Несносный
Фото: Александр Петросян.

Несносный

2 февраля 2014 19:23 / Политика / Теги: законопроект

Законопроект о моратории на застройку двух столиц — популистский трюк самого юного сокола Жириновского

27-летний депутат от ЛДПР, выпускник Пограничного института ФСБ России Виталий Золочевский вдруг озаботился защитой культурного наследия. Результатом этого стихийного переживания стало внесение в Госдуму проекта федерального закона, запрещающего снос старых и появление новых зданий в Москве и Петербурге. Инициатива эта, однако, ни застройщиков не напугала, ни градозащитников не обрадовала. И те и другие полагают, что у популистского и безграмотного законопроекта нет шансов обрести юридическую силу.

Объявить достоянием россиян

В минувший вторник депутат Золочевский внес на рассмотрение нижней палаты проект федерального закона "Об обеспечении устойчивого развития и защите архитектурного достояния городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга". Именно их, не поясняя критериев отбора и не утруждаясь профессиональной оценкой состояния сохранности, парламентарий вычленил в качестве "двух наших главных исторических городов". Оба города предлагается объявить национальным достоянием всех граждан Российской Федерации (хотя для Петербурга уже давно взяли шире: наш исторический центр вкупе с ансамблями и памятниками пригородов де-юре четверть века как признан достоянием всего человечества – объектом всемирного наследия).

На их территориях запрещается снос и реконструкция объектов, построенных до 4 ноября 1955 года или по проектам, разработанным до этой даты. Рубеж определен известным постановлением "Об устранении излишеств в проектировании и строительстве" – после выхода которого, по мнению Золочевского, города и веси нашего отечества пополнялись лишь не представляющими ценности объектами, созданными по типовым проектам. Хотя, помимо упомянутых им хрущевок, в эти годы появлялись и весьма самобытные архитектурные сооружения. В 2008 году президиум Союза архитекторов Петербурга даже принял декларацию "Спасем незащищенное": в ней содержался призыв взять под охрану незаслуженно относимые к малоценной застройке памятники и ансамбли второй половины ХХ века (как Морской вокзал, ансамбль площади Победы, спорткомплекс МПС на Кронверкском пр., 9, и др.).

Запрету подлежит и новое строительство на участках, свободных от объектов капитального строительства, с оговоркой: "За исключением воссоздания утраченных" (причем, как можно понять, всех без разбору – дата их сооружения не указана, не берутся в расчет ни ценность, ни наличие достоверного описания, позволяющего избежать создания вольных вариаций). Там же, где объекты капитального строительства имеются, новое строительство "допускается исключительно на месте данных объектов и исключительно в габаритах, не превышающих габариты существующих объектов". При этом оговаривается, что для Москвы (в границах Камер-Коллежского Вала, а также в границах зон охраны объектов культурного наследия) разрешается только воссоздание того, что размещалось здесь до 1956 года. В отношении обоих городов – если речь не идет о воссоздании – высота нового объекта ограничивается 23 метрами, этажность – пятью.

Законодательная инициатива — плод совместного мозгового штурма, предпринятого Золочевским с муниципальными депутатами Москвы и членами рабочей группы «Муниципальный контроль» при Госдуме. Похоже, вся эта компания имеет весьма смутное представление даже об используемых в их законопроекте ключевых понятиях. Фото с сайта ldpr12.ru.

Садись, двойка

Размах депутатской инициативы охватывает и территории, вошедшие в границы Москвы 1 июля 2012 г., Московской и Ленинградской областей – там застройка свободных участков запрещается без всяких оговорок. А на участках, где имеются здания и сооружения, ее высота также ограничивается 23 метрами. Не остались без контроля Виталия Золочевского даже территории "за пределами административных границ городов Московской и Ленинградской областей", на которых для нового строительства им определен предел в 15 метров (3 этажа).

С какого потолка взяты эти максимумы в 23 и 15 метров, без оглядок на ландшафт, непонятно. Юный жириновец, как можно судить по официальной его биографии, не архитектор и не специалист в области охраны наследия, он юрист. Но и юрист, похоже, еще тот – не сомневающийся в том, что в федеральный закон об особых нормах для Москвы и Петербурга можно чохом вписать ограничения для прочих самостоятельных субъектов Российской Федерации, каковыми пока что являются Московская и Ленинградская области.

