Отстоявшие Ленинград воюют за блокадную подстанцию
Фото: из группы ВКонтакте "Блокадная подстанция".

Отстоявшие Ленинград воюют за блокадную подстанцию

23 января 2014 18:29 / Общество / Теги: памятники, смольный

Блокадники призывают Владимира Путина не уничтожать трамвайную подстанцию, а создать в ее стенах музей.

27 января верховный главнокомандующий будет принимать военный парад, посвященный 70-летию полного освобождения Ленинграда от блокады. Традиционно возложит цветы на Пискаревском мемориальном кладбище, встретится с избранными ветеранами. Блокадники, у которых нет особых надежд на личную встречу с главой государства, обращаются к нему через газету — призывая Владимира Путина защитить от уничтожения блокадную трамвайную подстанцию и создать в ее стенах филиал Музея обороны и блокады Ленинграда.

«Наш голос все меньше слышен…»

Кирилл Кон, Евгений Гостев, Людмила Эльяшова, Вера Рогова, Лариса Мичурина — они и еще многие, многие другие наши ветераны, блокадники (назвать бы каждого!) держат оборону этого здания на Фонтанке который год. Собирают подписи, пишут обращения к руководству города и страны, вместе с молодыми градозащитниками выходят на акции памяти. Превозмогая болезни, отгоняя прочь подступающее отчаяние.

«Нас, участников и свидетелей страшных блокадных лет, с каждым годом становится все меньше, собираться нам все труднее, и наш голос все меньше слышен. К сожалению, наши прежние обращения никак не повлияли на судьбу здания подстанции, которая по-прежнему остается без государственной охраны под угрозой полной реконструкции… Сегодня мы вновь собрались у этого здания, чтобы быть услышанными. Пожалуйста, проявите политическую волю. Сохраните для потомков один из немногих подлинных памятников героизма блокадников в центре Санкт-Петербурга», — в очередной раз писали они Георгию Полтавченко год назад.

Ветераны обращали внимание, что в центре Петербурга не так много осталось мест, где увековечен подвиг защитников блокадного города. Надпись на доме 14 по Невскому, репродуктор на углу Малой Садовой, Дом радио на Итальянской, памятный знак у спуска к месту блокадной проруби на Фонтанке да стоящая неподалеку тяговая подстанция — давшая ток первому пассажирскому трамваю, что вышел на улицы города после страшной зимы 1941/1942 гг.

Они, живые свидетели тех событий, предлагали включить последний адрес — наб. Фонтанки, 3а — в маршрут памяти, «по которому можно водить детей, преподавая им уроки мужества и воспитывая любовь к городу и Отечеству».

Из Смольного ответили — у инвестора имеются все согласования, необходимые для строительства отеля на месте подстанции, а посвященных героизму ленинградцев мемориальных досок у нас и так уже более шестидесяти. Заверив попутно: «Сохранение памяти о героических и трагических страницах блокадного Ленинграда является важнейшим направлением деятельности исполнительных органов государственной власти Санкт-Петербурга по патриотическому воспитанию подрастающего поколения».

"Экспертизой «Арт-Деко» историческое значение подстанции не рассматривалось вовсе — хотя хранимая ее стенами память об одном из самых знаковых моментов ленинградской блокады должна служить бесспорным основанием для обретения государственной защиты".

Реконструкция со сносом

К нынешнему юбилею в рамках такого воспитания предлагается «реконструкция жизни блокадного города» («Всех участников ждут песни под гармонь, флэшмобы, чтение стихов и парные танцы», — обещают официальные релизы). Тем, кто прошел через реальный ад и выстоял тогда, теперь обещают выдать из городской казны по 3 тысячи рублей. А тех, кто не просто пойдет поглядеть на парад, но попадет на гостевые трибуны, одарят еще и утепленными стельками.

Блокадница, член совета ветеранов Центрального района Лариса Михайловна Мичурина сомневается, что ей представится возможность лично пообщаться с верховным главнокомандующим. Хотя сказать Владимиру Путину есть что: «Мы к президенту тоже обращались с просьбами сохранить блокадную подстанцию, но без толку. А если бы случилось оказаться лицом к лицу с Владимиром Владимировичем, я бы вот что ему сказала. Мы общими силами отстояли трамвайный парк на Васильевском острове, вместе отбились от газпромовской «кукурузы». Нашу правоту признали в конце концов и власти — оба опасных проекта были отменены. Сегодня мы продолжаем сражаться за подстанцию на Фонтанке. Это живая память о подвиге ленинградцев. Тут наша радость и боль, все вместе слито. Сегодня многим из нас уже перевалило за 80. Почему мы все еще воюем? Воюем, отстаивая ценности мирового уровня. Наши памятники и так уже утопают в высотках новостроек. Нельзя допустить, чтобы очередной отель влез в панораму Михайловского замка. Здание тяговой подстанции обязательно должно быть сохранено, а в его стенах нужно устроить музей. Такое решение и было бы для нас настоящим подарком. Никакими «реконструкциями» не воспитать патриотизма, если при этом уничтожаются подлинные свидетельства нашей истории и беспримерного подвига народа».

Кто же они — те другие, с кем приходится сегодня воевать ветеранам? По другую сторону фронта оказались хорошо знакомые Владимиру Путину люди: министр транспорта Максим Соколов и бывший вице-губернатор Петербурга Александр Вахмистров, ныне — председатель правления «Группы ЛСР», основным владельцем которой является бывший сенатор Андрей Молчанов.

