделали это в прошлом году?» — интересовались мы. 

Вышел через внутреннюю дверь 

Согласитесь, для депутатов, которые, судя по их речам, готовы ради российских сирот рвать американцев, как Тузик грелку, вопросы вполне безобидные. 

Учитывая, что петербургские депутаты не слишком большие трудоголики и первое пленарное заседание у них назначено на 22 января, выловить их в коридорах Мариинского дворца до этой даты оказалось не так-то просто. По большей части пришлось довольствоваться помощниками, большинству из которых, судя по реакции, было до лампочки, чего мы хотим: главное, чтобы вопросы были прописаны в открытке и им ничего не пришлось запоминать. У нескольких депутатов дверь в разгар рабочего дня вообще была заперта на замок, и мы оставили открытки в дверях. 

Застать на рабочем месте удалось лишь единороссов Анастасию Мельникову и Елену Киселеву. Мельникова обещала ответить на вопросы письменно, а Елена Киселева заявила, что никого за год не усыновила, потому что в силу возраста боится не успеть вырастить. Детскому дому на своей территории Киселева, по собственным словам, помогает, привлекает спонсоров и сама частенько туда ездит. Детали пообещала сообщить письменно. 

Депутат Елена Киселева о помощи детям обещала рассказать в письменной форме.

К слову, Виталий Милонов, которого мы ЗакСе тоже не застали, усыновил ребенка в начале сентября. К чести парламентария, эту новость он не афишировал. Об этом стало известно после интервью, в котором Ксения Собчак, обсуждая с депутатом «антисиротский закон», парировала: мол, а у вас самого приемные дети есть? «У меня есть усыновленный ребенок. И он нездоров», — коротко ответил Милонов.

Помощница вице-спикера Сергея Анденко испугалась, не принесли ли мы ее шефу в конверте взрывчатые вещества. Другая помощница Анденко пошла узнавать, не примет ли он журналиста с открыткой. Но через пять минут вышла из кабинета и сообщила, что Сергей Анатольевич внезапно через черный ход ушел на совещание Бюджетно-финансового комитета. Простите, мы не поверили. Дело в том, что за несколько минут до этого глава БФК Константин Сухенко сказал нам по телефону, что не может получить открытку лично в руки, поскольку находится далеко от Мариинского дворца. 

Впрочем, отсутствие на рабочем месте не освобождает от нужды ответить на вопросы «Новой». Просим считать открытку с фотографией маленькой девочки официальным запросом.