Поясняется, что данная законодательная инициатива – плод совместного мозгового штурма, предпринятого Золочевским с муниципальными депутатами Москвы и членами рабочей группы "Муниципальный контроль" при Госдуме. Похоже, вся эта компания имеет весьма смутное представление даже об используемых в их законопроекте ключевых понятиях.

Так, под "историческим обликом" ими предлагается понимать облик города, сложившийся при размещении объектов капитального строительства, построенных до 4 ноября 1955 года или по проектам, разработанным до этой даты. Хотя исторический облик – это не просто набор зданий, появившихся до какого-то года. Но и среда, городской ландшафт, планировочная структура, соотношение застроенных и открытых пространств, доминант и горизонталей, много чего еще. Термин "реставрация" раскрывается как "сохранение существующего либо восстановление более раннего облика". А такой подход прямо противоречит положениям Венецианской хартии, предписывающей сохранять наслоения разных эпох, привнесенные в архитектуру памятника.

То же незнание предмета проявляется и в случае с "воссозданием". Под ним предлагается понимать сооружение нового объекта на месте утраченного в строгом соответствии с его местоположением, габаритами и внешним видом.

Используемые при этом технологии и строительные материалы не учитываются – хотя такое пренебрежение может быть чревато не меньшими бедами для исторического облика, чем вольности по части габаритов. Специалисты давно говорят об этой проблеме, предлагая закрепить в Градостроительном кодексе положения, касающиеся как раз регламентации использования строительных материалов. Прояви законотворец минимальное любопытство и загляни он в Венецианскую хартию (совсем не утомительное чтение, коротенький документ в полторы странички), мог бы уяснить: воссоздание принимается как исключительная мера, при достаточно веских обоснованиях и наличии не вызывающих сомнений документов, подробных описаний утраченного объекта ("реставрация прекращается там, где начинается гипотеза").

Летите, соколы, летите

В условиях, когда тысячи подлинных памятников гибнут в отсутствие средств не только на реставрацию, но даже на первоочередные работы по их консервации, выбранный разработчиками законопроекта вектор на тотальное сооружение имитаций представляется опасной глупостью.

Не выдерживают критики и предложенные ограничения на новое строительство не только в исторических центрах столиц и охранных зонах, но на всей территории Москвы и Петербурга в их административных границах, с захватом областей и даже шире.

Неудивительно, что эта депутатская инициатива была воспринята градозащитниками обоих городов скептически. "Архнадзор" готов был бы поддержать запрет на снос в охранных зонах, но не видит смысла в запрете строительства на территориях, не обремененных исторической застройкой. В "Живом городе" добавляют, что разумнее было бы довести до ума нормативы, разработав специальные СНиПы для зон исторической застройки, ликвидировать имеющиеся дыры в законодательстве, позволяющие вольно трактовать такие понятия, как "регенерация исторической среды", "реконструкция" и "приспособление к современному использованию". Недоумение активистов вызывает и то, как при тотальном запрете на новое строительство возможно обеспечить требуемое количество детских садов и прочих социальных объектов. Вызывает сомнение и требование воссоздания любых, без разбору, построенных до 1955 г. зданий и сооружений – в том числе возведенных из каких-нибудь шлакоблоков домов или культовых объектов, на месте которых давно существует парк или сквер (зачастую единственная в микрорайоне зеленая зона).

По мнению специалистов в области наследия, правовая база для защиты исторической городской среды имеется. Так, Петербург имеет статус "исторического поселения" (требуется проработать и согласовать предметы охраны), региональным законодательством в историческом центре уже запрещен снос зданий постройки до 1917 года, а в прочих районах – до 1957-го. Усилить линию защиты можно, используя и сейчас предоставляемые федеральным законодательством способы – например, наделив Петербург статусом "достопримечательное место". Что, кстати, настоятельно рекомендует нам сделать и Центр всемирного наследия. Вот только разработкой необходимой для этого документации власти упорно не желают заниматься. В условиях, когда не исполняются действующие законы и не используются предоставляемые ими возможности, появление нового – да еще такого безграмотного, явно слепленного наспех – делу не поможет. Хотя и вреда от инициативы Виталия Золочевского, пожалуй, не будет – эксперты оценивают законопроект как заведомо непроходной. Замечая при этом, что поднятая вокруг него шумиха послужит привлечению внимания к проблеме защиты наследия. После чего, возможно, легче будет провести действительно нужные изменения.