Кому — шанс на жизнь, а кому — черную метку

Кому — шанс на жизнь, а кому — черную метку

16 января 2014 17:30 / Общество

В Москве готовится распорядительный документ о возвращении в федеральное ведение Баболовского парка.

Под Старый Новый год те, кто вел себя хорошо, получили подарок: стало известно о готовности федеральных властей передать под крыло ГМЗ «Царское Село» Баболовский парк и уже в этом году выделить на его содержание 40 миллионов рублей. Те, кто вел себя плохо, получили черную метку: впервые на памяти специалистов комиссия Минкульта отказала в переаттестации эксперту, чьи работы имели печальные последствия для объектов культурного наследия.

Чиновничья распродажа: пять с полтиной за квадрат

О возможной перемене участи многострадального Баболовского парка стало известно из ответа Министерства культуры, поступившего на обращение депутата Госдумы Оксаны Дмитриевой. В нем, в частности, подтверждается ранее выраженная министерством позиция — о целесообразности передачи памятника в федеральное ведение для последующего его закрепления за музеем-заповедником «Царское Село». В связи с этим в адрес губернатора Петербурга направлено обращение, готовится распорядительный акт правительства РФ, а в федеральном бюджете на 2014 год на содержание и охрану объекта предусмотрены дополнительные ассигнования в размере 40 миллионов рублей.

Баболовский парк — памятник садово-паркового искусства XVIII–XIX вв. федерального значения общей площадью 268,6 га. Объект всемирного наследия ЮНЕСКО. До 2008 года находился в федеральной собственности.

Передача памятника в ведение Петербурга не принесла ему ничего хорошего — денег на восстановление парка и относимых к нему архитектурных и инженерных сооружений, сильно пострадавших во время войны, в городской казне не находилось. Зато «команда молодых менеджеров» эпохи Матвиенко смогла, как можно предположить, неплохо заработать на предоставлении частей парка под застройку.

Один из участков был выделен под проект ЗАО «Царскосельский гольф-клуб Санкт-Петербург». Но в сентябре 2012 г. ЗАО подало иск о собственном банкротстве, и тремя месяцами позже правительство Петербурга отменило выпущенное в 2008 г. постановление о строительстве.

Куда более плачевные последствия имел второй эпизод. Участок площадью почти 23 га, на котором законом была разрешена только сельскохозяйственная деятельность, принадлежал на правах бессрочного пользования кооперативу «Цветы». После его банкротства в 2003 г. девять расположенных на участке зданий были проданы городом (счастливым приобретателем стало ООО «Базис», по такой же схеме завладевшее в том же году куском Таврического сада). Затем «Базис» выкупил участок. Город расстался с ним без лишнего шуму и сожалений, сбыв по цене 5,47 рубля за квадратный метр.

Прокуратура Петербурга, в прошлом году исследовавшая обстоятельства этого дела (также в связи с обращением Оксаны Дмитриевой), сочла такую цену далекой от рыночной. А кроме того, указала на недопустимость продажи в принципе: КУГИ, по мнению надзорного ведомства, грубо нарушил законодательство, поскольку состоящие в Списке всемирного наследия объекты не подлежат отчуждению из государственной собственности.

Первый пошел, остальным приготовиться

Нынешний владелец — шведская компания Steelmar Scandinavia AB, к которой участок отошел в 2005 г. через две перепродажи, — формально может считаться «добросовестным приобретателем». С аналогичной добросовестностью компания подошла к получению обоснований сооружения 71 индивидуального жилого дома на территории парка-памятника, где законом новое строительство запрещено. Дозволяется лишь приспособление под современное использование с обязательным сохранением предметов охраны. Эти самые предметы были определены еще в 2006 году — экспертизой, заказанной КГИОП и выполненной мастерской «ВЕГА» (эксперты Е. А. Шарова и М. Е. Мясникова). К предметам охраны, в частности, была отнесена объемно-пространственная композиция парка. В 2012 г. шведская компания заказывает той же «Веге» новую экспертизу. К ее исполнению, помимо Шаровой и Мясниковой, на этот раз подключаются еще Е. А. Степанова и Э. Л. Иониди. А по итогам делается вывод о допустимости анонсированного строительства — не смущаясь доказательством того, что водружение 71 коттеджа не изменит историческую объемно-пространственную композицию парка. КГИОП, резонно расценивший представленную экспертизу как выполненную недобросовестно и с нарушением предъявляемых законом требований к ее проведению, в согласовании отказал. Владелец участка обратился в арбитражный суд — и тот, как ни удивительно, его иск удовлетворил (подробнее см. № 37 за 2013 г.). Попытки КГИОП отстоять интересы памятника потерпели фиаско во всех трех инстанциях. Явившиеся в комитет судебные приставы потребовали разработать и выдать застройщику задание на проектирование. П0ервый представленный вариант, не содержавший посылок к появлению на территории памятника коттеджного поселка, истца не удовлетворил. Приставы явились повторно, понуждая КГИОП изменить задание так, чтобы в нем было прямое указание на новое строительство. Попутно комитет инициировал свой иск — дабы принудить владельца участка к заключению охранных обязательств. Но суд посчитал, что истцом не соблюден досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, и оставил иск без рассмотрения.