К «Группе ЛСР» право на реконструкцию подстанции перешло с покупкой ООО «Ройял Гарденс Отель», которому этот объект предоставили в 2009 г. Это ООО — стопроцентная «дочка» «Корпорации С» Василия Сопромадзе, где с 1999 по 2004 г. Максим Соколов трудился генеральным директором. Операция по превращению блокадной подстанции в фешенебельный отель стартовала в 2007-м — именно тогда «Корпорацией С» были заказаны разработка временного регламента застройки и проекта планировки участка на Фонтанке. Тогда же начали заручаться согласием нужных ведомств. Так, было получено письмо за подписью замруководителя Управления Росохранкультуры по СЗФО А. Б. Шухободского. Где сообщалось, что Управление принципиально не возражает против «регенерации» исторической тяговой подстанции под гостиницу с подземной автостоянкой. При этом обращалось внимание, что рассматриваемая территория «в основном находится в границах объекта культурного наследия федерального значения «Ансамбль Михайловского (Инженерного) замка» и любые работы, не связанные с сохранением объекта, на этой территории запрещены».

Перейдя на госслужбу, господин Соколов содействовал успеху близкого ему предприятия. Уже в качестве главы инвестиционного комитета обосновывал законность проекта и его чрезвычайную привлекательность для города. Похоже, не оставил он своих хлопот и перебравшись в министерское кресло — во всяком случае, именно на лоббистские усилия господина Соколова намекали чиновники Смольного, сетуя на давление, под которым приходилось выдавать очередные согласования. Изрядно унавозил почву под посадку будущего отеля и господин Вахмистров. Попутно обеспечив себе гостеприимный запасной аэродром («Группе ЛСР» есть за что быть ему благодарным и помимо данного проекта).

В ту пору, когда Александр Вахмистров курировал КГИОП, комитет, опираясь на выполненную «Арт-Деко» историко-культурную экспертизу, принял решение об отказе во включении в госреестр памятников здания подстанции. Хотя ранее в своих официальных ответах признавал, что подстанция на Фонтанке «представляет собой редкий в центральный районах Санкт-Петербурга образец производственного сооружения, решенного в приемах конструктивизма». Теперь же здание оценивалось как диссонирующее, «реконструкция» (читай — демонтаж) которого послужит регенерации среды.

Наверное, излишне объяснять, почему при этом аналогичные выводы не были сделаны в отношении стоящего рядом здания (наб. Фонтанки, 1) — выстроенного той же «Корпорацией С» в охранной зоне Михайловского замка и признанного градостроительной ошибкой.

Построенное же по экспериментальному проекту архитектора Кохановой здание подстанции специалисты оценивают чрезвычайно высоко — причисляя к первой десятке лучших образцов конструктивистской застройки Ленинграда 20 — 30-х годов и улавливая в ее архитектурном решении «отголоски Малевича» (см. интервью с искусствоведом Сергеем Фофановым — № 26 за 2009 г.). В 2010-м и Росохранкультура, «разделяя обеспокоенность» градозащитников, обратится в КГИОП с предложением включить подстанцию в госреестр, но — безрезультатно.

Характерно, что экспертизой «Арт-Деко» историческое значение подстанции не рассматривалось вовсе — хотя хранимая ее стенами память об одном из самых знаковых моментов ленинградской блокады должна служить бесспорным основанием для обретения государственной защиты.

Мы не отступим, пока мы живы

Именно эту память, как видно, теперь торопятся прикончить. В разгар юбилейных приготовлений со здания подстанции исчезла мемориальная доска. Пропажу обнаружили активисты «Охтинской дуги», пришедшие сюда в День прорыва блокады возложить цветы. Поднявшийся скандал заставил уже через день вернуть доску на место.

Воспоследовавшие комментарии выглядели неуклюжей попыткой замести следы покушения на святое. ГУП «Горэлектротранс» (в управлении которого находится здание) поспешил заверить, что мемориальную доску снимали «по техническим причинам», а теперь вот привели в порядок и установили на прежнее место. Что это за технические причины, какой такой невидимый глазу порядок был наведен за сутки, пояснить не смогли.

В тот же день комиссия петербургского парламента по образованию, культуре и науке обратилась к губернатору Георгию Полтавченко с просьбой провести по заказу города историко-культурную экспертизу, обосновывающую включение блокадной подстанции в госреестр памятников истории и культуры. «Какие бы решения ни были приняты, мы будем отстаивать блокадную подстанцию до победного конца, — говорит Лариса Михайловна Мичурина. — Пока мы живы, мы не уйдем с этой линии обороны города».

Продолжать держать эту линию обороны вместе с блокадниками обещают и уже вставшие в их строй депутаты, историки и поэты, краеведы и журналисты, вагоновожатые и рабочие, градозащитники разных поколений — от ВООПИиК и созданной в середине 1980-х Группы спасения памятников, до «Живого города» и «Охтинской дуги». 

Верховному главнокомандующему предстоит определиться: он-то чьих будет? Ветераны еще надеются, что судьба символа доблести и несгибаемого мужества ленинградцев ему должна быть дороже бизнес-интересов бывших и здравствующих чиновников. Молодые верят только в силу сопротивления. Ну и в любовь, конечно. Она у них со стариками общая. Настоящая. Не нуждающаяся в реконструкции.

Нет комментариев

К этому материалу еще нет комментариев

Написать комментарий

Вы также можете оставить комментарий, авторизировавшись.