Избранная же последним манера общения едва ли оставляет возможность для такого урегулирования. Как говорят в комитете, в ответ на посылаемые им варианты охранных обязательств приходят откровенно издевательские послания, содержащие ернические комментарии к едва ли не каждому пункту. В этих письмах старожилы комитета угадывают знакомую руку — одного из бывших замов Веры Дементьевой. Предполагая, что шведскую фирму через посредника консультирует именно этот персонаж (погоревший недавно на вымогательстве взятки с держательницы лотка с орешками для белочек). Юрист он, конечно, неважнецкий, замечают бывшие сослуживцы, но зато хорошо знает всю кухню комитета и возможные слабые места.

Упомянутая выше эксперт Эрида Иониди, кстати, тоже бывший сотрудник комитета — при Вере Дементьевой она возглавляла отдел приватизации Управления инвестиционных программ, экспертизы и приватизации памятников КГИОП; а ныне служит директором Дома архитектора.

Госпожа Иониди ославилась участием в целом ряде историй. Она значится исполнителем экспертизы по Вавиловскому саду с дендрарием (выполнена по заказу компании Тофика Гасанова «Ракурс» группой в составе Б. М. Кирикова, М. С. Штиглиц и Е. И. Лущеко), которую КГИОП также оставил без согласования, после чего инвестор инициировал судебную тяжбу. Из других адресов в г. Пушкине — дом 18 по Малой улице, здание Царскосельского дворцового правления (арх. С. А. Данини), снесенный подчистую по итогам экспертизы Эриды Иониди, Александры Аверьяновой и Елены Лущеко. В компании с Лущеко госпожа Иониди выполнила и экспертизу по Дому Абазы — исключающую из перечня предметов охраны объекты второго двора, включенные туда благодаря ранее согласованной КГИОП экспертизе, сделанной по инициативе защитников дома. Сопоставление этих двух экспертиз привело к настоящему скандалу: сторона Лущеко — Иониди утверждала, будто бы экспертиза градозащитников была согласована КГИОП с условием: «исключая предмет охраны». Хотя в штампе согласования комитета, уцелевшем без дописок на авторском экземпляре экспертизы, это условие отсутствует.

Фамилия Иониди значится и в составе группы, выполнившей экспертизу по домам Челищева и Линдес (Английская наб., 62–64, Галерная ул., 63–65), обосновавшей допустимость приспособления и реконструкции с изменением габаритов почти всех дворовых корпусов — что, по сути, предопределило их снос.

И в составе группы, изготовившей экспертизу по проекту реконструкции корпусов Мариинской больницы, с надстройкой и размещением многофункционального центра — с обоснованиями допустимости сноса трех исторических строений и сооружения нового корпуса высотой 25 метров (такое соседство с Кваренги было оценено как «логичное развитие существующего больничного корпуса»).

Депутат Дмитриева, ознакомившись с представленными защитниками наследия материалами, поставила перед Министерством культуры вопрос о соответствии такого «специалиста» требованиям, предъявляемым законом к исполнителям госэкспертиз (в числе которых независимость, объективность и проч.). В ответе, поступившем за подписью замминистра Пирумова, сообщается: в связи с истечением срока полномочий и прохождением переаттестации Аттестационная комиссия Минкульта рассмотрела кандидатуру Иониди Эриды Леонидовны и приняла решение отказать ей в продлении статуса эксперта по проведению госэкспертизы.

Можно ожидать, что аналогичные решения воспоследуют и в отношении других ославившихся экспертов, следующих в одном фарватере с флагманом Татьяной Славиной.

Зеленые перспективы

Комментируя возможную передачу Баболовского парка в федеральную собственность с последующим закреплением за ГМЗ «Царское Село», зампредседателя КГИОП Ольга Милица поясняет: «Этот акт, к сожалению, не способен защитить от застройки ту часть парка, что уже не находится в собственности Петербурга, а принадлежит компании Steelmar Scandinavia. Но, мы надеемся, обещаемое финансирование поможет привести в порядок остальную часть Баболовского парка и расположенные на ней объекты, на поддержание которых у города не было и нет достаточных средств.

Впрочем, остается шанс на успех другого тактического хода, предпринятого в интересах защиты проданного участка: Законодательное собрание поддержало поправку депутата Алексея Ковалева, возвращающего всю территорию Баболовского парка, без изъятий, в перечень зеленых насаждений общего пользования (где также запрещено новое строительство). Документ в такой версии уже выдержал три чтения в городском парламенте, но по непонятным причинам до сих пор пока так и не подписан губернатором.



vkontakte twitter facebook youtube

Подпишись на наши группы в социальных сетях!

close